вверх

Форум Великолукских любителей собак... и не только...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Великолукских любителей собак... и не только... » В помощь владельцам собак » Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак


Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Анастасия Всеволодовна Никольская
Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак

Вот некоторые  отрывки из книги.........

3.7. Отклонения поведения, вызванные личностными особенностями хозяев или их неопытностью

В данном разделе речь пойдет об отклоняющемся, с точки зрения владельцев, поведении животных, которое не является аномальным по механизмам формирования. К такому поведению можно отнести агрессию, поведение с целью привлечения внимания и фрустрацию породных поведенческих признаков.

3.7.1. Агрессия

Чаще всего хозяева жалуются на агрессию, проявляемую собаками в отношении членов семьи, и особенно в отношении детей. Причем проблема агрессии собак по отношению к людям становится все более острой.
Важно отметить, что, если в результате дифференциальной диагностики не выявляется отклонений в поведении собаки, вызванных органическими заболеваниями головного мозга или расстройствами психики, то мы вправе предположить, что агрессивное поведение вызвано неопытностью владельцев. Такая неопытность может проистекать из незнания психологии собаки и неумения построить отношения собаки со всеми членами семьи.
В приложении 4 приводятся данные о количестве укусов людей собаками по Москве за последние 10 лет.
Необходимо учитывать, что в статистику попали только те владельцы собак, которые обращались за помощью в больницы или травмпункты в связи с серьезностью повреждения, что, безусловно, составляет лишь «надводную часть айсберга». Незарегистрированными остаются те незначительные, по мнению хозяев, синяки и ссадины, которые наносят собаки собственным хозяевам, в том числе и их детям.
Автором было проведено исследование с целью выявления причин агрессии собак по отношению к младшим членам семьи и возможные меры коррекции такого поведения.
По данным Министерства здравоохранения России к категории «дети» относятся все лица в возрасте от 0 до 14 лет.
Предполагая, что собаки могут воспринимать 13–14-летних подростков как взрослых членов семьи, мы сократили возрастную категорию «дети» до 12 лет. При проведении исследования были опрошены родители 386 детей в возрасте от 0 до 12 лет, укушенных собственными собаками.
Информация была предоставлена Московской службой санитарно-эпидемиологического контроля. Родителей опрашивали по телефону, в связи с чем не всегда удавалось четко выявить причины агрессии (наряду с объективными рассказами о произошедшем инциденте встречались и фразы: «А он ни с того ни с сего ребенка укусил»).
Целью опроса было выяснить, при каких обстоятельствах собака покусала ребенка, благодаря чему можно было делать выводы о причинах и видах агрессии.
Агрессия, проявляемая собакой по отношению к ребенку, может быть:
1. Защитной.  Защитная агрессия может быть разделена на два типа. Во-первых, речь может идти о самозащите. Собака рычит и кусает, потому что ребенок слишком близко подходит к ней, гладит, дергает за хвост, тянет за уши, бьет, наступает на лапы. В этих случаях собака пытается избежать контакта с ребенком, и кусает, только если отступать уже некуда. Это модель агрессии, вызванной страхом. В других случаях собака не боится ребенка и ведет себя по отношению к нему адекватно, пока тот не причинит ей боль или неприятные ощущения. Это агрессия, вызванная аверсивными раздражителями.
2. Доминантной.  Доминантную агрессию также можно разделить на два типа. Во-первых, она является следствием борьбы за лидерство, которая напоминает поведение животного, занимающего более высокий статус, в отношении молодого животного, нарушившего один из законов социальной жизни стаи. Во-вторых, может иметь место агрессия соперничества, когда собака воспринимает ребенка как соперника. При проявлении доминантной агрессии первого типа, собака агрессивно реагирует на попытки ребенка демонстрировать свое превосходство (например, определенным образом дотрагиваться до собаки, наклоняться над ней, пристально смотреть в глаза), командовать. При агрессии сопернического типа собака может агрессивно реагировать на ребенка, когда тот играет со взрослыми членами семьи, берет в руки игрушки собаки, приближается к ней.
3. Родительской.  Собака может агрессивно реагировать на ребенка, если у нее щенки, а ребенок пытается приблизиться к ним.
4. Игровой  (агрессия во время игры). Иногда проблемой становится агрессивность собаки во время игры. Собака прыгает на ребенка, прихватывает зубами, тянет за одежду. Если ребенок, испугавшись, пытается убежать или начинает плакать, собака может воспринимать это как часть игры. Собака «заигрывается», механизмы регуляции поведения тормозятся, что часто случается и у детей во время игры.
5. Перенацеленной.  Перенацеленная агрессия собаки может быть направлена на ребенка, хотя тот не является идентичным объекту, вызвавшему первоначальное проявление агрессии. Типичной является ситуация, когда во время драки собака кусает человека, который пытается прекратить или предотвратить драку. В случае если собака пытается проявить агрессию по отношению к кому-либо, а ребенок не позволяет ей этого, собака также может укусить ребенка. Наконец, собака, наказанная хозяином за что-либо, может укусить находящегося рядом ребенка, боясь проявить агрессию по отношению к хозяину.
6. Межвидовой  (когда собака воспринимает маленького, обычно грудного, ребенка как существо другого вида) — настоящая межвидовая агрессия по отношению к людям встречается редко и вызвана, скорее всего, недостаточным опытом общения собаки с человеком в раннем онтогенезе. Возможно также, что собака, всю жизнь находившаяся в среде взрослых людей, может не признавать грудного ребенка за человеческое существо (как правило, это происходит в течение нескольких дней после того, как ребенка приносят из роддома).
7. Идиопатической.  Идиопатическая агрессия достаточно редкое явление. Она проявляется в непредсказуемом и ничем не спровоцированном нападении на людей (и детей в частности), которых собака хорошо знает и вызвана, скорее всего, психическими расстройствами животного. Эту форму агрессии необходимо четко отличать от доминантной агрессии.
Во время собеседования с родителями детей, укушенных собственными собаками, родителям, в зависимости от возраста ребенка, задавались следующие вопросы: пол собаки, возраст собаки, порода, в каком возрасте собака появилась в доме. Кто появился в доме первым — ребенок или собака? При каких обстоятельствах произошла травма? Для уточнения ситуации общения ребенка с собакой у родителей брали дополнительное интервью (вопросы для уточнения и подробные результаты опроса см. в приложении 4).
Основной результат, на который следует обратить внимание, заключается в следующем распределении агрессии разных видов по частоте встречаемости:

Вид агрессии Число укушенных
защитная 141 чел. (37%)
доминантная 136 чел. (35%)
игровая 66 чел. (17%)
перенацеленная 23 чел. (6%)
межвидовая 1 чел. (0,25%)
родительская 2 чел. (0,5%)
идиопатическая 17 чел. (4,25%)

Следует отметить, что межвидовая и родительская агрессия встречается крайне редко (всего три человека).
Идиопатическая агрессия также занимает незначительное место среди общего количества укусов. Повторим, однако, что мы лишь условно можем отнести травмы, полученные 17 детьми к проявлениям идиопатической агрессии. В процессе беседы нам не удалось выявить причин агрессивного поведения собак, но, весьма вероятно, здесь следует говорить о неадекватном восприятии поведения собаки пострадавшими и их родителями.
Более подробно мы не будем останавливаться на проблемах агрессивного поведения. Об этом достаточно подробно написано в таких переведенных на русский язык изданиях, как Г. Аскью «Проблемы поведения собак и кошек», К. Оверолл «Клинические методы коррекции поведения собак и кошек», Д. Хорвитц «Руководство по поведенческой медицине собак и кошек».

3.7.2. Поведение с целью привлечения внимания

Такое поведение чаще всего используется собаками, которые растут в условиях гиперопеки. В большинстве случаев конкретные формы поведения, с помощью которых собака привлекает внимание к себе, появляются у животного как следствие намеренного или случайного подкрепления этих реакций хозяином.
Собаки, требующие внимания к себе, могут лаять, скулить, скрести пол, трогать лапами или толкать человека, прислоняться к нему, напрыгивать, покусывать и т. д. Требование внимания может быть активным (напрыгивает) или пассивным (прислоняется), однако оно всегда вызывает некоторую реакцию со стороны человека. Даже если эта реакция состоит в том, что человек кричит на собаку или отталкивает ее, в любом случае она направлена на животное. Собаки умеют добиваться от хозяев практически немедленной реакции на свои сигналы. Владельцы обычно не видят своей вины в том, что собака досаждает им. Однако в большинстве случаев виноваты именно хозяева.
Таким образом, если в результате дифференциальной диагностики у собаки не обнаруживается тревожного или характерологического расстройства истероидного типа, можно предполагать, что неопытность владельцев привела к проблемному поведению животного.

Отредактировано путник (2011-03-15 21:50:27)

0

2

3.7.3. Фрустрация породных поведенческих признаков

Это большой класс проблем в поведении животных, которые обусловлены тем, что хозяева собаки выбрали породу, не зная или проигнорировав ее породные особенности. Собаки так называемых пользовательных пород, при выведении которых шел целенаправленный отбор особей с выраженными охотничьими, пастушьими, бойцовскими, охранно-территориальными качествами, часто проявляют поведение соответствующего типа в ситуациях, где оно оказывается неуместным. А в современных мегаполисах такое поведение, к сожалению, неуместно почти всегда. Хозяева как могут пытаются подавить проявления подобного рода, чем вызывают невротические реакции у собаки.
При проведении дифференциальной диагностики необходимо подробно выяснить у владельцев, при каких обстоятельствах проявляется нежелательное поведение питомцев, имея в виду, что возможной причиной отклонений в поведении может быть именно фрустрация породных поведенческих признаков.

3.7.4. Проблемы владельцев, проецируемые ими на животных

Привести классификацию подобных проблем в рамках данной работы представляется сложным, поэтому приведем примеры, чтобы проиллюстрировать данный класс проблем
Клинический случай.  Американский бульдог, сука, 2 года.
Жалобы на то, что собака боится темноты.
Анамнез. Собака попала к владелице в возрасте 3 месяцев от частного заводчика. Спустя 2 месяца хозяйка стала замечать, что собака в темное время суток дома и на улице ведет себя настороженно, жмется к хозяйке, не отходит от нее, даже чтобы поиграть. Страхом одиночества собака не страдает. Уходя на работу хозяйка оставляет в прихожей свет, чтобы собаке было не страшно.
Травм и инфекционных заболеваний не было.
Состав семьи — хозяйка, 27 лет.
Обследование. В процессе наблюдения за собакой не удается выявить никаких признаков отклоняющегося поведения. Единственное, что обращает на себя внимание — некоторая гиперопека со стороны хозяйки.
Агрессии по отношению к экспериментатору собака не проявляет, отношение к новому человеку в доме в пределах нормы (дружелюбное, любознательное).
В процессе беседы с хозяйкой также не удается выявить никаких предпосылок проблемного поведения. Единственное, что удается выяснить, что собака ведет себя подобным образом, когда прогулка происходит совсем поздно, и на улице уже никого нет.
К данной собаке автор специально приехал вечером, поэтому, дождавшись, когда двор опустеет, мы идем гулять. Собака ведет себя совершенно адекватно, на что хозяйка замечает: «Сейчас она не боится, потому что мы гуляем не одни, а с Вами. Так и мне спокойнее». На основании слов хозяйки автор выдвинул предположение, что темноты боится сама хозяйка. Сначала она отрицала это, но потом признала, что действительно, в детстве очень боялась оставаться одна в темноте. И сейчас чувствует себя не слишком спокойно, если рядом нет людей.
Предположительный диагноз: собака ведет себя адекватно состоянию хозяйки. Беспокойство хозяйки в темноте передается животному, и собака держится рядом в полном соответствии с породной нормой (американский бульдог — собака-телохранитель).

Клинический случай.  Ротвейлер, сука, 2 года.
Жалобы на агрессию по отношению к 4-летней племяннице хозяев.
Анамнез. Собака приобретена в возрасте 4 месяцев у частного заводчика. Проблемы в поведении возникли в возрасте 10–12 месяцев, когда собака начала агрессивно реагировать на племянницу хозяев, приезжавшую в гости на выходные. Собака рычала на ребенка, могла ущипнуть, толкнуть. В отношении хозяев поведение собаки нареканий не вызывало.
Состав семьи — хозяин (32 года), хозяйка (26 лет).
Обследование не выявляет отклонений в поведении животного. В процессе беседы с хозяйкой выясняется, что она недавно стала москвичкой, благодаря замужеству. Семья мужа (родители и сестра) не принимают ее, считая, что ее «облагодетельствовали». Родители мужа постоянно повторяют, что их дочери (сестре мужа), необходимо отдохнуть, поэтому каждые выходные ей привозят племянницу. А ей «тоже хочется сходить куда-нибудь — на концерт, в ресторан, а не сидеть с этим ужасным, избалованным ребенком, который повторяет все, что слышит дома. То есть всякие гадости про тетю. Да еще постоянно пристает к собаке». На вопрос экспериментатора, что она делает, чтобы объяснить ребенку, что именно приставание к собаке вызывает агрессию, она отвечает, что не имеет права делать замечания ребенку, потому что девочка сразу пожалуется. Поэтому единственное, что остается, это скорректировать поведение собаки.
Предположительный диагноз — у собаки не выявлено отклоняющегося поведения. Агрессия, вызванная аверсивным раздражителем (ребенком), неосознанно подкрепляется хозяйкой, которую ребенок также сильно раздражает.

0

3

4.1.1. Органическое поражение головного мозга

Животное пытается достать лакомство, но быстро прекращает попытки (истощаемость), либо не пытается достать лакомство (депрессия, апатия), либо постоянно отвлекается на другие внешние раздражители, вплоть до переключения на другую деятельность (полевое поведение, колебания внимания, неудержание цели), либо пытается достать лакомство, но не там, где оно было спрятано, а в более доступных местах (недостаток инициативы, пассивное следование стереотипу).

Дифференциальная диагностика органических поражений головного мозга

Прежде всего, следует обратить внимание на соответствие размеров породной норме, величину головы, состояние упитанности, способность удерживать внимание на определенный срок, походка, затруднения в движениях.
Отсутствие у животного естественного любопытства к исследователю может свидетельствовать о депрессивном состоянии.
Нарушения ориентировки в месте могут являться признаками органического заболевания мозга или тревоги.
Необходимо исследовать даже легкие нарушения в моторике и двигательной координации, снижение или повышение мышечного тонуса, косоглазие, нистагм, тремор, слежение глазами, гиперкинезии, общий уровень активности.
Следует обратить особое внимание на такие состояния, как тревога, апатия, агрессия, излишне трусливое поведение.
Основные симптомы, общие для органических заболеваний мозга различной локализации и различного генеза, головные боли, возникающие в виде кризов, усиливающиеся при кашле или при простом повороте головы. У животных наличие головной боли можно определить по аномалиям позиции головы (голова «тяжелая», постоянно приспущена для упреждения болевой реакции во время движения), положения по типу упирания головой в стену, дискоординация движений — ходьба по кругу.
Психические изменения проявляются в виде заторможенности, апатий, снижения памяти, иногда агрессии.
Необходимо обращать внимание на симптомы, обусловленные локализацией повреждения.
Процедура диагностики основана на данных анамнеза и клиники заболевания. Анамнез позволяет выявить следующие элементы: возраст и порода животного (молодое или старое, породная предрасположенность), определение условий проявления симптомов (была ли травма, инфекционные заболевания, давние новообразования), особенности эволюции симптомов.
Клиническая диагностика интракраниальной гипертензии основывается на трех основных признаках: голова опущена вниз, упирание головой в стену, движения по кругу.
При вынесении клинического диагноза необходимо учитывать возможность проявления энцефалита (при котором имеет место чередование фазы депрессии с фазой возбуждения), конвульсивных кризов, гепатоэнцефалосиндрома (при котором часты явления депрессии, помрачения сознания, непрерывное движение вдоль стены). Однако, при энцефалозах часто проявляются такие симптомы, как задержка в росте и хронические нарушения системы пищеварения (Неврология домашних животных, 2004).
Нарушения кровоснабжения головного мозга характеризуются быстрым клиническим проявлением дефицита двигательных функций, часто ассоциирующимся со снижением адекватной реакции животного.
Симптомы: если сосудистое нарушение локализуется в кортикальном слое или лобных долях, то это приводит к обмороку с внезапным падением. В других случаях патология проявляется одновременными генерализованными эпилептическими кризами на короткий промежуток времени, следующими один за другим.
Важно отметить, что задача постановки диагноза органического поражения головного мозга является прерогативой ветеринара, специализирующегося в области неврологии. Специалист по поведенческой медицине на основании особенностей поведения и психики может лишь высказать гипотезу о наличии патологии такого рода и направить владельца в клинику для проведения необходимых диагностических процедур.

Клинический случай.  Йоркширский терьер, 7 мес, кобель.
Жалобы на агрессию.
Анамнез. Собака попала в семью в возрасте 4 месяцев. Данный щенок был выбран за активность и бесстрашие «такой маленький, а ничего не боится, постоянно носится, играет». С самого начала жизни в семье собака проявляет агрессию по отношению к хозяевам — рычит и кусается при попытке взять на руки, а особенно при попытках наказать животное. Наказание хозяева осуществляют в виде потряхивания за холку.
Хозяева обращались к ветеринару, анализы крови и мочи у собаки в норме, терапевтический осмотр не выявил отклонений в соматическом статусе. Травм и инфекционных заболеваний не было.
Состав семьи — двое взрослых и трое детей (11, 16, 19 лет).
Обследование. В процессе наблюдения за собакой обращает на себя внимание гиперактивность, с частой сменой деятельности (играет с мячиком, начинает предлагать игру в виде борьбы другой собаке, живущей в доме, начинает кружиться по комнате и т. д.). В процессе беседы с хозяевами выясняется, что собаку приобрели с одобрения всех членов семьи, щенок принимаем и любим всеми. Гиперопеки и потакания прихотям собаки нет.
Агрессии по отношению к экспериментатору собака не проявляет, отношение к новому человеку в доме в пределах нормы (дружелюбное, любознательное).
При попытках достать лакомство собака часто отвлекается, начинает кружиться по комнате или играть, затем снова возвращается к задаче. Спустя некоторое время активность животного усиливается, щенок начинает кружиться по комнате, сокращает радиус движений, после чего упирается головой в стену. Хозяева говорят, что он может простоять так довольно долго и попытки взять его в таком состоянии на руки вызывают агрессию.
Предположительный диагноз: интракраниальная гипертензия в результате гидроцефалии, что подтверждается возрастом и породой собаки (брахицефал), а также данными клинического наблюдения.

Клинический случай.  Американский стаффордширский терьер, 8 лет, кобель.
Жалобы на обмороки в результате перевозбуждения при невозможности вступить в драку с другой собакой.
Анамнез. Собака приобретена у надежного заводчика в возрасте трех месяцев. Первые проявления болезненного состояния отмечаются с 6 лет, когда они возникали с периодичностью 3–4 раза в год. В последнее время обмороки участились и достигают 1–2 раз в день. Дома собака ведет себя спокойно и апатично. Апатичное поведение также стало развиваться с шести лет, что хозяева относят к возрастным изменениям.
С 1,5 до 6 лет собака участвовала в боях.
Инфекционных заболеваний не было, серьезных травм хозяева также не могут припомнить, но отмечают, что в щенячьем возрасте собака, однажды разбежавшись, сильно ударилась головой о дерево, после чего некоторое время не могла придти в себя. К ветеринару хозяева не обращались, считая, что проблема собаки заключается в отклоняющемся поведении.
Состав семьи — двое взрослых (супруги).
Обследование. Обращает на себя внимание вялость и апатия. Собака не реагирует на появление экспериментатора в доме, отказывается выполнять задачу по поиску лакомства. Не подходит по зову хозяев, продолжая оставаться на своем месте. Некоторое оживление собака проявляет на предложение идти гулять. На улице собак также апатична, не реагирует на прохожих и на запаховые метки, не пытается тянуть куда-либо, покорно следует за хозяином, пока не видит вдалеке другую собаку. Пес напрягается, поза выражает демонстрацию угрозы (хвост поднят, кончик хвоста слегка покачивается, уши чуть прижаты, холка не вздыблена, что характерно для собак бойцовой породы). Хозяин крепко удерживает собаку за поводок, пес начинает дрожать всем телом, взгляд устремлен в одну точку и неподвижен, после чего собака падает в обморок.
Предположительный диагноз — запредельное торможение в результате органического повреждения головного мозга неясного генеза с предположительной локализацией в области субкортикальных ядер.

4.1.2. Эпилепсия

Животное обнаруживает лакомство, но настойчиво пытается найти еще, даже после того, как оно было съедено, и собака видела, что в этом месте больше ничего нет (инертность), либо животное пытается достать лакомство каким-либо способом, который не срабатывает, но продолжает настойчиво действовать тем же способом, например, лает на коробку, не пытаясь ее открыть (стереотипии). Будучи не в состоянии решить задачу, животное может начать крутиться за своим хвостом, бегать по кругу, лаять. Даже после того, как животному показывают, как достать лакомство, оно продолжает использовать неэффективные стратегии, использовавшиеся ранее (персеверация программ, недостаточный контроль).
Эпилепсия может проявляться следующими нарушениями поведения (собака гоняется за хвостом, ловит мух, кусает свой бок и т. д.), которые могут быть следствием проявления парциального припадка.
Клинический подход для постановки диагноза «эпилепсия». Порода, возраст, пол и анамнез являются основными критериями, которые необходимо учитывать для постановки диагноза и выявления причины эпилепсии. Необходимо учитывать породную предрасположенность Диагностику на эпилепсию у собак, относящихся к породам, не имеющим предрасположенности к эпилепсии необходимо осуществлять послед длительного анализа. Эпилепсия, являющаяся следствием органического поражения, затрагивает все породы.
Проявления кризов в возрасте до 7–8 недель у собак встречаются редко. Кризы часто проявляются ночью и длятся в течение первых часов суточного цикла. У большинства собак, страдающих функциональной эпилепсией, первый криз проявляется в возрасте 0,5–5 лет. Кризы, проявляющиеся до 6 месяцев и после 5 лет, не относят к функциональной эпилепсии.

0

4

При функциональной эпилепсии в основном отмечают постепенное увеличение частоты кризов.

Клинический случай.  Кане корсо, 3,5 года, сука.
Жалобы на излишнюю осторожность, приверженность соблюдению привычного режима в деталях (требует прогулок в строго определенное время, отказывается идти незнакомым маршрутом и т. д.).
Анамнез. Собака приобретена в возрасте 2,5 месяцев у известного заводчика. Первые проявления болезненного состояния отмечаются с года. В возрасте 5 месяцев собаке была поставлен диагноз: сердечно-сосудистая недостаточность. В год начались эпилептические припадки, сопровождающиеся обмороками, которые с возрастом учащаются. С этого же возраста собака начала проявлять излишнюю, на взгляд хозяев, осторожность и робость.
Инфекционных заболеваний и травм не было. Ветеринар на основании клинической картины конвульсий поставил эпилепсию, ЭЭГ исследование не проводилось.
В ответ на расспросы, хозяева говорят, что у собаки периодически возникает агрессия по отношению к другим собакам, заведомо более слабым. По отношению к равным по силе и более сильным собакам, а также по отношению к хозяевам собака демонстрирует робость и подчинение.
Состав семье — двое взрослых и ребенок 12 лет. По отношению к членам семьи собака ведет себя адекватно, жалоб и нареканий не вызывает.
Обследование. Собака не подходит к экспериментатору, забивается в ванную комнату. Хозяева буквально силком вытаскивают ее оттуда, чтобы предложить выполнение задачи по поиску лакомства. Некоторое время у собаки уходит, чтобы привыкнуть к экспериментатору. В течение этого времени она сидит, прижавшись к ноге хозяйки.
Животное понимает поставленную задачу и пытается достать лакомство, но быстро прекращает попытки и уходит на свое место. На предложение решить задачу еще раз, когда лакомство спрятано в более доступном месте, долго не решается приступить к выполнению задания, затем решает задачу успешно и предлагает продолжить «игру», робко заигрывая с хозяевами. В третий раз лакомство прячут снова в отдаленное место, и собака не пытается решить задачу.
На улице собака отказывается идти новым маршрутом, который заключается в том, что от дома хозяева пытаются повернуть в другую сторону. Собака упирается, ее приходится буквально волочить за собой на поводке.
Предположительный диагноз. С одной стороны собака демонстрирует характерологические изменения, типичные для эпилепсии. В пользу эпилепсии свидетельствуют и конвульсивные припадки. С другой стороны, попытки решения задачи собакой не укладываются в типичную картину и свидетельствуют скорее об органическом поражении головного мозга. Кроме того, порода собаки не относится к породам, предрасположенным к эпилепсии.
Скорее всего, в силу сердечно-сосудистой недостаточности, которой страдает собака, нарушается циркуляция крови по малому кругу, что вызывает у собаки энцефалопатию, выражающуюся в конвульсивных припадках и третичных характерологических изменениях.

4.1.3. Эндогенное психическое расстройство

Животное не реагирует на экспериментатора, оно не пытается достать лакомство (апатия, дефицит побуждений), либо при попытках достать лакомство животное переключается на какой-либо другой предмет и начинает обстоятельно его исследовать (искажение вектора мотивации, соскальзывание на побочные раздражители, т. е. смещенная активность). Однако позднее, когда выполнения задачи уже не требуется, животное может вдруг вернуться к ней (ригидность).
Об эндогенном психическом расстройстве может идти речь в том случае, когда у животного нет органических заболеваний и психотравмирующих ситуаций в анамнезе, но при этом животное обнаруживает не менее пяти признаков отклоняющегося поведения из нижеследующих:
— общая активность снижена,
— наблюдается апатия к тем видам деятельности, которые обычно вызывают у животных интерес (игры, прогулки и пр.);
— имеют место галлюцинации, выражающиеся во внезапном страхе, ловле несуществующей добычи, закапывании несуществующих предметов в квартире и пр.,
— обеднены эмоциональные реакции на хозяев, других людей и животных (эмоциональная холодность),
— выражены нарушения моторики — застывшая поза, взгляд направлен в одну точку, стереотипии, стереотипные движения не пркращаются при приближении хозяина и в ответ на его запрет,
— отсутствует или нарушено подражание другим,
— отсутствуют или нарушены социальные игры.
Важным диагностическим критерием является возраст (2–4 месяца), в котором описанные признаки отклоняющегося поведения впервые были замечены.

Клинический случай.  Подгалянская овчарка, 9 мес, кобель.
Жалобы на стереотипные движения по кругу, отсутствие реакций на раздражители.
Анамнез. Щенок приобретен в возрасте 3 месяцев у крупного заводчика. До четырех месяцев развитие нормальное. Начиная с 4 месяцев у собаки стали появляться стереотипные движения по кругу, которые все усиливались. На момент вызова специалиста собака не реагировала ни на что и непрерывно бегала по кругу. Аппетит снижен, собака почти не ест. Спит ночами нормально, а днем урывками, когда в прямом смысле слова падает от усталости. Инфекций и травм не было. Травмирующих ситуаций не было. Ветеринарный осмотр не выявил органических заболеваний.
Собака была любима всеми членами семьи. Состав семьи — трое взрослых (родители и мать жены) и трое детей (6, 9, 13 лет).
Обследование. Животное выглядит худым, на появление экспериментатора никак не реагирует, продолжает кругами бегать по газону. Задачу животное не решает. Никаких реакций на внешние раздражители нет. Оставшись наедине с экспериментатором, животное продолжает движение, никак не реагируя на отсутствие хозяев и присутствие на его территории постороннего.
На прогулку животное вытаскивают на поводке, собака вяло плетется следом, не пытается реагировать на обстановку, запаховые метки, других людей и собак. Как только собаку спускают с поводка, она опять начинает бегать кругами. На запреты и окрики хозяев не реагирует.
Предположительный диагноз — эндогенное психическое расстройство. Собаке был прописан неулептил и амитриптилин, и через 10 дней приема наступило видимое улучшение.

Клинический случай.  Кане-корсо, 1 год 2 мес, сука.
Жалобы на отсутствие привязанности по отношению к хозяевам.
Анамнез. Собака является дочерью предыдущей собаки хозяев, которая попала под машину, когда данному щенку было 5 недель. Щенок рос вялым и пассивным. Когда весь помет был распродан, и оставалась только данная собака, было принято решение оставить щенка себе. Щенок всегда был спокойным, ничего не грыз, не шумел, что вполне устраивало хозяев. Странности в поведении хозяева стал отмечать с 3 месяцев, когда щенок не выходил их встречать после разлуки. На улице собака никогда не пыталась играть с другими собаками. Иногда собака замирает, уставившись в одну точку, и может просидеть так несколько часов, ни на что не реагируя.
Собака знает свое имя, знает команду «Нельзя!». Больше ничему собаку обучить не удалось, так как у нее невозможно вызвать интерес к какой-либо деятельности.
Аппетит избирательный.
К хозяевам собака обращается, когда хочет есть или гулять. В остальном животное не требует ласк и внимания.
Реакция на других людей и собак индифферентная.
Травм и инфекций не было. Ветеринарное обследование не выявило органических заболеваний.
Обследование. Животное не реагирует на экспериментатора. Не пытается достать лакомство, несмотря на уговоры и приказы хозяев. Как только ее оставляют в покое, собака уходит на свое место. Однако возвращается к задаче через час, находит лакомство, съедает его, но категорически отказывается снова решить задачу.
Предположительный диагноз — эндогенное психическое расстройство. Собаке был прописан неулептил и сонапакс, через две недели приема замирания собаки на месте стали происходить реже и менее длительно по времени.

4.1.4. Неврозы

Животное хорошо понимает задачу, но стремится приступить к ее выполнению еще до того, как лакомство спрятано (прыгает, пытается выхватить кусок из рук хозяина), если задача не решена сразу, животное может отказаться от ее выполнения (слабость потребностно-мотивационной сферы), вплоть до переключения на стереотипные действия (в случае обсесивно-компульсивного невротичесого расстройства) или настойчивого требования внимания и ласки хозяина (в случае тревожности).

Дифференциальная диагностика неврозов Фобии.  При фобии аномальные реакции страха возникают внезапно и их проявления ярко выражены (кататония, паника). После первого приступа фобии любые обстоятельства, связанные с вызвавшим ее событием, способны вызвать ту же реакцию. Обычно в основе фобии лежит травмирующее событие.
Внешние проявления панического состояния животного включают следующие признаки: дыхание учащено, зрачки расширены, уши отведены назад и вниз, животное беспокойно мечется, у него капает слюна, оно стремится спрятаться, дрожит, скулит, ведет себя деструктивно. Если случаются мочеиспускание и дефекация, то они носят неконтролируемый характер.

Клинический случай.  Московская сторожевая, 5 лет, сука.
Жалобы на панический страх, возникающий при любых громких звуках, неуправляемость собаки, если она услышала громкие звук. Собака вырывается, убегает от хозяев.
Анамнез. Собака приобретена в возрасте 2 месяцев у известного заводчика. Первые проявления страха отмечаются хозяевами в возрасте около 3 месяцев, когда хозяин вышел на балкон с собакой на руках, чтобы показать ей праздничный салют в честь Дня Победы. Чтобы собаке было лучше видно, он держал щенка на вытянутых руках над балконом 7 этажа. С этого момента собака боится всех громких звуков, вырывается и убегает от хозяев, если слышит громкие звуки на улице и приходит домой спустя несколько часов. Если громкие звуки слышны, когда собака находится дома, она забивается куда-нибудь, скулит и дрожит, пока звуки не прекратятся. Если в это время хозяева пытаются вытаскивать ее из укрытия, у собаки происходит неконтролируемое мочеиспускание.
Обследование. Собака адекватно относится к экспериментатору. С удовольствием воспринимает условия задачи и правильно ее решает, т. е. находит лакомство. Задачу усложняют, и собака начинает испытывать беспокойство. Она начинает метаться по комнате, дыхание учащается, она жмется к хозяйке и отказывается от выполнения задачи. Хозяйка успокаивает животное и предлагает попробовать еще раз. Собака выполняет задачу.

0

5

Предположительный диагноз — фобия громких звуков (бронтофобия) в связи с травмирующим переживанием в раннем онтогенезе.

Тревожность.  Животные с повышенной тревожностью обычно проявляют нерешительность, которая отличается от наблюдаемой при страхе по таким характеристикам, как интенсивность избегания, неуверенность при выполнении следующего этапа в последовательности действий, а также настойчивость в получении информации об окружающей среде. Отличительной чертой тревожных животных явятся их неспособность ждать развития ситуации, побуждающая реагировать на стимул немедленно.

Клинический случай.  Колли, 6 лет, сука.
Жалобы на агрессию по отношению к детям на улице.
Анамнез — собака была приобретена в возрасте 2 лет у предыдущей хозяйки, которая работала директором детского сада. Она вынуждена была отказаться от собаки, после того, как та укусила одного из детей в саду. До этого предыдущая хозяйка неоднократно брала собаку с собой на работу, и подобных инцидентов никогда не было.
Состав новой семьи — двое взрослых и дочь 16 лет.
В новой семье собака никогда не проявляла агрессии ни к одному из членов семьи, но на улице при приближении к ней ребенка в возрасте приблизительно до 8 лет, собака начинает рычать и может укусить, если ребенок продолжает приближаться.
Обследование. Собака адекватно относится к экспериментатору. На предложение решить задачу проявляет признаки волнения — дыхание учащается, зрачки расширены. Не может ждать, пока хозяйка прячет лакомство, начинает громко лаять, пытается выпрашивать лакомство. Когда лакомство спрятано, собака пытается найти его поблизости, внимательно обследует комнату. Убедившись, что таким образом она лакомства не найдет, идет к тому месту, где его спрятали, но не может достать лакомство сразу. Тогда собака снова начинает обследовать комнату целиком и вновь возвращается к месту, где спрятано лакомство. Со второй попытки собака достает лакомство, но не хочет продолжать «игру».
Предположительный диагноз — расстройство тревожного типа, связанное с травмирующей ситуацией у прежних владельцев.

Страх одиночества.  Наиболее явные признаки страха одиночества — пачканье дома, деструктивная активность, чрезмерная вокализация. При этом часто наблюдаются чрезмерно бурные приветствия возвратившихся хозяев. Такие симптомы при страхе одиночества проявляются, только когда собака находится одна или когда что-либо мешает ей подойти к хозяевам.

Клинический случай.  Доберман, 3 года, кобель.
Жалобы на деструктивное поведение дома в отсутствие хозяев.
Анамнез. Собака была приобретена в возрасте 4 месяцев на Птичьем рынке. Данных о раннем развитии нет. Сразу же после приобретения хозяева увезли собаку на дачу, где собака прожила в течение двух месяцев, ни разу не оставаясь в одиночестве. Проблемы начались в шесть месяцев, когда хозяева вернулись с дачи в городскую квартиру и пес стал оставаться один дома. Собака грызет и царапает двери, срывает с вешалок одежду и рвет ее, переворачивает стулья, соседи жалуются на громкий вой в течение всего дня.
Хозяева пытались наказывать собаку, но деструктивное поведение продолжается, несмотря на наказания. Результатом наказаний является только то, что пес боится встречать хозяев, когда они приходят домой, с поджатым хвостом уходит на свое место.
Обследование. Собака адекватно относится к экспериментатору, хорошо взаимодействует с хозяевами. С удовольствием ищет лакомство и находит его. При усложнении задачи начинает проявлять признаки беспокойств, выражающиеся в громком лае, прыжках, учащении дыхания, повышенном слюноотделении. Пес настойчиво требует помощи у хозяев. Не получив помощи в решении задачи, собака отказывается от решения.
Предположительный диагноз — страх одиночества.

Обсессивно-компульсивное расстройство.  Включает различные часто повторяющиеся действия, которые выпадают из контекста ситуаций, в которых они возникают. У животных такое поведение проявляется в виде ловли своего хвоста, сосания конечностей, жевания шерсти, выкусывания несуществующих блох, навязчивого жевания и копания, навязчивой мастурбации.
Симптомы могут приобретать большую выраженность при воздействии событий, вызывающих стресс или тревогу. Если хозяин выражает недовольство навязчивым поведением собаки, она стремится скрыться из поля его зрения, чтобы продолжить свое занятие. При приближении хозяина такое поведение прекращается и снова возобновляется, когда на собаку перестают смотреть или она находит другое укромное место.

Клинический случай.  Южнорусская овчарка, 2 года, сука.
Жалобы на навязчивое кружение за своим хвостом.
Анамнез. Собака была приобретена в возрасте 3 месяцев у частного заводчика. Проблемы в поведении начались с 5 месяцев после того, как собака перенесла чумку. По словам хозяев, стоит собаке немного понервничать, как она начинает крутиться на одном месте. В ответ на запреты хозяев, это поведение прекращается, но снова возобновляется, как только на собаку перестают обращать внимание. Спустя 0,5–1 час после начала навязчивых движений они самопроизвольно прекращаются.
Обследование. Собака отстает в размерах от породной нормы, что, скорее всего, обусловлено перенесенным в детстве инфекционным заболеванием, которое могло затронуть ЦНС. Таким образом, при постановке диагноза необходимо отдифференцировать обсессивно-компульсивиное расстройство, в пользу которого говорит то, что болезненные проявления начинаются после того, как собака понервничает, от органического поражения головного мозга, учитывая, что отклонения в поведении возникли после инфекционного заболевания.
Собака адекватно реагирует на экспериментатора. На предложение решить задачу реагирует настороженно. Начинает действовать только после настойчивых и неоднократных команд хозяйки. После первой же неудачной попытки собака начинает кружиться на месте и ловить свой хвост. На окрики хозяйки собака реагирует кратковременным прекращением кружения, но к решению задачи не возвращается.
Предположительный диагноз — сочетанная патология в виде гепатоэнцефалосиндрома с обсессивно-компульсивным невротическим расстройством.

Клинический случай.  Немецкая овчарка, 11 месяцев, кобель.
Жалобы на непрерывный бег по кругу.
Анамнез. Собака куплена в возрасте 2 месяцев у частного заводчика. Проблемы в поведении начались с 5 месяцев, когда собака после дачного сезона осталась на даче с бабушкой хозяйки (бабушке 83 года). До этого собака жила на даче в окружении большого числа людей (хозяева и их родственники, включая 5 детей в возрасте от 3 до 10 лет). Собака постоянно играла с детьми, сопровождала хозяев на прогулках. В начале сентября, когда все разъехались по городским квартирам, собаке перестали оказывать столько внимания, сколько раньше.
Взаимодействие собаки с бабушкой сводилось к кормлениям. Собака начала монотонно бегать кругами по участку, не реагируя на внешние стимулы. После кратковременных периодов дневного сна бег по кругу возобновлялся, аппетит снижен. На приезды хозяев собака реагирует все меньше, все быстрее после их появления возобновляет свой бег.
Обследование. Собака подбежала и обнюхала экспериментатора, быстро потеряла к нему интерес и начала бегать по кругу. На запреты и окрики хозяйки собака отбегает подальше и продолжает кружиться. На прогулке идет за хозяйкой на поводке, но, будучи спущенной, снова бегает кругами, не обращая внимания на внешние раздражители.
Собака отказывается от решения задачи.
Оказавшись наедине с экспериментатором, собака перестает бегать кругами и начинает искать хозяйку. Не обнаружив, подходит к экспериментатору, ведет себя дружелюбно.
Предположительный диагноз — обсессивно-компульсивное невротическое расстройство, вызванное отъездом хозяев.

4.1.5. Расстройства настроения

Животное хорошо понимает задачу, но может переключиться на другую деятельность (гиперактивность), либо отказаться от выполнения (депрессия, недостаточная мотивация). Выполнение задач сопровождается повышенной вокализацией (лай в случае гиперактивности и поскуливание в случае депрессии). После выполнения задачи животное в случае гиперактивности может требовать продолжения «игры» (требования выражаются лаем, выпрашиванием дополнительной порции лакомства или внимания хозяина).

Дифференциальная диагностика расстройств настроения.

Гиперактивность.  При постановке диагноза требуется учитывать отчетливый уровень гиперреактивности и беспокойства, проявляющихся в разных ситуациях и сохраняющихся во времени. Для постановки диагноза необходимо наличие по меньшей мере 6 симптомов из нижеследующих: животному не удается поддерживать внимание на заданиях или игровой деятельности, заметно, что животное не слушает хозяина, животное неспособно следовать инструкции, животное легко и часто отвлекается на внешние стимулы, животное часто беспокойно двигается, не может подолгу усидеть на одном месте, животное часто начинает метаться, куда-то убегает, когда это является неуместным, обнаруживается стойкий характер чрезмерной моторной активности, животное неадекватно шумное в играх, животное неспособно дождаться времени прогулки или кормления, требует выхода на прогулку или корма в ситуациях, когда реально способно выдержать обычный режим.

Клинический случай.  Вест-хайленд-вайт терьер, 4 года, кобель.
Жалобы на неуправляемость животного на прогулках, непослушание.
Анамнез. Собака приобретена у частного заводчика в возрасте 4 месяцев. Щенок родился последним в помете со значительной задержкой. Проблемы в поведении начались с момента приобретения. Инфекционных заболеваний не было. Агрессии по отношению к людям не проявляет. По отношению к другим собакам проявляет агрессию независимо от размера собаки, в результате чего неоднократно получал травмы. Травм головы не было.
Обследование. Собака адекватно относится к экспериментатору. Взаимодействие с хозяевами затруднено в связи с неуправляемостью собаки. Собака не приступает к выполнению задания, так как не слушает инструкций хозяина. У собаки хорошо развита игровая мотивация, поэтому хозяевам предлагается поиграть с собакой в мячик. Пес с удовольствием бежит за мячиком, брошенным хозяйкой, но на обратном пути обнаруживает свою косточку и бросает мячик. Поглодав косточку, собака идет проверять свою миску и, не обнаружив корма, начинает лаять, подойдя к холодильнику. Хозяйка прикрикивает на пса. Он отходит от холодильника, находит свой мячик и начинает бегать с ним по комнате.
Предположительный диагноз. По всей видимости, собака страдала от гипоксии во время родов, что позволяет предполагать минимальную мозговую дисфункцию и связанную с ней гиперактивность. Других данных в пользу органической патологии в процессе обследования не выявлено.
Депрессия.  Резкое снижение настроения является ведущим симптомом классического синдрома депрессии, включающего в себя также снижение двигательной активности
Животные обнаруживают повышенную утомляемость и связанное с ней снижение произвольной активности, проявляется снижение аппетита.
При дифференциальной диагностике необходимо учитывать, какие события могли послужить причиной депрессии. Если никаких событий, которые могли бы вызвать депрессию, не обнаруживается, и животное проявляет депрессивные эпизоды на протяжении длительного времени, следует предполагать органические заболевания или эндогенные расстройства.

Клинический случай.  Курцхаар, 10 лет, сука.
Жалобы на снижение аппетита, беспокойный сон (собака встает и подходит к хозяевам по несколько раз за ночь), утрату интереса к жизни, пачканье дома, которое появилось около месяца назад.
Анамнез. Собака была приобретена в возрасте 2 месяцев у знакомых, которые держали суку этой породы. До последнего времени собака ходила с хозяином на охоту. В последний раз 0,5 года назад. Во время последней охоты хозяин заметил, что собака начала быстро уставать, и «как бы с неохотой все делала, хотя всегда на охоту ходить любила. Только скажешь ей «едем на охоту», так она бежит мои сапоги охотничьи доставать, лезет в шкаф за рюкзаком». Поведение собаки никогда нареканий не вызывало, за исключением последних месяцев. Хозяева возили собаку в ветеринарную клинику, где им сказали, что у собаки возрастные изменения и порекомендовали кормить собаку специальным кормом для пожилых собак.
В процессе беседы с хозяевами выяснилось, что полгода назад хозяева завели еще одну собаку той же породы, которой в настоящее время 9 месяцев. С этого времени у старшей собаки появилась апатия, ухудшился аппетит, появились проблемы с соблюдением чистоплотности.
Собака отказывается от решения задачи, но когда в комнату заходит молодая собака, начинает лаять и беспокойно искать лакомство. Дыхание собаки учащено, она настойчиво требует внимания хозяев. Молодую собаку убирают из комнаты, старая собака слегка успокаивается, но продолжать просить ласки. К задаче возвращаться отказывается.
Предположительный диагноз — депрессия, связанная с появлением в доме новой собаки и возрастными физиологическими изменениями.

0

6

Как  много  и  интересно,  хорошо бы  первоисточник  почитать

0

7

4.1.6. Характерологические расстройства

А. Б. Смулевич в своей книге «Психогении и невротические расстройства» (Смулевич А. Б., 1999) пишет, что отграничение психопатий от прогредиентных эндогенных и органических заболеваний, невротических расстройств и постпроцессуальных резидуальных состояний нередко представляет серьезные затруднения. В некоторых случаях возникает необходимость в тщательном клиническом и инструментальном (ЭЭГ, КТ, ЯМР, рентгенологическое, биохимическое и др.) исследовании.
Для диагностики важны не только клинические особенности состояния, но и закономерности его развития и последующей динамики. В частности, остро возникшие психопатические проявления обычно свидетельствуют против предположения о психопатии, при которой формирование аномального склада личности происходит постепенно, годами…
В ситуации эксперимента характерологические расстройства будут проявляться следующим образом.
Животное хорошо понимает задачу.
В случае параноического расстройства характера  животное проявляет агрессию по отношению к экспериментатору (чужой), когда не может достать лакомство сразу, начинает внимательно обследовать хозяина и экспериментатора, в надежде обнаружить запрятанное лакомство у них.
В случае истерического расстройства характера,  когда животное не может достать лакомство, оно пытается привлечь внимание хозяина поскуливанием, лаем, неожиданным выполнением известных команд, в надежде таким образом заслужить угощение, либо находит другой способ привлечь внимание хозяина, например, начинает неожиданно прихрамывать.
В случае ананкастического расстройства характера,  если животное не может достать лакомство сразу, оно будет пытаться решить задачу, даже когда этого уже не требуется, периодически отвлекаясь на экспериментатора и снова возвращаясь к прерванной деятельности.
В случае расстройства характера возбудимого типа  животное агрессивно реагирует на экспериментатора, экспериментатор отвлекает его своим присутствием от выполнения задачи. Животное может неожиданно наброситься на экспериментатора в условиях фрустрации потребностей (достать лакомство), следовательно, мы будем наблюдать переадресованную агрессию.

Дифференциальная диагностика характерологических расстройств

Для диагностики важны не только клинические особенности состояния, но и закономерности его развития и последующей динамики. В частности, остро возникшие психопатические проявления обычно свидетельствуют против предположения о психопатии, при которой формирование аномального склада личности происходит постепенно, годами.
При разграничении с органически и соматически обусловленным поражением ЦНС  исключение диагноза психопатии (обычно приходится различать психопатии эмоционально-неустойчивого и истерического круга) основывается на наличии в клинической картине явлений психоорганического синдрома, признаков нарушенного сознания, гиперкинезов. Против диагноза психопатии свидетельствуют также массивные вегетативные расстройства и выраженные астенические проявления (резкая истощаемость при умственной и физической нагрузке). При психопатии среди нарушений поведения обычно не наблюдается выраженной аффективной лабильности, однообразного моторного беспокойства; они более типичны для органических, реже эндогенных заболеваний с психопатоподобными расстройствами. Определенное значение для диагностики органического церебрального процесса имеет выявление отчетливых очаговых неврологических симптомов и признаков ликворной гипертензии. При импульсивной (возбудимой) психопатии с выраженной склонностью к дисфориям, приступами гнева, резкими аффективными разрядами появляется необходимость в ее дифференциации от эпилепсии. Решающее значение для отклонения диагноза психопатии имеют эпилептические пароксизмы. В рамках альтернативы «расстройство личности — невроз»  одним из признаков, способствующих исключению диагноза психопатии, является острый дебют заболевания. Обсессивно-фобическая симптоматика при психопатиях, в отличие от невротических расстройств, как правило, мономорфна, носит характер изолированных навязчивостей, компульсий, ритуалов. Если навязчивости при психопатиях являются эгосинтонным психопатологическим образованием (они оцениваются как дурная привычка, неизбежный элемент распорядка дня), то при неврозах те же симптомы эгодистонны и воспринимаются как чуждое, субъективно непереносимое, мучительное явление, нарушающее весь строй жизни. Наибольшие диагностические затруднения возникают при отграничении психопатий от вялотекущей, относительно благоприятно развивающейся шизофрении.  В пользу эндогенной природы страдания свидетельствует значительное место в клинической картине фобий и навязчивостей, не обусловленных психогенными. Против психопатии и об эндогенном прогредиентном процессе свидетельствуют видоизменение навязчивостей в сторону все большего однообразия, монотонность обсессивных проявлений.
В отличие от свойственной динамике психопатий реактивной лабильности для процессуально обусловленных психопатических состояний характерно однообразие психических реакций, они мало связаны с влиянием внешних факторов и нередко бывают парадоксальными. Однако наибольшее значение для дифференцировки конституциональных психопатических состояний с нажитыми имеют постепенное усиление аутизма, эмоциональной монотонности, утрата психической гибкости, стереотипизация. Диагностика значительно облегчается при появлении ранее несвойственных странностей, эксцентричности в поведении.

Клинический случай.  Ротвейлер, 3 года, кобель.
Жалобы на агрессию по отношению к посторонним людям во время прогулки, когда «ему вдруг что-нибудь почудится, и он может наброситься».
Анамнез. Собака приобретена в возрасте 3,5 месяцев на Птичьем рынке. Приблизительно с 5–6 месяцев собака начала проявлять настороженное отношение к посторонним, что поощрялось хозяевами. Однако начиная с 9 месяцев настороженное отношение сменилось вспышками неожиданной агрессии, которые возникают на улице по отношению к прохожим, независимо от пола и возраста (кроме детей до 12 лет). По отношению к посторонним, которые приходят в дом, такого не возникало, так как хозяева сразу запирают собаку в комнате. По отношению к хозяевам вспышек агрессии не было. Агрессия проявляется по отношению к другим собакам, независимо от пола, размеров и возраста в том случае, если они приближаются к хозяевам.
Обследование. Собака настороженно относится к экспериментатору и ложится рядом со своей миской. На предложение решить задачу пес откликается с энтузиазмом, но постоянно поглядывает, не приблизился ли экспериментатор к миске. Собака легко решает задачу в первый раз и проглатывает лакомство, косясь на экспериментатора и слегка порыкивая на него. Во втором случае задачу усложняют, собака не может достать лакомство сразу. Рычание в отношении экспериментатора усиливается, собаку придерживают за ошейник, и она начинает внимательно обнюхивать хозяина, отыскивая лакомство. Холка приподнята. Хозяин еще раз показывает, где лакомство, собака достает его и просит еще. Хозяин снова прячет лакомство, пес с энтузиазмом принимается доставать еду, на всякий случай продолжая рычать.
Предположительный диагноз — расстройство характера параноического типа.

Клинический случай.  Ризеншнауцер, 1,5 года, сука.
Жалобы на повторяющуюся, перемежающуюся хромоту, начиная с 3 мес. Ветеринарное обследование не выявило причин хромоты.
Анамнез. Собака приобретена в питомнике в возрасте 2,5 месяцев. С самого начала хозяева отмечали смену настроения собаки от депрессии к гиперактивности. В возрасте 5 месяцев собака во время прыжка подвернула лапу и некоторое время хромала, что испугало владельцев, так как животное заводили для выставочной карьеры. Ветеринар тогда выявил небольшое растяжение связок, которое в скором времени прошло.
Других травм и инфекций не было. Но с тех пор собака периодически припадает то на одну, то на другую конечность. Хромота возникает по любому поводу — начиная от выпрашивания корма и заканчивая нежеланием что-либо делать. В случае стрессовой для собаки ситуации также возникает хромота, вплоть до отказа ходить. (Например, собака с удовольствием ходит на выставки, но начинает хромать, когда ее оттуда уводят).
Обследование. Собака неадекватно дружелюбно для породы встречает экспериментатора, настойчиво требует ласки. Простого потрепывания по холке ей кажется недостаточным, и она начинает лаять на экспериментатора, но быстро успокаивается, когда ее начинают оттаскивать. Собака переключает внимание на хозяев, начинает заигрывать.
На предложение решить задачу откликается с энтузиазмом, но не справляется с задачей сразу и с лаем подбегает к хозяевам. В ответ на команду хозяев продолжить решение задачи, собака отвечает усилением вокализации, затем, прихрамывая, идет на свое место. Задачу максимально упрощают. Собака решает ее и настойчиво требует одобрения не только от хозяев, но и от экспериментатора.
Предположительный диагноз — расстройство характера истерического типа.

Клинический случай.  Афганская борзая, 1,5 года, сука.
Жалобы на трусливое поведение.
Анамнез. Собака приобретена у известного заводчика в возрасте 3 месяцев с целью разведения. Травм и инфекций не было. С самого начала щенок настороженно относился ко всему новому, начиная от новых людей и заканчивая новыми предметами, которые появлялись в доме. Такое поведение особенно усилилось около 8 месяцев, что, учитывая предполагаемую выставочную карьеру, сильно озаботило хозяев. Собака не любит ходить гулять в новые места, упирается, жмется к хозяевам. Никаких событий, которые могли стать причиной такого поведения собаки, ни хозяева, ни заводчик припомнить не могут.
Обследование. Собака встречает экспериментатора насторожено, хвост поджат, мышцы корпуса и конечностей напряжены, движение экспериментатора в сторону собаки вызывает ответное движение от него. Когда собака слегка привыкает к экспериментатору, ей предлагают решить задачу по поиску лакомства. Собака начинает искать лакомство, но без энтузиазма, скорее, выполняя волю хозяев. Животное старательно пытается достать лакомство, дыхание собаки учащается, она начинает поскуливать, но не прерывает деятельность. Движение экспериментатора в момент поиска лакомства заставляет собаку отпрянуть, но затем она снова возвращается к задаче. Животное успешно решает задачу. Задачу усложняют, поведение собаки аналогично поведению при решении первой задачи.
Предположительный диагноз — расстройство характера ананкастического типа.

Клинический случай.  Эрдельтерьер, 2 года, кобель.
Жалобы на агрессию по отношению к хозяевам.
Анамнез. Собака приобретена в возрасте 3 месяцев у частного заводчика. Травм и инфекций не было. Состав семьи — двое взрослых и двое детей (7 и 14 лет). Собакой занимается в основном хозяин. По отношению к нему собака пыталась проявлять агрессию один раз в возрасте около года. Хозяин сильно избил собаку, с тех пор конфликтов между ними нет. Однако собака агрессивно реагирует на хозяйку и старшего ребенка, если они пытаются отдавать псу команды или запрещать что-нибудь. Кроме того, собака может проявить агрессию по отношению к ним, если в момент, когда хозяин уходит, и за ним захлопывается дверь, его жена или старший сын оказываются рядом. Поведение по отношению к посторонним людям без патологической агрессии, за исключением тех случаев, когда собаку оставляют привязанной у магазина. Тогда пес может пытаться набрасываться на прохожих. Отношения с другими собаками в пределах нормы.
Обследование. Собака реагирует на экспериментатора адекватно. На предложение достать лакомство реагирует с энтузиазмом, очень старается. Когда задачу не удается решить сразу, собака начинает рычать на хозяйку. Хозяин вынужден одернуть пса, что вызывает усиление агрессии по отношению к хозяйке. Принимается решение прекратить выполнение задания.
Предположительный диагноз. В данном случае необходимо отграничить агрессию борьбы за лидерство от расстройства характера возбудимого типа. За расстройство характера говорит то, что собака пытается набрасываться на прохожих в условиях фрустрации (невозможность последовать за хозяином, собака вынуждена ждать его на привязи около магазина). Однако нельзя полностью исключать и конкурирующую агрессию. Окончательный диагноз зависит от успеха поведенческой терапии.

0

8

Общие выводы

На основании ветеринарной истории болезни, клинической беседы с хозяевами и наблюдения можно выдвигать гипотезы о причинах отклоняющегося поведения собаки.
Так, если в анамнезе животного были травмы или инфекционные болезни, если известно о тяжелых, затяжных родах, можно предполагать органическое расстройство.
В случае если в анамнезе был хотя бы один эпилептоформный приступ, можно думать, что у животного эпилепсия или органическое расстройство.
В случае аутичного поведения можно предполагать органическое или эндогенное расстройство.
В случае если не удается выявить причины агрессивного поведения, можно предполагать характерологическое расстройство.
Поведение с целью привлечения внимания может быть результатом как неопытности хозяев, так и характерологического или тревожного расстройства.
Повышенная тревожность, навязчивости в поведении могут быть обусловлены невротическим, эндогенным или характерологическим расстройством.
Иногда окончательный диагноз помогает поставить подробная беседа с хозяевами даже не о проблемах в поведении их собаки, а об общем устройстве их быта и взаимоотношений внутри семьи.
Полезно также наблюдение за животным в условиях эксперимента, а также в условиях (время, место, определенные персонажи, в чьем присутствии проявляются проблемы) проявления отклонений в поведении.

4.2. Частота встречаемости различных расстройств

В результате обследования было выявлено следующее процентное соотношение причин девиантного поведения:

Причина девиантного поведения Количество животных в %
от общего числа*
Причина заключается в личностных особенностях
или неопытности хозяев 80% (473 собаки)
Органические поражения ЦНС** 5% (29 собак)
Неврозы 15% (78 собак)
Расстройства настроения 7% (41 собака)
Характерологические расстройства 7% (39 собак)
Эндогенные психические расстройства 1% (5 собак)

* Сумма процентов в таблице больше 100, так как есть основания считать некоторые патологии сочетанными.
** Автор полагает, что в действительности животных, страдающих органическими поражениями головного мозга различного генеза (а следовательно, имеющих биологические предпосылки к отклоняющемуся поведению) значительно больше, но их далеко не всегда удается диагностировать на основании наблюдения, так как нет неврологических данных и данных объективных исследований.

Интересно отметить, что полученные результаты в значительной степени совпадают с данными Каплана и Сэддока (Каплан Д., Сэддок Дж., 2005) о распространенности в человеческой популяции различных психических расстройств. Эта информация косвенно может служить доказательством нашей гипотезы о схожих причинах и механизмах возникновения отклонений в поведении и психике человека и высших животных.
Из полученных данных было отобрано несколько случаев, наиболее ярко демонстрирующих различные расстройства у животных по типу характерологических расстройств.
На основании обследования большинства собак обнаружено, что наиболее частой причиной обращения к зоопсихологу являются неопытность или личностные особенности хозяев.
Основные жалобы, которые приходится слышать зоопсихологу, — жалобы на агрессию либо неуправляемость животного.
Как правило, взаимоотношения хозяин-собака, напоминают детско-родительские взаимоотношения. И, по аналогии с детско-родительскими взаимоотношениями, обнаруживается, что зачастую хозяин проецирует свои проблемы на животное. Перед зоопсихологом здесь встает задача максимально деликатно дать понять владельцу, что его собака не страдает  отклонениями в поведении и психике.

Глава 5
Прогноз и рекомендации в области поведенческой и фармакотерапии

Комплексное обследование каждого конкретного случая завершалось прогнозом и рекомендациями. При этом мы старались опираться на сохранные стороны психики животного, согласно положениям Л. С. Выготского (Выготский Л. С., 1998) о детском развитии. С опорой на сохранные, компенсаторные стороны можно прогнозировать динамику заболевания и разрабатывать рекомендации в области поведенческой терапии.
В случае органических заболеваний ЦНС,  конечно, прежде всего необходимо фармакологическое лечение основного заболевания. Основная задача владельцев состоит в адаптации животного во время лечения.
В случае если животное в силу заболевания проявляет признаки агрессии и гипервозбудимости, показан курс анксиолитиков из расчета — 2 мг на кг веса животного каждые 12 часов.
Прогноз в этих случаях дает лечащий врач-ветеринар!
В случае эпилепсии  хозяева должны быть готовы к тому, что у собаки могут выявляться изменения характера по эпилептоидному типу (животное стремится строго соблюдать распорядок дня и следовать привычным маршрутам, проявляет агрессию к нижестоящим и навязчиво требует внимания от тех, кого считает выше себя в семейной иерархии, и т. д.). Владельцам следует с пониманием относиться к особенностям характера собаки, внимательно следить за предвестниками приближающегося приступа, чтобы не оказаться застигнутыми врасплох.
Прогноз зависит от частоты и силы приступов.
Неврозы.  Фармакологическое вмешательство обычно облегчает модификацию поведения. Однако фармакологический подход должен быть рациональным. В каждом случае специалист решает, будут ли специальные препараты использоваться как основное или вспомогательное средство при коррекции поведения. Нежелательно назначать психотропные препараты в отсутствие плана лечения, включающего и поведенческую терапию. К сожалению, ничто не заменит тяжелую работу, требующую участия всей семьи, хотя некоторые лекарства помогут эту работу облегчить. Неадекватное применение препаратов притупляет или маскирует аномалии поведения, не затрагивая вызывающие их процессы или провоцирующую обстановку.
Конечно, каждый случай индивидуален и главная задача специалиста — попытаться выявить причину невроза. Однако в рамках данной работы можно дать самые общие рекомендации в области поведенческой терапии.
Так, в случае если собака страдает фобией:
— необходимо исключить ситуации, в которых собака испытывает испуг,
— необходимо полностью игнорировать любые проявления испуга в поведении,
— если проблемы в поведении проявляются во время прогулок, хозяин должен просто не замечать этого и продолжать движение, не уделяя внимания собаке, продолжая тащить ее за собой на поводке,
— во всех отношениях (обучение, контроль, наказание) к собаке следует относиться как к совершенно нормальному животному и обращаться с ней соответствующим образом,
— если собака не подчиняется команде прекратить нежелательное поведение (например, резко дергает поводок, облаивает прохожих), хозяину следует продемонстрировать свое превосходство, т. е. хозяин должен переключить внимание собаки на себя, например, заставив выполнить простейшие и хорошо знакомые собаке команды («Сидеть!» и пр.);
— необходимо постоянно поощрять собаку, если она нормально ведет себя в ситуациях, которые обычно вызывают у нее испуг.
Приведем пример.  Английский мастиф. 2 года. Кобель. Жалобы на агрессию по отношению к незнакомым людям.
Был взят из частного питомника в возрасте трех месяцев. Живет с хозяевами (пожилая супружеская пара) в загородном доме с большим участком. Пока собаке не исполнился год, хозяева не выводили его за пределы участка, считая, что пес должен подрасти и окрепнуть перед встречей с другими людьми и собаками. Если говорить о сензитивном периоде в раннем онтогенезе, то, по словам хозяев, до трех месяцев щенок общался лишь с другими щенками и матерью, а также одним человеком, который кормил мать и щенков.
Агрессия проявляется как на участке, когда туда заходят посторонние люди, так и по отношению к незнакомцам на улице. Из разговора выясняется, что собака, находясь на некотором расстоянии от хозяев, старается избегать незнакомцев и спешит к хозяевам. А рядом с хозяевами злобно рычит и даже пытается бросаться на посторонних. Если незнакомец продолжает спокойно идти в сторону хозяина с собакой, пес начинает поскуливать, по мнению хозяев, от возбуждения. В таких случаях хозяева, успокаивая собаку, поглаживали ее.
В поведении данной собаки есть еще один интересный аспект. Недалеко от дома, где живет пес, находится церковь. Всякий раз, как собака видит какого-либо священника, она писается от страха. Хозяева не смогли припомнить никаких неприятных моментов в жизни собаки, связанных со священнослужителями.
В остальном собака послушна, привязана к хозяевам и не вызывает нареканий.
На вопрос «Как бы вы классифицировали свое отношение к собаке в сравнении с семейными, межчеловеческими взаимоотношениями?», хозяева отвечают, что воспринимает собаку как своего ребенка.
Анализ.  В данном случае можно говорить об агрессии самозащиты. Налицо влияние ограниченного опыта контактов в детстве. Кроме того, поглаживания собаки, чтобы успокоить ее во время агрессии, несомненно, воспринимаются как поощрение и усугубляют проблему. Что касается страха перед священниками, причина остается неясной.
Коррекция поведения.  Хозяев познакомили с научными представлениями о структуре стаи у собак и характере отношений в ней, и они поняли и приняли их. Для начала хозяева перестали ходить с собакой в людные места. Когда в дом приходили посторонние, хозяин брал собаку на короткий поводок и просил не приближаться слишком близко. Непреднамеренное поощрение агрессивного поведения было исключено. Так как собака хорошо слушалась хозяев, отныне в ответ на агрессивное поведение следовал резкий рывок поводка и окрик «нельзя», причем как со стороны хозяина, так и хозяйки. Это в некоторой степени повысило порог торможения агрессии. Раньше перед приходом гостей хозяева запирали собаку в одной из комнат. Решено было попробовать следующий вариант. Когда пришли гости и расселись за столом, хозяин привел собаку к гостям на коротком поводке. Гости, которые хотели погладить собаку, предложили ей лакомство, а затем, медленно вытянув руку касались головы собаки, предлагая ей в то же время еще кусочек. Когда эту процедуру проделали в первый раз, пес продолжал рычать, хотя брал угощение с удовольствие. Однако уже к концу вечера собака вошла во вкус и, благодаря щедрым гостям, съела большую часть угощения. После этого пес настолько освоился, что сам предлагал ласки всем желающим. Во всех последующих случаях, когда в дом приходили гости, ситуация повторялась в точности: собака встречает гостей на поводке, рычит, но замолкает при окрике хозяев, а затем с удовольствием идет к гостям, где за кусок дает гладить себя сколько угодно.
Проблема агрессии по отношению к незнакомцам на улице решалась методами наказаний (окрик, рывок поводка). Это в некоторой степени позволило снизить агрессию, но не помогло избавиться от агрессии полностью. С поводка собаку в людных местах не спускали.
Оставалась проблема страха перед священнослужителями, вплоть до мочеиспускания. Решено было попробовать метод десенсибилизации, который предполагает серию подходов к собаке человека, относящегося к тому типу людей, которых собака боится. Человек приближается к собаке, останавливается на определенном расстоянии от нее, хозяин поощряет животное лаской или лакомством, если собака ведет себя спокойно. Человек останавливается всегда на одном расстоянии, пока собака не научится реагировать без признаков страха. Затем дистанцию постепенно сокращают. На роль священника был приглашен дрессировщик, одетый в черный балахон, напоминающий сутану. Через шесть занятий пес перестал бояться и даже позволял себя гладить. После этого хозяева пошли на прогулку к церкви. Пока священники были далеко, пес вел себя спокойно. Однако стоило одному из священников пройти рядом, пес заскулил (мочеиспускания на этот раз не было). Еще через несколько прогулок к церкви пес стал реагировать на священников спокойно.
Результаты коррекции.  И хозяин, и хозяйка заняли по отношению к собаке не столько родительскую позицию, сколько позицию более высоких по рангу особей. В результате проблема страха перед священниками решена полностью, так как другие члены стаи таких особей не боятся, и, следовательно, опасаться нечего. Проблема агрессии страха по отношению к чужим решена лишь частично, что объясняется недостатком опыта в раннем онтогенезе, связанном с дефицитом общения в детстве.

Лекарственные средства.  Шалл-Селсер и Стэгг (Shull-Selcer E., Stagg W. 1991) пишут: «Ацетилпромазинмалеат (Acetylpromazinmaleat) и фенобарбитал применяются в ветеринарной практике, как правило, в качестве дополнительного средства, обеспечивающего контроль за поведением пугливых собак. Если собака испытывает страх перед громкими звуками или шумом, возникает необходимость использования седативных препаратов, чтобы достичь определенной дезориентировки и атаксии и ослабить поведенческую составляющую реакции страха. В отдельных случаях очень сильных страхов сильное воздействие седативными средствами может быть единственной эффективной формой терапии. Если фобии проявляются в менее выраженном виде, можно использовать менее сильные антифобические седативные средства (анксиолитики), которые показаны на первом этапе терапии». Шалл-Селсер и Стэгг рекомендуют использовать диазепам из расчета 0,1–0,5 мг на кг веса, Chlorazepat Dipotassium в зависимости от размера собаки от 5,6 до 22,5 мг, буспирон, пропанолол в зависимости от размера собаки от 2,5 до 10 мг, ацетилпромазин — 0,5–1 мг на кг веса.

В случае страха одиночества  собаку необходимо отучать от назойливого, требовательного поведения, а также методом обучения приучить собаку ждать хозяина на своем месте или грызть косточки, вместо того, чтобы выть, лаять или проявлять деструктивное поведение. Во время проведения курса коррекции собаку не следует оставлять дома одну.
При страхе одиночества в качестве дополнительных мер могут использоваться анксиолитки и антидепрессанты (амитриптилин, имипрамин из расчета 1–2 мг на кг веса).
Так, в клиническом случае, иллюстрирующем страх одиночества, хозяевам было предложено перед уходом на работу давать собаке амитриптилин и оставлять жевательные игрушки на время своего отсутствия. Кроме того, когда хозяева присутствовали дома, то после выполнения обязательного моциона (кормление, прогулки), они оставляли собаку в прихожей одну, а сами закрывались в комнате, не обращая внимания на лай и царапанье под дверью. Через две недели (которые дались и хозяевам, и собаке тяжело), пес стал спокойнее относиться к тому, что у него нет возможности постоянно находиться у ног хозяев. С этого момента и поведение собаки в одиночестве стало улучшаться.
В случае тревожного расстройства терапия похожа на терапию фобических расстройств.
В клиническом случае, иллюстрирующем тревожное расстройство, собака прошла курс лечения амитриптилином, который ей давали накануне выхода на прогулку. Кроме того, хозяева старались ограничить встречи животного с детьми. Собака стала спокойнее реагировать на приближение к ней детей, однако рычит, если ребенок подходит слишком близко или пытается погладить.

В случае обсессивно-компульсивного расстройства.
Прежде всего, необходимо выявить причину стереотипного поведения. Если значительную роль играет стремление добиться внимания, следует игнорировать стереотипное поведение. Если можно отвлечь внимание собаки, то следует применять раздражитель, сначала для отвлечения внимания, а потом для его предотвращения. Возможно, имеет место дефицит внешних релизеров видотипичного поведения. В этом случае, собаке следует больше гулять. Возможно, наконец, что собака испытывает внутренний конфликт между различными мотивациями (например, одновременное проявление агрессии и испуга или дружелюбия и испуга по отношению к кому-либо). В этом случае следует приучать собаку к общению или, наоборот, избегать общения с тем, по отношению к кому собака проявляет выраженный конфликт.
Лекарственная терапия — амитриптилин 2–4 мг на кг, флуоксетин 1 мг на кг, имипрамин 1–3 мг на кг, гидроксизин 2 мг на кг, буспирон 2,5 — 10 мг на кг.
В соответствующем клиническом случае хозяин стал каждый вечер приезжать на дачу после работы вместе с дрессировщиком. Поначалу занятия по общему курсу послушания проводил один дрессировщик, хозяин же хвалил собаку по возвращении и никак не реагировал на бег по кругу. Через три недели хозяин стал выходить на занятия вместе с дрессировщиком, по-прежнему поощряя собаку за работу и не реагируя на нежелательное поведение. Еще через три недели состояние животного стабилизировалось, после чего хозяин перестал ездить на дачу каждый вечер, запланировав приезжать по выходным. Спустя неделю собака возобновила бег по кругу и отказалась от еды. Хозяева приняли решение отдать собаку заводчику. У заводчика, оказавшись в компании с другими собаками и при постоянном присутствии дома кого-то из хозяев, отклоняющееся поведение почти полностью прекратилось.

Расстройства настроения.  В случае депрессии следует выяснить причину депрессивного состояния. Собаке следует уделять больше внимания. Из лекарственных средств используются амитриптилин и имипрамин.
В случае гиперактивности поведенческая терапия состоит в первую очередь в модификации поведения, направленной на формирование послушания. На то время, когда собака остается без присмотра, ее следует помещать в контейнер с игрушками и косточками. Следует увеличить физические нагрузки.
Бургардт (Burghardt W., 1994) полагает, что у истинно гиперактивных собак существует дефицит дофаминовых рецепторов Д2 и предлагает фармакологическое лечение селективными блокаторами обратного захвата серотонина (флуоксетин, амитриптилин).

Характерологические расстройства.  Выбор метода лечения обусловлен низкой фрустрационной толерантностью. В качестве поведенческой терапии автор рекомендует использовать некоторые методы, используемые когнитивно-поведенческой терапией в человеческой психиатрии. К таким методам относятся:
— десенсибилизация,
— погашение (отказ в подкреплении, следующий за нежелательным поведением),
— удаление или изменение запускающего поведение стимула,
— постепенное погружение в травмирующую ситуацию в состоянии безопасности,
— позитивное подкрепление (награда за желательное поведение),
— игнорирование дезадаптивного поведения,
— реципрокная ингибиция (ответная реакция ослабляется в присутствии сильного несовместимого сигнала).
Лекарственная терапия. В случае расстройства параноического типа полезно давать препараты для подавления тревоги (анксиолитики, например диазепам).
В случае расстройства истерического типа могут быть показаны антидепрессанты (амитриптилин) и анксиолитики.
В случае расстройства возбудимого типа может оказаться полезным сонапакс, диазепам.
В случае расстройства ананкастного типа фармакотерапия схожа с таковой при обсессивно-компульсивных расстройствах.
В клиническом случае, демонстрирующем ананкастный тип расстройства, хозяева изменили режим прогулок и стали выводить собаку в наморднике, как только кто-то приходил с работы. Хозяин или хозяйка брали собаку и шли встречать того, кто еще не пришел. Собака, радуясь встрече, не реагировала на прохожих. По пути домой хозяева играли с собакой. В случае агрессивной вспышки, хозяева давали команду «Рядом!», в остальном никак не реагируя на поведение собаки. Спустя два месяца проявления агрессии со стороны собаки значительно сократились (до 1 проявления раз в 8–10 дней с 1 проявления раз в 1–2 дня).

Эндогенные расстройства.  В тех случаях, когда автор сталкивался с расстройствами этого типа, эффект в лечении достигался только благодаря фармакотерапии нейролептиками и антидепрессантами. Животные получали сонапакс, неулептил, тиоридазин в соответствии с инструкцией к препаратам сначала из расчета детской дозы, в сочетании с амитриптилином из расчета 2 мг на кг веса животного.

Прогноз.  Как правило, прогноз бывает достаточно благоприятным в случае лечения депрессий и неврозов (за исключением фобий) при условии, что удается установить причины возникновения расстройства.
Гиперактивность у животных, как правило, становится менее выраженной с возрастом (с 5–6 лет). До этого возраста владельцам приходится постоянно принимать меры коррекции.
Характерологические расстройства у животных, так же как и у людей, как правило, обостряются в пубертатном и инволюционном возрасте. Если хозяевам удается адаптировать животное, главным образом, благодаря поведенческой терапии, то прогноз достаточно благоприятный, хотя нельзя говорить о полном излечении.
Эндогенные расстройства. К сожалению, прогноз неблагоприятный. Улучшения достигаются только благодаря регулярному применению нейролептиков. При отмене препаратов болезненные проявления возобновляются в течение 1–30 дней.

Заключение

Вопрос о взаимодействии генетики и воспитания по-прежнему не решен однозначно. Мы знаем, что условия, в которых росло животное, влияют на его поведение. Но нам неизвестно, в какой степени реакции взрослого животного определяются его генетикой. Закономерности развития нарушений поведения до сих пор не изучены досконально. А знание таких закономерностей крайне важно при решении вопроса о том, как и когда следует вмешиваться на каждом этапе формирования индивидуальности животного.
В данной работе сделана попытка установить эти закономерности по аналогии с механизмами аномального развития у детей.
Учитывая, что как в нашей стране, так и за рубежом проблемами КПМ занимаются либо ветеринарные врачи, которые опираются на основы патофизиологии и фармакотерапию, либо дрессировщики, которые работают на базе этологических принципов, до сих пор не были классифицированы типы отклоняющегося поведения и не было предложено каких-либо способов их дифференциальной диагностики.
Используя методы зоопсихологии и клинической психологии, мы сделали попытку на основе выявленных закономерностей классифицировать и систематизировать встречающиеся у животных варианты отклоняющегося поведения. Безусловно, эта классификация не является полной. Например, в данной работе не рассматривался вопрос о психосоматических расстройствах у животных, которые имеют место и описаны в литературе (Strombeck D. R., 2004), не описаны животные с проявлениями старческого слабоумия и т. д. Мы считаем, что применение клинико-психологического подхода возможно и к расстройствам поведения и психики, которые не были описаны в предложенном варианте.
На базе методик клинической психологии и психиатрии детского возраста нами были разработаны методы обследования и предложены возможные критерии дифференциальной диагностики.
С целью определения уровня развития животного, разработан метод количественной оценки развития щенков, который может оказаться полезным не только для ветеринарных врачей и дрессировщиков, но и для владельцев собак.
В целом, мы считаем, что предложенный нами клинико-психологический подход к проблеме девиантного поведения оправдал себя, что подтверждается случаями успешного излечения.
Учитывая возрастающую актуальность проблемы девиантного поведения собак, особенно в крупных городах, мы думаем, что данная работа окажется востребованной среди широкого круга специалистов — зоопсихологов, ветеринарных врачей, дрессировщиков, а также среди владельцев животных.

0


Вы здесь » Форум Великолукских любителей собак... и не только... » В помощь владельцам собак » Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак