вверх

Форум Великолукских любителей собак... и не только...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Предлагаю почитать..

Сообщений 1 страница 48 из 48

1

Новый  рекламный  каталог  собак (есть  в  НП  ВКЦ)   предлагает  разместить  рекламу  своих  любимцев
http://i047.radikal.ru/0802/10/56609796b39c.jpg

И  еще  один  рекламный  каталог   собак:  можно так же  взять  полистать в  клубе .
http://i015.radikal.ru/0802/d2/1d8ab5d0fc69.jpg

0

2

А  кто  читал  книгу  ХИЛЕРИ  ХАРМАР "РАЗВЕДЕНИЕ  СОБАК"?

Это  ей  принадлежит  фраза:  "Собаководы  должны  все  время помнить,  что  они  только  временные  опекуны  выбранной  ими  породы!" 

и  еще  одна:  "Эксперт  должен  искать  в  собаке  достоинства,  собаководы-недостатки!"

И  очень  интересные  советы  на  тему "Как  разводить  собак"

0

3

Книга великолепная. Обожаю её перечитывать.
А ещё рекомендую:
Крис Валкович, Бонни Вилкокс "Успешное разведение собак", Москва, "Софион", 2006 год.

0

4

А  эта  еще  только  в  стадии  прочтения...
Кстати, эта книга легче  для восприятия,  чем  подобная,  но  отечественных  авторов:   "ПЛЕМЕННОЕ  РАЗВЕДЕНИЕ  СОБАК".http://i012.radikal.ru/0803/4b/6c71f8b1ceae.gif

Создается  впечатление,  что  у  иностранных авторов  красивее  и  видеоматериалы:  DVD  о   собаках  очень  красочные,  с  чудесными  пейзажами  и  видами, животные  ухоженные;  даже  в  сюжетах  о  печальных  ситуациях - грусть  светлая...  Хорошо  чувствуются  особенности характера  собак различных  пород...

0

5

ВС. ЯЗЫКОВ
КУРС ТЕОРИИ ДРЕССИРОВКИ СОБАК
ВОЕННАЯ СОБАКА

второе издание заново переработанное и дополненное
Госиздат, 1928

 
  George G. Alston with Connie Vanacore
THE WINNING EDGE: SHOW RING SECRETS

Перевод Елены Белобокой

ГРАНИ ПОБЕДЫ:
СЕКРЕТЫ ПОКАЗА В РИНГЕ

  Вышеуказанные книги можно скачать и прочитать  http://epaper.ru.googlepages.com/home

Отредактировано путник (2008-04-04 11:21:43)

0

6

А. Власенко
О неписаных законах

Spellcheck, оформление: ТаКир, 2008

Собаководы встречаются – и, конечно, общаются между собой – иногда на выставках, изредка в клубах, но каждый день – и не по разу – там, где гуляют со своими собаками. На выставках все придерживаются регламентов, позволяющих проводить эти мероприятия без сбоев. В клубах свои правила тоже существуют – ради нормального организационного процесса. (Хотя по сути своей клуб должен быть местом не единичных, а постоянных контактов объединенных им членов, то есть людей, имеющих какие-то схожие интересы и увлечения; но, пожалуй, нет сейчас таких клубов у собаководов: другие у клубов цели, другие заботы). И для владельцев собак лишь общие выгулы (пустыри, скверы, задворки) остаются местом непринужденного общения с себе подобными. Но раз люди встречаются там чаще всего, то, соответственно, именно там и складывается самая прочная культура общения, живая этика налаживания и поддержания добрых отношений между ними. Не этикет, который нужен на выставках и клубных мероприятиях, а – этика. Не культура обмена ценной информацией и опытом, которой, по идее, должны быть пронизаны клубы, а культура взаимоотношений, позволяющая бесконфликтно сосуществовать разным людям (и их разным собакам) на довольно ограниченных, какими приходилось и до сих пор приходится пользоваться, пространствах общих выгулов. Это все к чему: была, именно БЫЛА такая этика еще в недавнем прошлом. Пусть не везде развившаяся в равной степени и даже впитавшая кое-какие предрассудки и глупости, но она отвечала своему предназначению. В отличие от уставных положений и юридически оформленных правил, неписаные, но зато общепринятые (так и хочется сказать – исторически сложившиеся) законы этой этики блюлись без всякого администрирования довольно строго, поскольку были удобны и выгодны всем окрестным владельцам собак.
Теперь же кто-нибудь знает, где такие законы существуют до сих пор? Сомнительно что-то. Сплошь и рядом любые, даже очень мягкие попытки напомнить о необходимости уважения интересов других людей, гуляющих с собаками, многими и многими не знающими об этих традициях «собаковладельцами» принимаются в штыки. Увы, произошел разрыв преемственности. Надо полагать, с течением времени какие-то правила вновь сами собой образуются; но сегодня разве не лучше помнить о тех, что сложились прежде? Неужели приятно злить друг друга и злиться, если можно (и нужно!) ладить по-хорошему, доставляя удовольствие спокойной жизни и себе, и своим собакам?
Вот они, те неписаные законы (может быть, не все, но – главные) и комментарии к ним.

1. Если довелось привести собаку туда, где выгуливают своих собак другие люди, то, пусть вы и не знакомы, но поздоровайтесь.
Мало того, что иначе трудно войти в круг общения, но еще – люди быстрее и легче обратятся к вам, если вдруг ваша собака совершит что-нибудь опасное (например, сунется в помойку, скрытую за ближайшим кустом, или побежит к агрессивному «буяну»). В конце концов, приветствие как таковое есть ритуальная демонстрация миролюбивого настроения, присущая всем социальным животным. В частности, собакам. Давайте не будем менее вежливыми, чем они.

2. Если ваш пес драчлив, то выбирайте место и время, где и когда выгуливают тех собак, с кем он драться не станет.
Если же он нападает на собак без разбору пола и возраста (например, взрослый кобель на сук и щенков), то такого идиота не только выгуливать в общих местах, но и вообще держать дома страшно. Рано или поздно собака с ненормальным поведением может устроить своим хозяевам беспричинную, но жестокую разборку. К сожалению, четвероногие «моральные уроды» при нынешнем разведении отнюдь не редкость. От них лучше загодя избавляться, пока не случилось беды. Но уж коли вы решились держать дурную собаку – гуляйте с ней в одиночестве.

3. Если собаки собираются подраться, то хозяева по возможности должны воспрепятствовать этому.
Первые признаки готовящейся агрессии в большинстве случаев настолько очевидны, что не требуют подробного описания. Как только эти признаки обозначились, хозяевам нужно строго окликнуть и отозвать собак (не приближаясь к ним – это только спровоцирует драку – а наоборот, расходясь от них в разные стороны), а затем, на как можно большем удалении друг от друга, сделать необходимое внушение и развести собак в разные концы выгула или вообще увести, дабы спорная территория ни за одной из них не осталась.
Известны случаи, когда в попытке превентивного замирения непонравившихся друг другу собак, гуманистически испорченные элементы пытались сразу обеих погладить или даже – бывают же бестолочи! – угостить. Разумеется, с неизменно плачевными результатами.
Возможность «самостоятельного выяснения отношений» может быть, однако, допущена с обоюдного согласия владельцев собак, когда точно известно, что полностью превосходящий мощью «лидер» не станет крепко трепать зарвавшегося, но пока слабосильного «выскочку»- подростка. Хорошая выволочка порою бывает ох как нужна! Жаль, сейчас редки особи, соблюдающие все рыцарские правила собачьей дуэли. Сегодняшние собаки, как правило, слишком рано отрываются от матери-воспитательницы и «коллектива» однопометников, в общении с которыми, в ходе боевых игр, они должны сызмальства обучаться правильным ритуалам. Да еще огромное количество красивых психопатов используется в разведении безответственными поклонниками «суперэкстерьера» – и дают свое, не обремененное здоровыми инстинктами, потомство. И плюс бойцовые породы, в течение многих поколений селекционированные на отсутствие нормального, сдерживающего возможное убийство собрата, поведенческого комплекса. Поэтому лучше драк не допускать вовсе, по крайней мере среди взрослых собак.

4. Если все же собаки разодрались, то их растаскивают. Но каждый хозяин – только свою собаку. За чужую хвататься можно только в исключительных случаях: если хозяин ее в этом беспомощен, или когда она, большая, атаковала маленькую, или при нападении на щенка.
Собак ловят за хвосты (а если хвост купирован, то за задние ноги) и обеих одновременно тянут, поднимая вверх. Но не резким рывком, особенно когда собаки крепко ухватили друг друга, поскольку раны оттого могут оказаться куда как серьезнее.
Если собак приподняли над землей, но они все равно не отпускают друг друга, то лучше всего окунуть их в воду (или, зимой, сунуть вниз головами в глубокий сугроб), или обмотать им головы курткой, или затянуть поводки на шеях и чуток придушить. Или разжать челюсти деревянным клином. (Клин нужно подсовывать за нижнюю челюсть сразу позади клыка и отжимать вниз. Одновременно собаку тянут вверх за ошейник или за наброшенную на шею петлю.) Оттаскивать нельзя, если одна собака держит другую за ногу или за горло, а также когда большая давит маленькую. В этой ситуации важно не дать ей сделать трепок, от которого могут быть тяжелые травмы. И прежде чем разжимать челюсти, обязательно нужно зафиксировать ей голову (схватив за уши или за щеки).
Понятно, что при схватке сильных собак хозяева не всегда могут справиться с ними сами. Поэтому нужно по возможности им помочь, перед тем, естественно, привязав собственных собак.
Колотить или щипать за паха разъяренных схваткой псов почти всегда бесполезно. Разнимать их, ловя за ошейники, себе дороже: пара дыр в руке почти гарантирована. А бросаться между ними, прикрывая любимую животинку собственным телом (при этом еще заключив ее в тесные объятия и, таким образом, лишив ее возможности хоть как-то защищаться), свойственно исключительно глупым индивидам, у которых инстинкты не дают ни единого шанса разуму.
Или вот такая картина не знакома ли? Крупная собака устремляется к маленькой (либо к щенку), при этом вовсе не проявляя какой-либо непозволительной агрессивности. Хозяйка маленькой собачки с душераздирающим визгом швыряет свое сокровище рывком поводка к себе, подхватывает на руки и пытается развернуться к подбегающей собаке спиной. Человеку мало-мальски знакомому с психологией собак, легко спрогнозировать весьма вероятный ход дальнейшего развития событий. В звере просыпается инстинкт преследования (которому, между прочим, в затылок дышит настоящая агрессия), он подпрыгивает… Итоги: пораненная маленькая собачка или щен, у которого на всю жизнь в глазах застыл страх; прокушенный локоть, порванная одежда и буйная истерика нервозной дамочки; отныне и надолго закрепившаяся неприязнь большой собаки к проявляющим испуг женщинам; штраф и бесчисленные извинения ее владельца.
Впрочем, дело почти всегда обходится без покусов. Но собачка все же до смерти пугается – из-за панических действий своей хозяйки. Но связан-то страх в ее сознании с приближением большой собаки! Еще бы она после этого больших собак не боялась!
Безмозглым существам, подобным такой дамочке, противопоказано пользоваться общими выгулами для променада несчастных объектов своего обожания. Как и вообще противопоказано держать собак, кроме, разве что, плюшевых.
И все же владельцам «микропсов» следует быть вдвойне и втройне осторожными.

5. Крошечных, хрупких, легко травмируемых собак даже любопытства ради не стоит приводить туда, где бегают крупные и сильные.
Дело в том, что для обычного собачьего понимания возрастные, половые и социальные отношения значительно важней разницы в размерах. И не исключено, что взрослый 60-килограммовый кобель кавказская овчарка всерьез, как реального соперника, атакует взрослого кобеля той-терьера, боевой вес которого после плотного ужина составляет килограмма три вместе с ошейником и поводком. Стоит лишь к достоинствам тоя прибавить полпуда провоцирующего захлебывающегося лая и пуд невменяемой злобы, столь часто присущих наиболее мелким дегенеративным (извините, оговорился: декоративным) породам.
Редко, но встречается еще худший вариант. Некоторые крупные собаки категорически не приемлют мелких за представителей своего вида и готовы убивать их так же, как крыс или кошек.
Но даже если большая собака и вполне добродушно относится к исходящей рычанием четвероногой канарейке, то ведь она может и чисто случайно наступить на нее. Поверьте на слово, владельцу большой собаки тоже крайне неприятен вид выпавшего глазика, лопнувшего черепа или сломанной ножки как результата веселой игры его увальня с так понравившейся последнему «мелочью».

6. Нельзя отпускать собаку на общем выгуле, не сняв с нее металлического ошейника.
Очень больная тема. Куда ни глянь, бегают в компании собаки, а на них надеты «строгачи» (парфорсы), иной раз к тому же вывернутые шипами наружу. Либо – хрен редьки не слаще – кожаные ошейники, украшенные бронетанковым набором стальных пластин, а то и шипов.
Парфорс, используемый не в процессе дрессировки, а на прогулке, есть очевидный признак, во-первых, бестолковости владельца собаки, не сумевшего научить ее простейшему приему хождения рядом на поводке (на что требуется одно, от силы – два серьезных занятия!), а во-вторых, само-собой, невоспитанности собаки. Этот же парфорс или облепленный железом ошейник на собаке, отпущенной среди других, показатель невоспитанности ее владельца и крайне наплевательского его отношения

0

7

невоспитанности ее владельца и крайне наплевательского его отношения как к хозяевам остальных собак, так и к этим собакам.
Представьте себе, что веселый и хамоватый щен, увидев свежий объект для игры, подбегает и радостно прикусывает собаку за шею. Та мотнула головой – хрусть! – и новенький, только что сменившийся, уже постоянный резец юного нахала раскалывается пополам, а то и, попав в щель между пластинами, полностью с корнем выдергивается. В один миг прощай, не начавшись, выставочная и племенная карьера! А сколько нынче стоят услуги ветеринара-стоматолога, случаем не помните?
Да и взрослые собаки теряют зубы, разрывают губы и десны, даже не то чтобы в конфликтах, просто в игре.
В общем, недаром появление собаки в металлическом ошейнике на выгуле повсеместно считалось тяжким грехом. И если хозяин ее тут же не реагировал на предупреждение, то не раз бывало, что его попросту били (и поделом!). А ошейник доставался в трофейную собственность тому, кто его снимал. Или, по обыкновению, в назидание другим, украшал с тех пор какое-нибудь высокое дерево.
Нелепые оправдания, типа «а как я еще собаку удержу?», «а как я ее поймаю?», в расчет приниматься не могут. Думать об этом надо было раньше! Не можешь выдрессировать теперь – найми специалиста. Не поможет и это, так не держи собаку, продай. Авось ей повезет, и новый хозяин будет умней и ответственней.
Для собак «взрывного» темперамента, сколько-то воспитанных, но порой «срывающихся», вместо парфорса можно не менее успешно использовать вполне безопасную «американскую шлейку» (неудавливающий ошейник). Сделать ее легче легкого. Вот наиболее простая конструкция. Нужно обычный ошейник повернуть кольцом назад (к спине), а с боков пришить к ошейнику два капроновых шнурка и пропустить их под мышками собаки. На конец одного шнурка привязать карабинчик и продеть его в кольцо ошейника. На конце второго закрепить кольцо большего, чем на ошейнике, диаметра. Пристегнуть к нему привязанный карабинчик. Теперь если за кольцо шлейки зацепить поводок, то при малейшем его натяжении шнурки врежутся в нежную кожу под мышками. За несколько минут собака отвыкает бросаться на кого ни попадя и спокойненько идет у ноги. Проверено не раз.
Еще один момент. Противоблошиные ошейники, возможно, многие считают насущно необходимым профилактическим средством. Но кто поручится, что они совершенно безвредны при случайном «приеме внутрь» (все в той же игровой ситуации) для приятеля защищенной от нашествия паразитов собаки?

7. Не пускайте бегать с другими собаку с волочащимся за ней поводком.
Волочащийся поводок, правда, более опасен не для других собак, а прежде всего для той, которую с ним отпустили. Если она мчится полным галопом и наступает на свой поводок, то порой кувыркается много эффектней, нежели лошади под каскадерами в ковбойских вестернах. А там уж как повезет: когда растяжение, а когда что похуже (в зависимости от того, насколько твердый столбик прервет баллистическую траекторию ее сальто-мортале). Но бывали случаи, когда на поводок наступали другие собаки (особенно везет щенкам с их неокрепшими связками). Последствия ясны.
Весьма наглядны и результаты неожиданного торможения, когда поводок вдруг намертво за что-нибудь захлестывается (и хорошо, если за ногу хозяина: вперед наука). Издали напоминает ловлю северных оленей арканом. Очень своеобразная эстетика.
Нередко после этого у владельцев начисто пропадает желание вообще как бы то ни было отпускать собаку. Отныне и на веки вечные ей, бедняжке, предписывается режим домашнего ареста и прогулки «с каторжной колодкой» (роль колодки пожизненно исполняет сам владелец). И когда-нибудь (жаль, не помню, чьи это слова!) вслед за душой, рвущейся на волю, туда вырывается вместе с поводком и тело собаки. Они вместе летят до ближайшей улицы с оживленным движением транспорта и, после встречи с автомобилем, душа продолжает полет в одиночестве. (Кстати, для жучки, перебегающей дорогу без поводка, шансы на благоприятный исход гораздо предпочтительней.)
Неужели настолько трудно вовремя научить собаку останавливаться и подходить по команде, чтобы после не рисковать ни ее жизнью и здоровьем других собак, ни собственным инфарктом?
Еще касательно темы прогулок на поводке. Бывает, вдруг видишь человека с честным лицом и добрейшими глазами, который мотыляется на веревке за своей животиной от столба к столбу несколько минут, затем уходит. Чуть погодя проделывает то же самое, но уже с другой. После – с третьей. Спросишь его: чего же не отпустить собачку, ей же надо порезвиться? Надо бы, соглашается, да некогда: их у меня много. (К тому же, добавим, все невоспитанные: отпустишь с поводка – не поймаешь и за час.) А может, лучше одной собаке обеспечить достойную и радостную жизнь, чем нескольким такое вот несчастное прозябание? К сожалению, собаки вряд ли смогут поведать ему о своей заветной мечте: однажды раз и навсегда покинуть опостылевшего им тюремщика (наверняка пользующегося у прекраснодушной части человечества репутацией бескорыстного любителя животных).
Именно этого разряда люди наиболее бурно негодуют, когда оказываются свидетелями принудительной парфорсной дрессировки или – не приведи, Господи – наказания проштрафившейся собаки. На этот счет тоже было правило.

8. Если кто-то дрессирует собаку на выгуле, то не вмешивайтесь ни с советами, ни с возмущением (по крайней мере, пока урок не закончится). И даже если собака очень громко орет при наказании. А если ваши собаки к ней лезут – и дрессировщик вас попросит – отзовите их.
Совершенно невежественны замечания, что, мол, дрессировать нужно на специальных площадках, а не на общем выгуле. Кто близко знаком с настоящей дрессировкой, знает: если требовать от собаки выполнения команд только на дрессировочной площадке, то она только там и будет работать. А должна везде и всегда, хоть в эпицентре ядерного взрыва. Поэтому требовать безупречного повиновения не только можно, но и нужно тоже везде и всегда. Не слушается псина – на экзекуцию! Только так и можно воспитать действительно дельную собаку, которая по первому сигналу прекратит драку, вернется от течной суки, оставит игру «в догонялки», пойдет в огонь и в воду, хочет она того или не хочет, может или не может. Словом, будет собакой БЕСПРОБЛЕМНОЙ. То есть нормальной, какой должна быть всякая другая. Так что лучше не протестуйте против дрессировки, а присоединяйтесь и тоже поучите своих неслухов уму-разуму. Пригодится.
А то, что собака орет благим матом при наказании, так это крайне редко когда от боли. Вопли просто очень эффективный способ избежать неприятного воздействия. Все собаки прирожденные актеры, хотя почти все они актеры плохие. Другое дело, что и публика, на которую они рассчитывают, плохие зрители. Нет, чтобы присмотреться и, как Станиславский, сказать: «Не верю!» Так ведь и садистом обзовут, и в драку чуть не лезут. А у самих-то собачки далеко не сахар. Да и нелепо порой и сравнивать: какую-нибудь мягчайшего характера колли, которой за всю жизнь в голову не придет хоть в чем-то не согласиться с хозяином, да еще и закормленную до свинского состояния, так что ей лень лишний шаг сделать, и семи-восьмимесячного бузотера-ротвейлера, уже с нежного возраста пытающегося выстраивать все хозяйское семейство по ранжиру и с обнаженными зубами отстаивающего свое право на полную самостоятельность и независимость. Легко владельцу коллюшки-толстушки или шалопая добермана, подзывающегося только за кусочек, кричать, что к своей собаке он и пальцем за всю жизнь не прикоснулся. Каков толк от его воспитания, а также от характера его собаки, он может быть и поймет, если влипнет в переплет где-нибудь в темном переулке. Ну оближет потом собака его в утешение, чтобы не стонал так громко. И не только в породе тут дело, не только во врожденных качествах характера. Любая собака, будь то пудель, колли, сеттер – кто угодно, в случае нужды должна костьми лечь за своего хозяина. Или она не собака вообще (с точки зрения нормы вещей). Или же он вообще не хозяин (с точки зрения собаки). Кому непонятно? Хозяин, в собачьем разумении, эквивалент вожака, то есть высшая ступень, право подняться на которую владелец должен заслужить и отстоять. Право это обретается в ходе воспитания и обучения и неоднократно подтверждается силой (а также умом, волей, хитростью и т.д., но прежде всего – силой). И подтверждается тем энергичнее и жестче, чем тверже характер собаки, чем выше ее потенциал защитника и охранника. Так что без своевременного, разумно строгого и справедливого наказания результат будет ну о-о-очень относительным.
Но и для наказывающего свою собаку на выгуле есть правило.

9. Когда рядом находятся свободно отпущенные собаки, то при наказании своей нельзя размахивать ни руками, ни хлыстом.
И нужно поглядывать, как другие собаки реагируют на процесс экзекуции. Встречаются среди них любительницы помогать обиженным (и взмах руки для них, особенно обученных защите, окажется законным сигналом к атаке), а есть и такие, что наоборот, не откажут себе в удовольствии потрепать «за компанию» вопящую жучку. Кроме того, бывают нервозные трусы, принимающие все страшное на свой счет, и пугливые щенки. Потому, хотя гнев надо продемонстрировать провинившейся собаке незамедлительно, для наказания желательно оттащить ее в сторонку, если таковая возможность имеется, а также предупредить владельцев находящихся поблизости собак, что вашей прямо сейчас влетит по первое число.
И следующий закон имеет непосредственное отношение к дрессировке.

10. Без разрешения владельца нельзя гладить его собаку.
Обычно такое не возбраняется. Но если из собаки хотят сделать бдительного защитника, то ее желательная лояльность к окружающим отнюдь не должна означать полного доверия и дружбы. Если вам не хочется, чтобы хозяин собаки наказал ее за вашу провинность (это далеко не лучший способ, но что же ему еще остается делать!), то не лезьте к ней с ласками. Кроме того, существует довольно простая методика обучения собаки нападению на людей, тянущих к ней руки и говорящих умильными голосами. Если прибегнуть к ней, то… Уж лучше соблюдать закон, не правда ли?

11. И тем более нельзя (даже с разрешения владельца) угощать его собаку.
Единственное исключение – если корм для этого вам дает сам владелец.
Почему? Представьте себе, что вы дали чужой собачке замечательный, абсолютно доброкачественный кусочек, предназначавшийся вами для вашей собаки. Владелец нисколько не возражал. Собачка кусочек съела. (Вариант, когда слабо выдержанная собака, обученная «отказу от корма» на развитии активно-оборонительного поведения, мгновенно прокомпостирует вам руку, мы не рассматриваем.) Если хозяину ее «до фонаря», выполняет ли она сей служебный и очень полезный навык, то ладно. Если он решил просто проверить, как она этот навык помнит, тоже ладно (разве что слегка прибьет «продажную скотину», только и всего). Но вот повел он ее домой. А по пути собачка, незаметно для хозяина, подобрала еще кусочек – со стрихнином. Пришла домой и сдохла. Доказывайте теперь, что вы вовсе не гнусный злодей.

12. Игра в «апортики» может спровоцировать драку, а может закончиться потерей мяча или игрушки. Если никто не возражал против игры, то и виноватых нет.
Об этом особенно важно помнить новичкам, еще не изучившим нравов собак – завсегдатаев общего выгула. Иной раз встречаются вполне уравновешенные и воспитанные псы, которые могут не обратить внимания даже на откровенные «наезды» со стороны других собак, но – если только дело не касается «апортиков». Игрушку или палку они защищают как любимую кость. О таких особенностях поведения надо заранее предупреждать владельцев других собак. Рискованно затевать эту игру и в случае, если собаки, гуляющие вместе,

0

8

находятся в остроконкурентных отношениях. Спровоцировать драку верней и надежней можно, пожалуй, лишь бросив между ними шмат мяса. Новая в компании собака, как правило, осторожно и не вдруг подключается к общей погоне за «апортиком». Но если «апортик» бросит ее хозяин, то она, скорее всего, постарается быть первой. Вот тут-то ей запросто достанется на орехи. Так что пока собака не обтерлась среди новых знакомцев, владельцу стоит иметь это в виду.
Вот ситуация смешная и неприятная настолько, насколько неприятна и смешна человеческая глупость в сочетании с непомерным гонором. Некто решил поиграть со своей собакой на общем выгуле дорогостоящей игрушкой. Другая собака отняла игрушку. И либо порвала, либо спрятала, либо просто не отдает. Владелец «пострадавшей» собаки требует у владельца «обидчицы» незамедлительного восстановления справедливости, возврата игрушки (либо компенсации ее стоимости) и категорического недопущения подобного «грабежа» отныне и впредь. Ладно хоть еще милицией или «разборкой» не грозит. Попробуй объясни такому, что у собак свои отношения, своя мораль и свои понятия о собственности, несколько отличающиеся от человеческих. Они не делят игрушки на свои и чужие. Для них умение перехватить (украсть, отнять) игрушку у тихони и раззявы – доблесть, необходимое для самоутверждения доказательство собственного превосходства. Конечно, при первой возможности игрушку (или ее бренные останки) владелец «обидчицы» вернет по принадлежности. Но если эту игрушку тут же опять отдадут тихоне, «обидчица» не поймет своего «вожака»: ведь это же ее законную и такую приятную добычу, добычу ловкой и быстрой собаки, собственный хозяин, которому она с гордостью ее уступила, отдал – и кому?!. Не ей! Вот что может быть действительно обидным, поскольку абсолютно несправедливо. В этом случае возвращенную игрушку нужно обязательно спрятать и не показывать. Иначе, если ее повторно отберут, вопрос о возвращении до конца прогулки можно не поднимать. Кому охота понапрасну обижать свою собаку?
А вопрос о компенсации за потерянную или порванную игрушку лучше рассматривать в суде. В американском. Там, говорят, собак и в тюрьму сажают, и к смертной казни приговаривают. Будь под боком американский полицейский, интересно, арестовал бы он собаченцию за грабеж и уничтожение чужой собственности или нет? С нашей-то милицией этот номер вряд ли пройдет. И, чем распинаться о бешеной стоимости игрушки перед озадаченным владельцем «преступницы», куда действеннее, наверное, будет другое, а именно – профилактика. Исходя из того, что простой псине наверняка безразличны нюансы имущественного права при нынешней социально-экономической формации и рыночных отношениях, начать нужно с азов: прочитать ей, бессовестной воровке, лекцию о ценообразовании, товарно-денежном эквиваленте и выдержки из уголовного кодекса. Главное, чтобы заранее, до совершения преступного деяния. Надо полагать, эта занимательная тема окажется для нее более привлекательной, нежели чужая игрушка.
А можно поступить по-иному: либо забыть, во что обошлась суперигрушка, либо играть ею со своей собакой дома. Лучше всего где-нибудь в Америке.

13. Течных сук нельзя приводить на общие выгулы, даже когда там нет ни одной собаки.
Запах течной суки – сильный стрессовый фактор, провоцирующий ожесточенные драки и побеги кобелей. Он долго сохраняется. Поэтому водить течную суку для «оправки» нужно строго туда, где принято гулять с ними. Обычно такие места в округе известны, там с кобелями и не появляются.
Некоторые владельцы сук в «опасные дни» носят с собою палку – отгонять ухажеров. Те граждане, у которых уже зажили раны, нанесенные в ответ возмущенными кобелями, и «фонари», навешенные не менее возмущенными владельцами кобелей, предпочитают другие способы защиты сучьего целомудрия. Палка может сгодиться против бесцеремонных бесхозных «бродяжек». А владельцев домашних псов лучше предупредить о течной проблеме издалека. Поймут.
Если кобель все же подбежал, суку нужно все время поворачивать мордой к нему и крепко держать за ошейник, стараясь к тому же своим корпусом прикрыть ее от наглых посягательств. Обычно этого хватает до подхода владельца кобеля. Если же набежали сразу несколько «горячих поклонников», суку лучше взять на руки. Или, когда она очень тяжеловесная, приподнять за ошейник двумя руками так, чтобы она стояла на задних ногах или же села «столбиком», спиной к хозяину. Помимо того, что эта поза неудобна для «приставаний», сука, оказавшись в непривычном и сковывающем движения положении, почти всегда начинает огрызаться на кобелей. Эффективно решаются вопросы «безопасности» при передвижении от дома до места выгула с помощью специальных «штанишек», делающих вязку в принципе невозможной.
Конечно же, все эти приемы не так просты в исполнении, как использование палки. Но ведь и палка – средство не универсальное. Например, ею трудно отбить летящий прямо в лицо кирпич. И об этом лучше подумать до того, как вы соберетесь огреть по спине чужую, пусть и такую навязчивую, собаку.

14. Нельзя на общий выгул приводить собак больных и только что переболевших заразной болезнью.
Хотя ныне почти поголовно собаки привиты, но ни одна вакцина не может гарантировать полной иммунной защищенности. Болеют и вакцинированные. Основные пути заражения вирусами известны: прямой контакт с носителем и через испражнения.
Согласитесь, когда ваш щенок малость порезвился с другим, крайне неприятно бывает услышать: «Наш-то немножко приболел. Ветеринар вчера сказал: чумка». Наверно, внутри вас в тот миг вдруг тоскливо взвоет похоронный оркестр. И так захочется дать кому-то в ухо…

15. Даже если хозяин у собаки отпетый негодяй и болван, то ведь собака в том не виновата. И не годится на ней вымещать злость и неприязнь к ее хозяину.
Без комментариев.

16. Бродячих собак, забежавших на выгулы, нельзя прогонять (если, конечно, они не затевают драки или не покрыты лишаем).
«Бродяжку», решившую поиграть с выгуливающимися псами, вообще нужно расценивать как подарок судьбы. Вопреки предрассудкам, такая почти не представляет опасности в эпизоотическом отношении: поскольку больные тяжелыми болезнями животные к играм не склонны, то и на выгул ради общения они не прибегут. Подхватить лишай или железницу некоторый риск, конечно, есть. Так ведь проплешины и коросты разглядеть нетрудно. Разве вот блохи… Но последние, между прочим, разборчивы во вкусах и на всех подряд собаках не селятся.
Зато от бродячих собак домашние много чему полезному могут научиться. Ведь «язык» у тех развит много лучше: отточенность мимики, поз, телодвижений, вариаций звуковых сигналов – без отличного владения всем этим собаке в стае делать нечего. А как они грамотно и аккуратно играют: не игра, а наглядное пособие по охоте, рукопашному бою, ухаживанию и защите добычи одновременно. Разве человек сам сможет преподать своей жучке все эти премудрости собачьего бытия?
Так что если «бродяжка» прибежала поиграть, лучше всего это поощрить, чтобы пришла и в другой раз. Покормите ее в благодарность за науку.

17. Нельзя разрешать своей собаке оправляться на тротуарах. А если такое случилось, то экскременты надо убрать.
У нас никто не принуждает собирать с совочком кучи «добра», оставленные вашей собакой на газонах и в скверах. Да оно и к лучшему: Трава и деревья в городских условиях произрастают не на автомобильных выхлопах, а на продуктах жизнедеятельности птичек и собачек. Но что касается тротуаров… Говорят, что джентльмен это тот, кто называет кошку кошкой, даже наступив на нее в темноте. Интересно, как джентльмен, которого прежде никто и никогда не мог заподозрить в собаконенавистничестве, назовет собаку, в «продукт» которой он вляпается при свете дня, а также владельца этой собаки? А джентльмены (и, особенно, леди), ставшие свидетелями события?

18. Стекла и кости с территории выгула нужно убирать всем, кто приводит туда собак.
Владельцы собак объединенными усилиями вполне могут вразумить случайных выпивох, чтобы те не оставляли на выгулах после своих импровизированных пикников ни бутылок, ни жестянок. И объяснить сердобольным гражданам, где следует, а где не следует подкармливать птиц и бродячих животных. А можно к тому же повесить плакат, поставить урну и где нибудь в сторонке сделать кормушку для птиц. Опасного для здоровья собак мусора наверняка резко поубавится.
И последний из главных законов.

19. Если увидели явно потерявшуюся собаку, позаботьтесь о ней.

В городе сама по себе прожить потерявшаяся собака не сможет. Вовсе не обязательно, что ее выбросил на улицу жестокий человек. И нет никаких гарантий, что вашей собаке никогда не суждено потеряться. Вдруг вы, ведя ее на прогулку, неожиданно очнетесь в больнице? Чего только в этой жизни не бывает. Поэтому позаботьтесь о чужой потерявшейся собаке сегодня, авось кто-то завтра позаботится о вашей. Звоните в картотеки обществ защиты животных, расклеивайте объявления (насколько удалось заметить, такие объявления никто не срывает), обойдите окрестные выгулы. Сможете – подержите хотя бы денек-другой, либо пристройте куда-нибудь на время. И еще: не перекладывайте всю заботу об этой собаке на того, кто решился подержать ее у себя. Не каждому просто прокормить лишний рот, а тем более нелегко тратить к тому же время на объявления и вынужденные экскурсии по всем близлежащим скверам и пустырям, расспрашивая, не терялась ли у кого такая вот собачка.

0

9

А. Власенко
«Литературно-кинологические безобразия-5 («Ликбез»): в защиту обиженных дрессировщиков»

Spellcheck, оформление: ТаКир, 2008

«Накрепко наблюдать подобает,
чтоб было учение доброе и основательное.
Ибо есть учение, которое и имени того недостойно есть;
а обаче от людей, хотя и умных, но того не сведущих,
судится быть за прямое учение».
Петр I

Вот ведь как бывает: занимается себе человек с горячим энтузиазмом неким делом (важным или не слишком – не суть, лишь бы ему самому нравилось, а другим хотя бы вреда не приносило), достигает на избранном поприще определенных успехов и даже обретает в глазах не самой требовательной части общественности известной степени признание и может быть даже авторитет. И тут-то, на почти ровном месте, вдруг до того уверует в свою исключительность и неподражаемость, что ради убеждения окружающих в своем мессианстве готов пойти черт знает до каких пределов. В результате чего идея спасения заблудшего человечества из первоначально высокой цели становится лишь ступенькой в куда более соблазнительном деле собственного возвеличивания.
Ну пусть воспламенился человек мыслью привнести полезное озарение в массы (не он первый, не он и последний), ну и флаг бы ему, как говорится, в руки, пусть дерзает, вершит и воспаряет! Так ведь нашему герою теперь уже мало вздымания собственного стяга среди полчища примерно таких же одержимых знаменосцев. Ему ж надо не просто выделиться из толпы, но и заглушить ее медью своих труб, громом барабанов и ритмичным лязганием подковок об асфальт.
Вот так сидишь порою тихонечко, греешься на солнышке, а мимо тебя, отвлекая от размышлений о вечных ценностях и куске хлеба насущного, туда-сюда, под сипение горна и треск малокалиберного тамтама, старательно и торжественно марширует очередной кандидат в твои вожди... Очень раздражает! Глянешь ему вслед – ан задница-то голая! Вся смета израсходована на украшение фасада! Так прямо и зачешутся руки влепить ему по незащищенным тылам соленой розгою. Экзекутор я Великий Ликбеза, в конце-то концов, или же так, полковой профосишка?
А с другой стороны присмотрясь, почти всегда убеждаешься, что обуянный вождизмом харизмоносец своим громогласием всего-то навсего тщательно камуфлирует собственные меркантильные поползновения, пытаясь занять самое теплое место под солнышком. Очень хочет кушать и, естественно, норовит урвать кусок пожирнее и послаще, плевать что ничем не заслуженный. А сие в глазах Ликбеза является отягчающим обстоятельством и подлежит сугубому наказанию.
Эк меня профессиональный зуд одолевает! Не будь его, неужто стал бы я цеплять Наталью Дмитриевну Криволапчук (чтоб ей быть счастливой в личной жизни!), а? Ну ту, что, по словам ее собак, Джины и Рольфа, в соавторстве с которыми, якобы, она пишет книги, «себя «зоопсихологом» называет». Пожалуй, все же стал бы. Очень она на это нарывается.
Ох уж эти доморощенные зоопсихологи собачьего мира! У них, на мой взгляд, есть уйма общего с теми искусствоведами-критиками, кои своими руками сделать ничего, выше, чем на дилетантском уровне, не умеют, зато досконально знают, как делать надо и как не надо. Среди искусствоведов, правда, гораздо чаще попадаются особи, избравшие профессию по призванию, то есть тонко чувствующие прекрасное и влюбленные в него, но у них – действительно специалистов – и собственные руки растут не откуда попало. А прочие, как правило, относятся к разряду своевременно осознавших, что художественными талантами они обделены, и в какой-либо другой области самоутвердиться у них тоже вряд ли получится, а потому изловчившиеся вращение в богемных тусовках сделать источником своего существования. Вот и зоопсихологи от собаководства – сплошь и рядом неудавшиеся дрессировщики, что мастерства достичь оказались не в силах, однако ж изрядно поднаторели в изучении теоретической базы, особенно в той части, где ее тонкости и закорючки плавно перетекают в область зауми и абсурда.
Нет, я не отрицаю напрочь ценности зоопсихологии как науки, а равно полезности зоопсихологов для облегчения существования собак, принадлежащих определенной части народонаселения. Такие – и немалочисленные – владельцы, далее всех прочих оторвавшиеся от матушки-природы, в детстве ни с кем иным из животного мира, кроме Хрюши и Степаши, явно не были знакомы, и вплоть до совершеннолетия воспитывались в рамках школьной программы и среднестатистического общественного мнения, плюс, в лучшем случае, – того, что пишется в популярных книжках для самых «чайников». И обладая таким багажом, соответственно, воспринимают собак в несколько абстрактном преломлении. Для них, конечно, хоть какая-нибудь, пусть и до пошлости упрощенная система координат в вопросе построения взаимоотношений с собственной собакой является неоценимым подспорьем, неким позарез нужным руководством по эксплуатации. Ведь они и не способны, не готовы понять ничего более сложного! И если человеку этого разряда требуется от собаки совсем немногое – лишь то, что относится к определению «компаньон», – а сама собака не из тех, которые требуют твердой руки и надежного управления как обязательных гарантий безопасности, тогда собственно дрессировки здесь требуется совсем немного, а нужны воспитание и установление правильных ролевых отношений. А стало быть, нужно научиться понимать потребности и мотивации собаки, верно оценивать ее поведение, ну и, разумеется, соблюдать житейские правила в соответствии с собачьими представлениями об иерархичности и справедливости. Само собой, и тут спорить нечего, всему этому владельца собаки вполне способен научить любой порядочный дрессировщик – и, как правило, учит. Без этого дрессировка по определению неполноценна. Другое дело, что дрессировщиком себя нынче кто только не называет. Так же, впрочем, как и зоопсихологом.
Но давайте-ка все-таки отделим мух от котлет! Роль зоопсихолога, по большому счету, сравнима, пожалуй, с ролью психоаналитика. То есть, в принципе, зоопсихолог учит немногому, а результат его деятельности более всего зависит от... того количества времени, на которое увеличивается регулярное общение владельца с собственной собакой! Заметьте: все без исключения приемы, рекомендуемые зоопсихологами, требуют постоянства, регулярности и продолжительности. А собаки ведь очень отзывчивы на положительно подкрепленный и эмоционально окрашенный контакт. Уже одного этого зачастую предостаточно для видимых позитивных изменений в их поведении. И здесь самое трудное – грамотно и ненавязчиво уговорить, убедить, вынудить, заставить владельца собаки тратить на нее уйму внимания и времени. Естественно, что хороший зоопсихолог – это прежде всего психолог, умеющий быстро найти самый точный ключик к человеку. Затем зоопсихолог должен хорошо понимать пределы действия предлагаемых им методик и, равно с тем, эффективность использования иных способов воздействия на поведение собаки, а значит – профессионально знать дрессировку и, отчасти, ветеринарию. Последнее в данном случае означает способность определить патологию поведения и вероятные причины патологии, и еще умение профессионально пользоваться, в случае необходимости, соответствующими лекарствами и сходными с ними по влиянию на поведение иными веществами (например, алкоголем, специальными подкормками, диетами и пр.). А что же должен уметь хороший дрессировщик? Да все то же самое! Разница между дрессировщиком и зоопсихологом заключается лишь в смещении акцентов в процессе формирования или изменения поведения собаки. То есть, в преимущественном использовании одним – методов прямого, а другим – косвенного действия. Ну и еще дрессировщик, как правило, ориентирован на достижение более высокого уровня управления собакой и на выполнение ею каких-либо спортивных или прикладных нормативов. А как таковой четкой границы между указанными кинологическими специализациями обнаружить совершенно невозможно. Любой профессиональный дрессировщик не может не быть зоопсихологом, а в свою очередь, зоопсихолог не может быть дилетантом в дрессировке.
Однако же не будем забывать, что психология «совка» есть психология воинствующего профана. Как нам революционеры-большевики эту заразу привили, так этот привой по сю пору и продолжает свое обильное плодоношение. Профессионализм в кинологии и был, и остается явлением, по редкости своей достойным занесения в Красную книгу. В зоопсихологии, как части кинологии, понятное дело, его тоже найти нелегко. Вот и наша сегодняшняя героиня Н. Д. Криволапчук (Джина Рольф) своей книжкой «О чем думают собаки или Беседы с Джиной и Рольфом» (СПб., 1999) это лишний раз подтверждает. Книжка толстая, на четыреста страниц. Обилия глупостей, туфты и несуразностей, а всего более – нахального невежества в ней столько, что скучно становится. Даже опуская всякие мелочи, я насчитал более полутараста штук этого добра. Причем некоторые накладываются одна на другую, растягиваясь в пространстве когда на одну, а когда и на две страницы. Наверное, в любом другом случае стоило бы просто посмеяться над дутыми амбициями невесть что о себе возомнившей мадам, очевидно случайно присосавшейся к собачьим делам и ни уха ни рыла в них не различающей, да и забыть о ее творении, но ведь умудрилась она создать весьма опасный прецедент, влезть в ту область, где одним игнорированием по отношению к ней уже не обойтись, а требуется незамедлительно остракизм вкупе с гражданской казнью. Ну скажите на милость, какого лешего ей понадобилось пинать, и не единожды, кинологов вообще и дрессировщиков в частности? Хлеб, что ли, изо рта вырывают? Дескать, и того они не знают, и сего не ведают, и методики дрессировки у них пригодны исключительно для армейских и милицейских собак, а от современного уровня знаний все они безнадежно отстали, особенно от того, коим оснащена сама мадам Криволапчук (см. стр. 44). И если за любую прочую чушь указанная мадам заслуживает порки лишь на общих основаниях, то столь беспардонные выпады в адрес дрессировщиков, а значит и в мой лично, требуют показательной жестокости безо всякого снисхождения.
Нельзя сказать, что безоглядные наскоки на дрессировщиков – очень уж свежий и оригинальный прием в среде типчиков всякого рода, тем или иным боком имеющих отношение к науке и от ее имени гордо выступающих. Многие из этой братии грешны в несправедливости суждений. Но от них ведь и зоопсихологам тоже попутно достается. Причем порою до смешного доходит. Например, в книге Генри Р. Аскью «Проблемы поведения собак и кошек. Руководство для ветеринарного врача» (М.; «АКВАРИУМ ЛТД»,1999) на стр.106–107 выдан обалденный пассаж: «Многие современные методы коррекции поведения, обычно рекомендуемые специалистами-этологами, имеющими высшее образование, первоначально были разработаны дрессировщиками собак и другими недостаточно квалифицированными или вообще неквалифицированными людьми. Однако знание упрощенных и зачастую догматических представлений этих людей вряд ли будет иметь значение для дальнейшего развития этой области науки.<...> В наши дни имеется существенная разница между квалифицированным ветеринаром, психологом или биологом и дрессировщиком собак, не имеющим специального образования и называющим себя «специалистом по коррекции поведения домашних животных», «специалистом по психологии собак», «бихевиористом» и т.д. Практикующие врачи, имеющие специальное образование, знают, что действительно компетентный специалист должен обладать обширным опытом консультирования и глубоким знанием межотраслевой специальной литературы. Дрессировщики собак, напротив, считают, что их опыта достаточно для решения проблем в поведении животных». Вот так вот, твоим же салом тебе же по мусалу! Мы, дрессировщики, оказывается, достаточно умны, чтобы что-то полезное изобрести, но слишком тупы, чтобы это изобретенное применить на практике. Наш опыт работы ничего не значит рядом с институтским дипломом, книжек же ученых мы вовсе не читаем, да и читать, наверное, вряд ли умеем. И где уж нам, дуракам, чай пить!
Гляньте-ка, мадам Криволапчук, а ведь нас с Вами г-н Аскью на одну доску поставил – дрессировщика и зоопсихолога, сиречь «специалиста по поведению собак»! Причем тычет мордами в грязь точно на тех же основаниях, что используете Вы сами в отношении дрессировщиков. И не надо вскипать возмущенным разумом, что, мол, Вы высококвалифицированный специалист, и потому, де, грязь тут не предназначена для Вашего светлого лика. Еще как предназначена! Берусь спорить, что среди Ваших дипломов, сколько бы их там ни было, диплома зоопсихолога нету, потому что ни в одном отечественном ВУЗе такой специализации, похоже, до сих пор не существует. Это во-первых. Во-вторых, поскольку всего больнее меня здесь задевает именно мое подразумевающееся местонахождение на одной доске с Вами, я готов доказать, что наши ареалы никоим образом не пересекаются, потому что находятся на очень разных уровнях, и что Ваше законное место расположено вне зоны приличия профессионалов, то есть где-то в непосредственной близости от сосуда общего пользования, широко известного под уменьшительно-ласкательной формой старинного женского имени.
Загодя убедительно прошу Вас, мадам Криволапчук, не держать на меня зла за сей «Ликбез». Я ведь лишь из одной доброты своей душевной пытаюсь остановить Вас столь мирным путем. А ведь мог бы, мести ради, взять всего лишь одну цитату из Вашей книжицы, вот эту, со стр.72: «... Для афганской борзой, например, естественно бежать сломя голову и воровать пищу (воровство – одна из породных специализаций, обусловленных исламскими воззрениями)...», взять, да и отправить через друзей на какой-нибудь из ваххабитских сайтов, что наверняка нетрудно найти в Интернете. Вы ведь походя грязно оскорбили одну из величайших мировых религий, а вместе с тем чувства по меньшей мере миллиарда мусульман. Вы что хотите нам сказать: что вороватые собаки исповедуют ислам, или что ислам проповедует воровство? Ну и домыслите сами, что станется с Вашей зоопсихологической карьерой (да и только ли с нею!), попади эта цитата по нужному адресу. Питер-то город большой, в нем всякие люди живут. И религиозные экстремисты, ничуть не сомневаюсь, тоже имеются. Так что читайте дальше, терпите и не дергайтесь.
Но довольно предисловий. Приступим к непосредственному разбору странных в причудливости своей извивов авторской мысли, помещенных в означенной книге.
Сразу же, с первых страниц, становится ясно, что наша зазнайка зоопсихологиня плохо учила биологию в школе, и совсем не похоже, чтобы она когда-либо знакомилась пусть не с научной, а даже с научно-популярной литературой о животных. По ее мнению, человек относится к числу хищников, а вовсе не приматов (стр.7); человек же ведет свой род через антилопу (стр.14); псовые охотятся на мышей только во времена полной бескормицы (стр.308). А еще она отрицает наследственную природу типологических поведенческих характеристик у собак и людей (стр.48, 350).
Ярко иллюстрирует биологическую безграмотность нашей мадам вот такой момент со стр. 9. «В этом отношении у нас гораздо меньше общего, скажем, с коровами, которые ни на кого не охотятся и могут сколь угодно долго раздумывать, стоя над пучком травы – все равно никуда не убежит. Впрочем, и с насекомоядными мы тоже вряд ли найдем общий язык – их добыча слишком мелка и перемещается, и прячется гораздо быстрее. Честное слово, можно только удивляться, что столь простая связь между условиями добывания пищи и характером мыслительных процессов то и дело ускользает от внимания ученых!». Не будем вдаваться в громоздкие рассуждения на тему, к какому типу питания наиболее приспособлен человек и от чего зависит скорость мыслительных процессов у животных, а взглянем на другое – на насекомоядных. И задумаемся: то ли к отряду насекомоядных Джиной Рольф отнесены все существа, питающиеся насекомыми (например, муравьед и стриж), то ли она считает, что кроты и ежи думают быстрее, чем мы? А может быть, мадам по себе судит? Недаром же она говорит о себе буквально следующее (вернемся на стр.14): «Уверена, что в моих действиях найдутся элементы поведения не то что обезьяны или антилопы, а амебы и

0

10

инфузории-туфельки». И я лично нисколько не сомневаюсь, что на ее месте инфузория, будь она в силах держать авторучку, сподвиглась бы написать книжку уровня ничуть не худшего.
На стр.191 мадам Криволапчук вот такое пишет: «Всем диким животным свойственна единственная реакция на человека – избегание, а в борьбу с человеком они вступают только тогда, когда нет никаких других шансов на спасение жизни».
Надо же, какие они мирные! А с чего бы это совсем недавно в Индии дикие слоны опять пару деревень разрушили и с полсотни человек затоптали? Уж не потому ли, что не знали куда убежать от неожиданно напавших на них со всех сторон построек?
Стр.351. Тут надо вспомнить основополагающий закон развития всего живого: «Орган создается функцией». Точно то же и со свойствами психики. Будь они хотя бы стопроцентно закреплены в генотипе, если они не тренируются в реальной жизни, если не закрепляются тем, что приводят к положительным результатам, они угасают сами по себе. Поэтому злобность или трусливость предков вовсе не служит приговором для их детей и внуков.
Зачем же эволюционный закон впихивать в рамки онтогенеза? Ненаучно это! Да и разведения трусов никакими вывертами все равно оправдать не удастся.
А возьмем стр.389, где говорится об использовании биополя собак в лечении людей. «В нашей стране первые попытки использования «жучкотерапии» относятся к началу семидесятых годов, когда доктор Ворошилов стал лечить самые разнообразные заболевания с помощью своей собачки по имени Жужа. Для большей эффективности воздействий у Жужи была хирургически удалена брыжейка, но впоследствии выяснилось, что в этом нет необходимости».
Действительно, при чем тут брыжейка? Впрочем, по вопросу о том, какой орган у Жужи лучше было бы отрезать, можно долго и бесплодно спорить, поскольку область биоэнергетики не настолько хорошо исследована, чтобы ее можно было отнести к научной биологии. Правда, мадам Криволапчук на сей счет придерживается несколько иного мнения. Но мы пока эту тему затрагивать не станем, а перейдем к прочим пробелам в знаниях нашего зоопсихолога-недоучки. А не знает она в нашем деле толком ничего: ни основ собаководства, ни современной организации кинологической деятельности, ни принципов разведения, ни дрессировки и применения собак, ни – что всего печальнее – самого поведения собак. То есть, ничего даже из того, за что ей клиенты платят деньги.
Доказательства? Пожалуйста! Для затравки – большая цитата, которую можно, на мой взгляд, считать квинтэссенцией всей книги. (Везде далее жирным шрифтом выделено мною).
Стр.130. Замечательно, если уже к двум-трем месяцам щенок уверен, что самое безопасное место в мире – собственный дом и местечко у ног хозяина. Тогда в его распоряжении всегда имеется и надежное убежище, и верный и сильный союзник, способный спасти от любых врагов. В этом и заключается та самая защищенность, которая снижает силу стресса. Замечательно, если детеныш уже привык в любой острой ситуации бросаться к своему Человеку за помощью и объяснениями. И чем меньше непривычных для него происшествий, заставляющих искать защиты, тем лучше.
К сожалению, в жизни наших собак все происходит совсем по-другому. Очень многие из них впервые попадают на улицу, в совершенно новый и пугающий мир, именно в возрасте страхов, когда все отрицательные эмоции усиливаются во много раз возрастной восприимчивостью. Вот и закрепляются детские страхи на всю жизнь, приводя к стойкой трусости, устранить которую крайне трудно. Во всяком случае, мне ни разу не удавалось сделать этого без применения той или иной формы гипноза.
А ведь нередко именно испуги возраста страхов служат причиной необоснованной агрессивности взрослой собаки. Это происходит не только в тех случаях, когда хозяин, не понимая происходящего, оставляет щенка один на один с опасностями и собственными бурными эмоциями, но и тогда, когда человек начинает впоследствии перевоспитывать собаку насильственными методами, требуя от нее оборонительной активности и не прощая никаких проявлений страха. Чаще всего это происходит с собаками крупных и, как принято говорить, «строгих» пород. В угоду хозяину (его ведь она тоже боится, не понимая и не доверяя) собака ведет себя угрожающе, а то и идет в атаку, однако поводом для агрессивного поведения остается все тот же затаенный страх. Конфликт этих двух противоположных начал, достигающий все большего и большего размаха, чреват непредсказуемыми последствиями, вплоть до разрушительного действия на психику.
Тут хватает всякой чепухи понемножку: похвал трусливому поведению щенка, гипнотического лечения собачьих фобий, непонимания принципов дрессировки и формирования поведения. А чего стоит мимоходом сделанная глупая рекомендация как можно сильнее обеднить среду выращивания и без того пугливого создания?
Думаете, мои выводы слишком поспешны и резки? Ничуть. В подтверждение тому, на очереди более яркие примеры.
Вот, например, каковы, со слов мадам К., ее же собственные собаки.
Стр.9–10. А мои собаки нередко оказываются изобретательнее меня самой, когда речь идет об их делах и обязанностях. Помню, как Рольф во время проверки его охранных качеств вместо того, чтобы бросаться на нарушителя, увел его от меня, как перепелка уводит врага от гнезда. Не только во время проверок, но и в реальной жизни он, раз и навсегда отученный попусту пускать в ход зубы, сам придумывает способы, как выручить меня из затруднительного положения. Когда речь идет о том, как не подпустить потенциального врага, выдумка его неистощима.
И стр.349–350. Всегда ли мы различаем осторожность, продиктованную разумным отношением к ситуации, и действительную трусость? Собака вовсе не обязана очертя голову бросаться на любого, кто косо глянул на нее или на хозяина. Напротив, подлинная безопасность и собаки, и человека возможна лишь в том случае, если собака соразмеряет свои силы с силами противника и принимает решение вступить в бой сознательно, выбрав к тому же эффективную стратегию. Порой оптимальным оказывается и отказ от борьбы – так Рольф однажды выручил меня, уведя нападающего в сторону
Помните золотое правило восточных единоборств: «Уйти от схватки – значит выиграть схватку!»? Иначе... мы возвращаемся все к той же трусливой, истерической агрессии.
Трусость на выдумки неистощима, эта истина известна от начала времен. С трусостью в изобретательности кроме лживости и сравнить-то нечего. Каковое, кстати, сопоставление в данном случае мы имеем возможность проделать на процитированных отрывках. Мадам Криволапчук, я не о вкусах спорю. Допускаю, что сами Вы можете искренне любить и труса. Имеете полное право, поскольку это Ваше глубоко личное горе. Вот только незачем ублюдочно-шакалье поведение оправдывать перед общественностью, конопатя мозги читателям и выдавая черное за белое, а белое за черное. Приличные люди и собаки не поступают так, как позволяете себе поступать Вы и Ваш четвероногий предатель.
Стр.57. – Ты помнишь, Черный, как я злилась на тебя за то, что ты не всегда желаешь меня охранять? – спросила Мама.
– Ох, а до чего же мне хотелось, чтобы ты поняла! Ну что же ты сама нагло так на чужую территорию, навстречу хулигану какому-нибудь, лезешь? Вот я и смотрел тебе в спину, дожидался, чем дело обернется. Что ж еще остается, когда ты глупости творишь? <... >
– Ты, небось, думаешь, будто Маме чужая территория была нужна, – вступилась за хозяйку преданная Джинка. – Она же шла, чтобы нас, фоксов, отозвать. Это Бамби, мамка моя, светлая ей память, любила сбегать в другой конец двора да облаять кого-нибудь подозрительного. <...>
– <...> За Маму можешь не заступаться, я же ее не виню. Я только хотел, чтобы она понимала, и сам первый обрадовался, когда Мама все сообразила.
– Помню, помню, как ты тогда сразу лучше работать стал, – согласилась Мама. – А до тех пор все удивлялась: что ж это за овчарка такая, которая не шагает навстречу любой опасности, как положено, у левой ноги? Ты же к тому времени уже и на телохранителя выучился.
– Да не дожидался я опасности и в обиду тебя никогда бы не дал! Ты же сама знаешь, как я пару раз у тебя из-за спины вылетал. Зато научил тебя хорошо, верно?
И Маме оставалось только улыбнуться своему верному рыцарю.
И стр.206. (О Джине)
– Достаточно на тебя посмотреть, когда тебе неохота выполнять мою команду. Вот, например, я позвала тебя во дворе, ты пошла было ко мне, но тут же нашла чем заинтересоваться по дороге. Чуть я отвлекусь, ты ведь, недолго думая, свернешь в сторону. Разве не так?
– Ну и что? Ты ведь знаешь, что мне просто не очень хочется подходить.
И стр.225. (О Рольфе)
– Уметь-то умеешь, да выполняешь только под настроение, когда благоволишь согласиться, что именно эта команда уместнее всего. Все фасонишь, собственной мудростью козыряешь. А уж клоунады твои... Впрочем, овчарки вообще к этому склонны.
– Зато у меня свое мнение есть! Вот только скажи, будто я тебе хоть раз неприятности причинил!
– Чего не было, того не было, врать не стану. Только я ведь говорила о хорошо образованной и воспитанной собаке. А у тебя воспитанию порой мешает гонор Вожака. Хотя и идет это от разума и желания сделать все как можно лучше.
Вот еще и еще, одно за другим, идут подтверждения моим словам. У самой мадам собственные собаки и непослушные, и трусливые, а она берется чужих исправлять! Ну не наглость ли это, а? Впрочем, ее вполне устраивает обладание и такими собаками, и вот почему:
Стр.25. Дело в том, что от собаки мы всегда получаем то, чего ждем. И даже когда не получаем – это ведь так легко домыслить!
Резюме: не бывает плохих собак, бывает недоразвитое воображение.
А почему бы и не быть ее собакам непослушным и своевольным, если они дурят свою хозяйку на голубом глазу как и когда захотят?
Стр.396. Вряд ли мне удастся перечислить все варианты собачьего притворства – слишком уж они изобретательны.<...> Стоит Вам раз-другой попасться на эти уловки – и Вы пропали! Даже зная наизусть все маленькие хитрости своей собаки, Вы все-таки встревожитесь: а вдруг на этот раз – правда?! Я, во всяком случае, клюю на эти удочки почти безотказно.
Спасибо за чистосердечное признание, мадам. Оно, правда, отнюдь не свидетельствует ни об умении понимать собак, ни о – ха-ха! – способности к прочтению собачьих мыслей (с чем мы встретимся немного погодя), ни тем более о хоть каком-нибудь Вашем профессионализме в избранной сфере деятельности. Если уж Вы поведения своих собственных собак за всю их жизнь изучить не смогли, то неужели у Вас хватает соображения наскоро разбираться в проблемах с чужими? Извините, ни за что не поверю.
К слову, наша героиня предусмотрительно обзавелась оправданием не только для своих собак, но и для себя тоже.
87. Женщина, даже будучи единственной хозяйкой собаки, не становится вожаком для крупного и активного кобеля. Командовать им женщине позволяет ранг Старшей Матери, а Вожак в этом случае просто отсутствует.
Как прикажете расценивать эти слова, как не скрытое оправдание собственной неспособности управлять своей собакой? Некоторых других женщин собаки еще как здорово-то слушаются, и без всяких скидок на половые признаки!
А вот насколько наша мадам не осведомлена о самых что ни на есть азах собаководства.
Стр.36–37–38. Статус семейной собаки предъявляет очень высокие требования к психике и поведению животного. Здесь, как и во многих других жизненных ситуациях, родословная и экстерьер не играют ровно никакой роли, а дрессировка является не более, чем вспомогательным средством. Не станете же Вы обучать правилам армейской дрессировки двухгодовалого ребенка или своенравную тещу! А кусаются дворняжки не хуже самого элитного аристократа, и собака, обученная сражаться с человеком на дрессировочной площадке, зачастую делает это и на улице, причем с превеликим мастерством и удовольствием, – ведь ее за это столько раз хвалили!... Семейную собаку нужно оценивать вовсе не по ее рабочим качествам и прочим формальным показателям... При этом спокойствие, покладистость и уступчивость семейной собаки не должны идти в ущерб ее способности, если нужно, охранять и брать на себя ответственность за человека.
На должность семейной собаки годятся очень многие породы – все те, кто не специализирован для выполнения узкого круга функций, основанных на конфликтах с окружающими.
Во какая разрывная пуля отлита! Всего-то двумя абзацами походя «убиты» и дрессировка, как процесс, не имеющий воспитательного эффекта, и породное разведение, как не дающее преимуществ в части поведения перед дворнягами, да к тому же этак ненароком брошена тень на обучение собак защите... Что тут скажешь, снайперская работа. Если бы существовало звание софиста Всероссийской категории, я бы знал наверняка, кому в первую очередь его надо присвоить.
Стр.77. К первой группе пород по международной классификации отнесены пастушьи собаки, предназначенные для широкого и активного взаимодействия с человеком как в общей работе, так и в повседневной жизни. <...> Однако необходимо помнить: собака пастушьей породы – совсем не лучший вариант для людей, ценящих в животном безусловное подчинение. Наши укротительские амбиции во многом ущемляют права и достоинство умной и энергичной собаки.
Ну наконец-то, наконец-то! Столько лет пришлось ждать, когда же оголтелые фанатики объявят, вслед за доберманами, догами, боксерами и т.д., и т.п., и немецкую овчарку породой, не годящейся для безусловного подчинения, сиречь для служебного применения. И вот он достигнут, наконец, долгожданный апогей современной кинологии! Отныне служебное собаководство, похоже, объявляется закрытым.
Стр.78. Вторая группа объединяет породы сторожевые и охранные. Часть их считается хорошо дрессируемыми служебными собаками (ротвейлер, доберман и другие), иные же вовсе не обязаны проходить рабочие испытания (это дог, ньюфаундленд, ездовые лайки – последние отнесены ко второй группе разве что по общности происхождения).
Хотя, конечно, общность происхождения – понятие очень и очень сильно растяжимое, но... «где Москва, а где Багдад»!
Стр.79.... Доберман-пинчеры специально выводились для постоянного и очень тесного общения с человеком...
До чего же многозначна русская речь! Особенно вкупе с политкорректностью. Помнится, Ф. – Л. Доберман изо всех собак отбирал на племя всего лишь и только самых-самых кусачих. Теперь это называется «для постоянного и очень тесного общения»!
Стр.79.... Терьеры обладают одной общей чертой – всегдашней готовностью угодить любимому человеку.
Скажите об этом тем, кто их дрессирует. Своенравие и упрямство – качества, редко какому из терьеров не присущие.
Стр.80. Как и терьеры, таксы не боятся сильного и крупного зверя, а значит и человека тоже. Крохотная «кроличья» такса, выскочив из дамской сумочки, способна напугать и даже основательно покусать неосторожного грабителя.
Отношение собаки к зверю и к человеку – это совершенно разные вещи. Будь не так, не было бы на свете лучшей защитной собаки, чем лайка. Ну а что касается храбрости кроличьей таксы и трусости грабителей, то ведь иногда и камни с неба падают, и бывает даже что кому-то на голову.
Стр.83–84. (О русской псовой борзой).... Он по степи несется, трава ему лапы щекочет, а ведет его запах волка! И волк-то не лесной, толстый и ленивый, а степной, легкий, быстроногий – достойный соперник!
Что ни слово, то, извините за грубость, пук в лужу. Русская псовая ищет зверя зрением, и покуда не увидит, никуда не несется. К степной охоте она, к тому же, не слишком годна. Догнать матерого волка в угон – задача для любой борзой почти нереальная. А уж какой из волков толще или быстрее, вообще не Вам, сударыня, судить. Спросите обо всем этом у псовых охотников, а выдумки свои держите для домашнего пользования.
Стр.194.... Международная Кинологическая Федерация в течение многих десятилетий запрещала служебное применение своих овчарок и стремилась создать конституциональный тип, удобный для содержания в весьма стесненных обстоятельствах, довольствующийся минимумом движения и психической деятельности, с серьезными ограничениями на допустимые формы поведения.
Мне МКФ тоже сильно не по вкусу. Однако же и с клеветой на нее никак нельзя согласиться. Не делала она такого, никогда не делала! Хотя и гробит пользовательные породы почем зря, но вовсе не в директивном порядке.
Стр.194. Поэтому на должность Вашего телохранителя для самых ответственных применений я горячо рекомендовала бы ту собаку, которая в годы борьбы с буржуазной идеологией была названа «восточноевропейской овчаркой». Несмотря на то, что «восточники» и «немцы» представляют собой одну и ту же породу (и, к слову, различаются вовсе не по окрасу, как думают многие), восточноевропейский тип довольно далеко отошел от овчарок, разводимых сейчас в Западной Европе. Причиной тому не только предпочтения селекционеров и принятые Уставом ФЦИ ограничения, но и целый ряд объективных факторов (главным образом, это приспособление к климатическим и социальным условиям).
Крупная, мощная, с объемной пастью и хорошо развитой зубной системой, восточноевропейская овчарка по своим физическим возможностям не уступит сильному мужчине. А универсальная психика собаки позволяет ей без большого труда усвоить любые требования и пожелания хозяина, а также разгадать действия постороннего и эффективно противостоять им.
В принципе, уже одной этой «горячей рекомендации» более чем достаточно, чтобы понять, что за фрукт наша зоопсихологиня. Правды о «восточниках» сейчас не знает лишь тот, кто знать ее не хочет. Насчет же физических возможностей... зря мадам так! У нас, мужчин, есть свои несомненные преимущества. И еще хочется спросить: а что такое не универсальная психика?
Стр.205.... Собака опережает нас в своей реакции примерно в шесть раз.
Да бросьте загибать, мадам! Конечно, если человек парализованный, либо же полный тормоз, то всяко может быть – и в шесть, и в десять. А если нормальный, тогда раза в полтора, где-то так. Иначе человеку с собакой драться было бы уж вовсе невмоготу. А ведь иногда случается, что люди собак все-таки побеждают, не так ли?
Стр.293. -... Доги ведь вообше не любят быстрой смены обстановки – это, можно считать, их породное свойство.
– Оно и понятно, предки-то дожьи жили в рыцарских замках, где сутками и неделями ничего не происходило, где не требовалось быстрой реакции...
А еще рыцари этими дожьими предками травили кабанов – жирных, ленивых и малоподвижных, и медведей – толстых, неуклюжих и сонных, и быков – зажравшихся, неповоротливых и не способных к бегу. Лучшие же результаты достигались в преследовании улиток-подранков. И назывались предки эти, согласно анекдоту, «ээстооонскаая бооорзаая»!
Стр.296. Можно кормить собаку мясной пищей из одной миски, а молочной – из другой, и пусть Ваш любимец показывает Вам, чего ему на этот раз больше хочется.
«Не вари козленка в молоке матери его»? Мясо-то хоть кошерное? А собачка обрезанная? Если же нет, и она не зажравшаяся, то ей, как правило, хочется просто БОЛЬШЕ. А уж если она мясу предпочитает творог, то либо добрый хозяин ей желудок уже угробил, либо вот-вот угробит.
Стр.296. Для сухих и нежных собак (борзые, левретки, карликовые породы) рекомендуются лазание и ползание. Даже в том случае, когда это, казалось бы, противоречит

0

11

назначению породы, в качестве специального упражнения собаке очень полезно подниматься по наклонным деревьям, ходить по узким, качающимся и вращающимся бревнам, удерживать равновесие при проходе вдоль качелей.
Ага, левреткам только по деревьям и лазать! Им хозяева не дозволяют даже и с дивана спрыгивать, у них же и в телефонном шнуре ножки как лучинки ломаются, а тут...
Стр.304. Расположение собачьей подстилки или «лежанки» – дело необычайной важности. Собаки, нуждающиеся в тесном контакте с человеком (среди крупных пород в этом смысле особо выделяются немецкие овчарки, доберманы и ризеншнауцеры) категорически не могут жить в прихожей или в коридоре! Вы сами ведь там не живете, и собака это прекрасно понимает. За что же Вы постоянно выгоняете ее на ночь из своего дома, из своего логова?
А в вольере они жить могут? А на цепи, в будке? Но мы ведь там тоже не живем!
Стр.307. Неплохо, если борзая бегает взапуски с приятелями, много хуже – когда это делает немецкая овчарка или доберман. Двигательная активность служит для животных основным способом избавления от психической перегрузки (мы ведь тоже мечемся по комнате, когда нервничаем) – так не следует ли призадуматься, откуда эта потребность взялась? Такие несообразности в породном функциональном поведении помогают диагностировать очень многие сбои в психике.
Если у немецкой овчарки или добермана нет выраженной потребности в физических нагрузках, тогда это инвалиды, выродки и дегенераты. Кстати говоря, несообразности в теоретических трудах помогают диагностировать определенные сбои гораздо точнее.
Стр.338.... – Хотя где тебе, овчарке, ризена до конца понять! Он же наших кровей, терьерских...
Почему – терьерских? Потому что жесткошерстный? Так ведь терьеры и гладкими, и косматыми бывают. Отчего бы тогда и овчарку к терьерскому роду-племени не причислить?
Пойдем дальше, посмотрим, много ли знает мадам Криволапчук о дрессировке и работе собак.
Стр.21. На мой взгляд, в конфликте с человеком собака имеет право всерьез пустить в ход зубы в том и только в том случае, когда речь идет о реальной угрозе жизни и здоровью ее хозяина или кого-то из близких. Во всех остальных случаях, вплоть до охраны самого что ни на есть ценного имущества, собаке дозволено разве что отгонять покусителя угрожающим поведением...
На основании сказанного представляется необходимым изменить нормативы дрессировки для кавказских и среднеазиатских овчарок, а именно: требовать от них вместо караульной службы сдачи испытаний по службе правозащитной.
Стр.111–112. Если заводчик постоянно подзывает щенков на кормежку хлопком в ладоши, свистом или звоном колокольчика, у Вас будет намного меньше проблем с обучением собаки подходу на подзыв. Мои хлопки в ладоши помнят собаки, росшие в моем доме много лет назад, и хлопок навсегда остается для них последним средством подзыва, когда команда не выполняется ни в каком варианте.
Как так «команда не выполняется ни в каком варианте»? После этаких слов Вам о дрессировке лучше бы и не заикаться!
Стр.154.... В том, что проблемы воспитания дрессировкой не решаются, убедились многие и многие владельцы собак, уповавшие на «общее послушание» как на панацею от всех бед.
Не зная дрессировки, зачем к ней столь пренебрежительно относиться? Воспитание не следует ни отрывать от дрессировки, ни тем более противопоставлять ей. Это даже не две стороны одного и того же процесса формирования личности собаки, а замысловатое переплетение их с врожденными качествами и особенностями выращивания, которым переплетением только и достигается нужный результат.
Стр.161. При ранней дрессировке строго-настрого запрещаются любые конфликты и насилие! Самым большим наказанием для малыша может быть лишь отказ делать то, чего хочется ему, хотя бы прекращение игры.
Тьфу на Вас, сударыня! Воспитание «по доктору Споку» даже людям вредно, а чего уж говорить о собаках.
Стр.163–164. Когда малыш, разыгравшись, схватит Вас за руку слишком крепко, прищемите другой рукой его чувствительный носишко, да так, чтобы он запищал. Это совершенно безвредно, хотя и очень неприятно. Одновременно очень строгим и даже чуть угрожающим тоном произнесите слово «Больно».
Ах позвольте, позвольте! Кто-то, помнится, только что распинался в своем отказе от насилия. Значит, за шкирку щенка оттрепать нельзя, а вот за нос щипнуть – можно? А что из этого больнее, задумываться не приходилось?
Ой, а дальше-то, дальше нашу мадам прямо-таки распирает от гуманизма!
Стр.200. Если Ваша собака страдает излишним самомнением и вообще не очень-то желает считаться с Вашими требованиями, то провал научения можно использовать для того, чтобы несколько сбить ее спесь. <...> Полезно в этом случае воспользоваться работой на снарядах и разок-другой «посадить» зверя на барьере или буме.
И стр.326. Для особо самоуверенных и спесивых собак приходится попросту придумывать специальные козни. Можно, к примеру, послать собаку на прыжок через привычный ей барьер, – и резко дернуть поводок так, чтобы наглец «сел» брюхом на барьер с высшей точки прыжка.
Вы уверены, мадам, что это именно козни, а не казни? А для лучшего эффекта не пробовали, как рекомендует в своих мемуарах придворный палач эмира бухарского, штакетинки предварительно заострять и обильно смазывать салом?
И еще одна мулька из той же серии:
Стр.166. Если собака отходит от Вас влево, полезно походить вдоль стен и заборов, время от времени резко и сильно прижимая собаку коленом к стене.
Экая... даже не знаю что! Дурью назвать, так слишком мягко будет, а все подходящие слова принадлежат исключительно к устной речи и не общеупотребимы.
Стр.168. А главное, для чего нужны занятия под руководством инструктора и на что мало кто обращает внимание, – это то, что только так собака окончательно понимает смысл отношений подчинения. <...> И, как Вы ни удивляйтесь, Ваше подчинение инструктору не только не подрывает хозяйского авторитета, но и укрепляет его в глазах собаки. Ваши отношения с любимцем окончательно вписываются в общую схему его представлений о жизни.
Увы, как то ни прискорбно, но хозяйского авторитета само по себе подчинение инструктору никак не укрепляет и укрепить не может. Здесь положительный эффект дают совсем иные факторы.
Стр.161. При «киндер-дрессировке» игры служат одновременно и наградой за скучные упражнения, и мощным отвлекающим фактором...
и стр.171–172.... Моя идея ситуативного обучения, которое мы реализуем в виде специализированной по возрасту «юниор-дрессировки».<...> Прелесть непроцедурного ситуативного обучения собаки состоит в том, что собака привыкает учитывать в своей работе не формальные признаки ситуации, а смысл ее. Собака, ориентирующаяся исключительно на команду хозяина, нередко оказывается в самом невыгодном положении и не может выполнять свои прямые обязанности. Например, при охране ребенка: малыш, растерявшись в момент угрозы, если и вспомнит нужную команду, то пролепечет ее совершенно невнятно. Но собака, понимающая смысл ситуации и хорошо представляющая себе конечный результат (спасение ребенка) сама придумает наиболее эффективный вариант работы.
Чего-то сомнительно насчет открытия Америки! Высокие идеи мадам К. состоят в присвоении давно известного чужого опыта под придуманными ею звучными названиями.
Стр.176. (Насчет плавания).
– ... Тебе бы еще толчок задними ногами поправить, он у тебя в воде слабее, чем на земле. Есть специальные упражнения...
Уж поделитесь секретом, мадам! Очень посмеяться хочется.
Стр.188–189. Не говоря уже о том, что собака-телохранитель обязана спокойно, не моргнув глазом, выдерживать активные действия человека (лобовая атака, любой удар), она должна быть и достаточно инициативной, чтобы не растеряться, оставшись без поддержки хозяина. И если Вам нужна надежная охрана, обязательно попросите инструктора, обучающего Вашу собаку, отработать ситуацию, которая называется «обрывом поводка». Инструктор обязан знать, что это такое.
И стр. 316–317. При дрессировке на охрану очень показательна реакция собаки на обрыв поводка (такую проверку, вообще говоря, следовало бы считать «сдаточно-приемочным испытанием» для инструктора). Если собака, только что рвавшаяся к «дразниле», после отстегивания карабина теряет присутствие духа, начинает метаться и лаять без памяти, а то и вовсе забивается за ноги хозяина, то можно констатировать не просто неспособность к охране, но и наличие психической травмы, являющейся результатом передрессировки.
Вот видите, мадам, Вы же ни дрессировки, ни практики применения собак совсем не знаете. В отличие от спортивной собаки, телохранитель, если ситуация позволяет, ни в коем разе не должен подставляться под удар, но – уворачиваться и атаковать мгновенно и жестоко. Его задача – не борьба, а победа. Это ведь на соревнованиях собаку бьют хлыстиком, а в жизни могут приложиться и арматуриной. Что же касается «обрыва поводка», то он, к Вашему сведению, никакой не итог, а всего лишь один из очень многих промежуточных приемов обучения. Вовсе, кстати говоря, не обязательный. И если он для Вас, мадам, явился откровением, то извиняйте, конечно, но Вы – «чайник», самый что ни на есть.
Стр.190–191.... Мне пришлось объяснить ему, что уж из кого-кого, а из хаски охранник никак не получится! <...> При воспитании хаски-телохранителя опереться можно было бы разве что на поведение самозащиты, запугав щенка до «реакции загнанной в угол крысы», но это означало бы искалечить психику чудесного кобелька.
Если вот так, по-дурацки, делать, то конечно. А если попробовать по-умному, а? Но с этим, конечно, не к мадам Криволапчук обращаться.
Стр.194. Между прочим, скажу Вам по секрету: те, кто готовится к профессиональному нападению на людей, обучаются и борьбе с собаками.
Секрет, конечно, тот еще. Но скажу в ответ безо всякой утайки: с появлением самозарядного огнестрельного оружия профессионально нападать на людей и заодно бороться с собаками стало гораздо легче.
Стр.196. Для того, чтобы охранная деятельность была для собаки естественной, Ваш питомец должен ощущать себя совершенно взрослым индивидуумом ответственного стайного ранга – не ниже Воина или Матери. Годовалая собака не готова к этому по законам возрастного развития. Вряд ли стоит требовать от шестнадцатилетнего юнца, чтобы он очертя голову бросился в драку со взрослым и опытным бойцом. А собака, идущая на «нарушителя», оказывается именно в таком положении.
Вообще-то, каждый настоящий прирожденный телохранитель, каких мне приходилось знать, обязательно был «из молодых, да ранних». Если то, скажем, немецкая овчарка, она начинала вполне серьезно относиться к охранным обязанностям в возрасте около полугода, а бывало – еще с молочных зубов. А человек, этого не ведающий, хороших собак-телохранителей и в глаза не видывал.
Стр.199. (О провале научения)
– ... А как ты узнаешь, что провал наступил?
– Да это уж совсем дело нехитрое. Ты, что ли, собачьего языка не понимаешь? Видишь, что глазки забегали, ушки то и дело на затылок ложатся, – призадумайся! Дай для проверки команду попроще, да и ту не отрабатывай дочиста. Сама же потом больше времени, сил и нервов, своих, моих, собачкиных и хозяйских, сэкономишь. А не то молодую собачку и сорвать нетрудно!
И стр.291–293. Я перечислю Вам внешние признаки нарастающей психической перегрузки, которые покажут Вам, что пора перейти к более спокойным занятиям (они во многом совпадают с симптомами перегрузки при дрессировке). Вот они:
<...>
– бегающий взгляд;
– заложенные или «развешенные» уши;
<...>
– любые действия, не являющиеся осмысленной реакцией на происходящее (например, попытка ни с того, ни с сего дать Вам лапу);
– внезапная, не оправданная ситуацией игривость;
– резкие перепады настроения.
Заметив появление каких-либо из этих симптомов, проверьте, в самом ли деле собака чересчур возбуждена. Подайте ей простую и надежно разученную команду, которая заодно помогла бы включиться процессу торможения, – чаще всего это бывает команда «Сидеть». Чем труднее Вам будет добиться выполнения этой команды, чем больше времени потребует сосредоточение собаки, тем сильнее наступившая перегрузка. Если позволить ей закрепиться и перейти в хроническую форму, это приведет к серьезным нарушениям в психике, бороться с которыми будет значительно труднее, чем с возбудимостью. Впрочем, об этом мы поговорим позже.
В этих случаях необходимо замедлить собственные движения, понизить тон голоса до самого низкого из доступных Вам, следить за тем, чтобы интонации были ровными и размеренными. Плотно положите руку собаке на холку или обхватите ладонью ее морду сверху – эти жесты в исполнении старшего члена стаи помогают обрести спокойствие и уверенность в своей защищенности. Разумеется, занятия, которые довели собаку до порога возбуждения, должны быть немедленно прекращены.
Ну в таком случае всякая ленивая и хитрая собака (как, например, большинство «азиатов» туркменских кровей) на каждом занятии «срывается» и «перегружается» раз этак по сорок. Что же их теперь, вообще не дрессировать, что ли? И к вопросу о жестах, что «помогают обрести спокойствие»: вообще-то, между нами говоря, жесты эти демонстрируют доминирование над собакой и предупреждают ее о возможности применения грубой физической силы, т. е уверяют ее в незащищенности перед хозяином, а никак не наоборот. Потому и помогают собаку приструнить.
Стр.201–203. -... Ты ведь не только обучен по трем разным программам, да в добавление к ним знаешь многое и из связной, и из поводырской, и из других служб. Ты – СОБАКА-НАСТАВНИК! <...>
Поведение собаки-наставника полностью соответствует общевидовым и породным нормам, что позволяет показать хозяину воспитанника нормальные реакции и точно рассчитать нужные воздействия. Кроме того, собака-наставник обязана быть достаточно контактной для того, чтобы можно было передать ее поводок чужому хозяину и показать таким образом конкретные приемы управления собакой
Речь о той самой собаке, которая, прежде чем стать «наставником», была якобы обучена как телохранитель. Но этим, с позволения сказать, «телохранителем», оказывается, может управлять и совершенно посторонний человек! И многого ли такой телохранитель стоит?
Стр.47–48. Знание важнейших законов поведения собак не только облегчает повседневную жизнь. Используя эти законы, я обучаю собак всем желательным для хозяина действиям намного быстрее, чем это делается в обычной дрессировке. И еще, что очень важно, я не вызываю у собак чувства протеста против насилия, заставляющего их упорствовать в своих ошибках и портящего отношения с хозяевами. А если добавить к этому новейшие методы, хорошо оправдавшие себя в психотерапии людей, то круг решаемых зоопсихологией задач расширяется почти неограниченно. Что Вы скажете, например, о коррекции наследственных программ поведения?
Ну что тут можно сказать? Туфта липовая и дешевый понт. Но возможны и варианты, как то: вранье очевидное и бесстыдное; плод воспаленного воображения; бредовые фантазии, и прочее в том же духе.
Стр.207. А затем (прежде всего – на командах «комплекса», дающих Вам время для маневра) начинайте понемножку оттягивать время поощрения, начиная с пары-тройки секунд и придерживая нетерпеливую собаку рукой (при работе на расстоянии Вам не обойтись без помощника). Вскоре Вы добьетесь выдержки в несколько минут, а это на практике означает, что собака будет задерживаться в нужном положении столько, сколько Вы пожелаете.
Следите только за тем, чтобы не наращивать выдержку (как и расстояние) слишком быстро. Если собака перестанет выполнять команду, Вам придется начинать все сначала, причем в самом легком для собаки варианте.
И где же оно здесь, столь беззастенчиво разрекламированное сверхбыстрое обучение? И почему это нельзя обойтись без помощника? А придерживание рукой – вообще глупость, свойственная одним лишь... да-да, правильно – «чайникам»!
Стр.217. – Ты не побоишься рассказать, почему я не желаю носить твои сумки?
<...>
– Слишком уж я тогда настаивала, чтобы ты взял в зубы пластиковую сумочку, замерзшую на морозе. И дело даже не в том, что много раз совала ее тебе в пасть и начала раздражаться, – это ты мне прощал. Важнее то, что не поняла, насколько тебе неприятен этот задубевший пластик. Правильно?
Нет, неправильно. Если собака не считает себя обязанной выполнить любую прихоть хозяина, пусть ей это и доставляет неприятные ощущения, то ее нельзя признать хорошо дрессированной. Кто данной простой истины не понимает, тот не созрел для серьезной дрессировки собак.
Стр.219. Заодно открою Вам еще один важный собачий секрет: то, что мы делаем ногами, они воспринимают как бы в отрыве от нас. В качестве отрицательного стимула прекрасно подходят подножки, зацепы стопой, легкие удары «щечкой» стопы. Только не пинки и не болевые приемы!
Ай да питерцы! Довели собак в части устройства мозгов до уровня канареек! Это ж разве только у певчих птичек, живущих в клетке, можно наблюдать, что они зачастую не определяют человека как целый объект, а принимают каждую его руку за самостоятельное существо.
Стр.220. Я и в самом деле считаю, что наказание есть признание собственного бессилия. Это вовсе не означает, будто я никогда не наказываю своих собак, но, честно говоря, я всякий раз понимаю, что наказывать надо бы меня. За неспособность правильно понять происходящее, за невнимание и неумение вовремя предотвратить то, чего я не желала. Могу поручиться всей своей профессиональной честью: собаку вполне можно вырастить и воспитать практически без наказаний!
Если дело уперлось в принцип, то можно, конечно, и без наказаний. Только вот почти гарантированно вырастет плохо управляемая дрянь. Не лучше, чем у самой мадам К. И я, кажется, чего-то недопонял: мадам ручается своей профессиональной... чем-чем???
Стр.222.... Она и головы не повернет к предложенному чужим лакомству (последнее требование почти невыполнимо для собак охотничьего происхождения).
Смотря кто дрессирует.
Стр.288–289. Оставим на совести армейских дрессировщиков те рекомендации, которые, возможно, хороши для их собак-профессионалов, но мало пригодны для домашних, семейных собак, о которых беседуем мы.
Интересно, а собака из военного питомника догадывается, что она профессионал, или нет? И что, от осознания сего факта начинает себя вести как-то по-другому, иначе строить отношения? А как быть с теми «профессиональными» собаками, коих военные и милицейские кинологи выращивают, воспитывают и держат в квартире? А с теми «семейными», что живут во дворе или в вольере?
Стр.311. –... Зато – какое удовольствие, когда можно покусаться, хотя бы на сцене рукав потрепать!
– Да у тебя и боевые-то приемчики чисто фоксячьи, с профессиональной охотничьей хваткой.
Это какая такая может быть профессиональная охотничья хватка за дрессировочный рукав? Ради красного словца, лишь бы ляпнуть!
Стр.312. Ах, если бы передрессировка делала собаку «слишком умной»! К сожалению, излишняя дрессировка на автоматическое, не рассуждающее послушание отнимает у собаки всякую инициативу и возможность проявить свой ум. Собака, привыкшая выполнять разученные заранее действия в стандартных, повторяющихся ситуациях, в условиях, требующих самостоятельности, попросту теряется (я уж не говорю о настоящих экстремальных ситуациях, которых в нашей жизни тоже хватает). Чем больше эта привычка к стандарту, тем сильнее растерянность и непредсказуемость реакций. И, как ни прискорбно, тем меньшие поводы для нее нужны.
А чрезмерное увлечение охранными функциями тоже уму не способствует – по той простой причине, что собака начинает видеть в одном-единственном поведении весь смысл своей жизни. Ведь хозяину нужнее всего, чтоб собака хватала, рвала, валила, рычала над чьим-то горлом! Думать некогда и не о чем!<...>
Парадоксально, но факт: при передрессировке на «злючку» пригодность собаки к реальной защите хозяина резко снижается. Зато в очень многих случаях развивается генерализованный страх – вплоть до бредовых состояний.
И еще раз повторю: уметь надо дрессировать! Но конечно, если дрессировщик, как и зоопсихолог, сам пожизненно не выходит из бредового состояния, то у него возможны результаты еще и похуже описанных.
Стр.313. Я перечислю Вам первые, еще малозаметные признаки психической перегрузки, которые могут быть сигналом об опасности передрессировки:
– заложенные уши и скошенные глаза, в которых становятся отчетливо видны склеры;
– крупная дрожь или отдельные вздрагивания шкуры, конечностей, всего тела;
– частая зевота и «незаконченные зевки»;
– ускорение или замедление реакций;
– моторное возбуждение, стремление срываться с места и бегать по кругу;
– внезапная игривость, желание уйти от перегрузки в другую деятельность.<...>
Заметив перечисленные мною признаки, позаботьтесь о том, чтобы эта перегрузка не превысила возможностей собачьей психики и не генерализовалась, приняв форму психической травмы. Немедленно после появления тревожных симптомов нужно сменить характер занятий и выполнить несколько простых и легких для собаки упражнений, за которые следует ее щедро похвалить. После этого следует, извинившись перед инструктором и объяснив ему причины, уйти с площадки...
И стр.314. Единственное, что нужно сделать, – это обсудить с инструктором методы работы и настоять на тех, которые больше подходят для Вашего питомца. И только в случае «принципиального» несогласия инструктора менять что-то в технике дрессировки поищите для своего питомца другого наставника.
И стр.314.... В благополучных случаях вполне можно обойтись и общими программами, но при любых признаках неблагополучия не вредно было бы слегка их подкорректировать с помощью психолога. А если уж есть причины подозревать, что общие программы непригодны, то и учиться надо с соблюдением всех предосторожностей.
Это самые гнусные и отвратительные по своим вероятным последствиям советы из всех, что есть в данной книженции. Они порождают недоверие к инструктору, а без доверия дрессировка становится занятием навязанным, и потому удовольствия никому не приносит. Из перечисленных же признаков многие неизбежно проявляются у любой собаки при занятиях под принуждением. А такое занятие нельзя прерывать, не доведя его до вполне определенного результата – обязательного подчинения и выполнения навыка вопреки желанию собаки. И если хозяин, по собственной ли глупости, наслушавшись ли всяких заумных бредней, поступает согласно рекомендациям мадам Криволапчук, с ним приходится поскорее распрощаться до лучших времен, как бы жалко его собаку ни было. Некоторые позднее дозревают, иногда лишь года через два. А другие обрекают себя и свою животину пожизненно и безрезультатно таскаться от знатока к знатоку, от зоопсихолога к зоопсихологу, на пару постепенно обрастая неврозами.
Давать такие советы неопытным владельцам собак способен только человек исключительно безответственный и бесстыжий, которому плевать на судьбы собак и их хозяев, лишь бы только любой ценой получить в свои загребущие хапалки еще несколько клиентов.
Стр.328.... Мы частенько прибегаем к инсценировке нападения на хозяина – и только собака способна обратить в бегство моего ассистента! Но от собаки-то он убежит, как пить дать, да еще талантливо изобразит полную панику при виде такого сильного зверя.
Хороша же защитная собака, что не может догнать человека!
Стр.349. Сошлюсь на мнение видного польского кинолога, замечательного знатока собак Любомира Смычиньского: не надо злобность принимать за смелость, эти качества в психике резко противопоставлены друг другу. Собака становится злобной и неоправданно агрессивной от непонимания происходящего, от растерянности и неуверенности в собственной безопасности. Злобность, если говорить в традиционных терминах, близка к трусливой агрессии.
Вас бы, сударыня, забросить на пост к приличным «кавказцам». Вот бы Вы и попробовали с ними помериться смелостью.
Стр.353–355. – Тут бы самое время вспомнить про того овчара, который первым тебя порвал!
Рольф хорошо запомнил этот случай, поскольку сам тогда выручил хозяйку из довольно серьезной неприятности. Если бы не он, тогда еще всего-навсего годовалый, ходить бы Маме без левой руки по локоть. <...>
– Должен же я был понять, как овчарка может до такого дойти, чтобы Человека без причины рвать, даже если команду нелепую дали! Ты же не нападала на него, не замахивалась ни на кого, мы просто все вместе бежали. Как не понять, что, во-первых, команда не к тебе относится, в во-вторых, для нее вообще поводов нет! <...> Он-то, простая душа, решил, что обязан рвать всех и всегда!...
Собаке дали команду, она ее и выполнила. Старалась, небось. Но странно даже, отчего это нашу зоопсихологиню, при ее уровне понимания собак, они не кусают каждый день с раннего утра до позднего вечера.
Стр.358. При этом собака чаще всего стремится схватить так, как взяла бы настоящего противника – за правую руку (не кисть, а выше, вплоть до плеча), или сбить «врага» с ног.
Как собаку учат, как ей удобнее применить знания на практике, так она и кусает. Можно – и за левую ногу.
Стр.7. Многие специалисты-кинологи свято убеждены, будто собаки не осознают ни прошедшего, ни будущего времени.
И стр.108. Эту роль поводка, которая опять же может быть и полезной, и вредной, мы используем и при обучении собаки охране. Единственная, но, к сожалению, частая ошибка дрессировщиков состоит в том, что на первом же этапе обучения собаку привязывают, исключая из игры хозяина и оставляя в силе только собственные мотивации самозащиты, действующие в зоне безопасности.

0

12

Ах, мадам, стоит ли на отдельных дураков обращать внимание? Ей-ей, ни к чему считать их специалистами, а уж тем более думать, что они «многие». Этак глядишь, найдется человек, что на основании прочтения одного только Вашего опуса заявит, будто зоопсихологи в большинстве своем невежественные, нахальные и притом надутые важностью аферисты. И возразить-то ему будет нечего!
В заключение темы приведу цитату со стр.319.... – Кто еще из собак знает, как Люди дороги асфальтом покрывают? А я знаю, сама все эти машины рассматривала да обнюхивала.
Рассмотреть да обнюхать – значит уже знать? Воистину, собака – портрет хозяйки.
Теперь пришла пора проэкзаменовать мадам К. на знание профессиональных предметов – поведения собак и зоопсихологических приемов. Пожалуй, читающим все это стоя, лучше было бы присесть.
Стр.15. Умен тот, кто делает то, что нам нужно, или то, что совпадает с нашими критериями для данной ситуации. К нашим оценкам поведения собак эта аксиома восприятия подходит просто превосходно.
То есть, если собака изобретательно и хитро делает что-либо, сообразуясь со своими желаниями, но вопреки воле хозяина, то она, выходит, дура набитая? Логика железная, прямо как в старых советских фильмах: любые наши секретные агенты – честные разведчики, а все вражеские – гнусные шпионы.
Стр.39. Наша семейная «круговая порука» резко расходится с врожденными общесобачьими представлениями о социальных отношениях, а потому недоступна Вашему любимцу.
Во-первых, это смотря как собаку воспитывать! А коли не уметь, так и незачем плоды своей бездарности объяснять собачьей тупостью. Во-вторых, внутри собачьей стаи связи очень сложны: там можно найти и дружбу, и неприязнь, и конкуренцию не только личную, но и групповую. Последняя по сути не отличается в части заступничества друг за друга от нашей семейной «круговой поруки».
Стр.40. Семейная собака имеет право на неограниченное общение с каждым членом семьи.
Право на неограниченное общение со всеми членами стаи имеет один только вожак. Отдайте собаке это право – она получит власть. А после попробуйте отвоевать хоть что-нибудь назад. Получится или нет – не знаю, но развлечений Вам, скорее всего, хватит надолго.
Стр.40. Особое значение приобретает суверенное и неприкосновенное место семейной собаки и его расположение в доме.
Если кто возжелает получить в своем собственном доме маленький агрессивный анклав (что-то наподобие личной ваххабитской Чечни), пусть обеспечит собачке суверенное и неприкосновенное лежбище. Остальное она доделает сама.
Стр.272. Уводить собаку, запирать ее на кухне – означает вступать в неразрешимое противоречие с естественными мотивациями собаки. Кроме всего прочего, собака, лишенная свободы, переживает это очень тяжело. Она не знает, что происходит, в случае чего не может ни вступиться за Вас, ни даже убежать от опасности. И каждый такой случай укрепляет ее уверенность в том, что с приходом гостей связаны одни только неприятности. Да и Вы нервничаете. Так зачем же они вообще приходят на нашу территорию? Гнать их всех, гнать в три шеи!
Чего раздувать из мухи слона? Чего хозяин хочет, того и собака должна хотеть. И ее нужно приучить к такому положению дел. А все фрустрации – побоку!
Стр.45. Разумеется, многим (к искренней моей радости – очень многим!) хозяевам удается воспитать свою собаку такой, чтобы с ней было спокойно в любой обстановке – и среди хороших людей, и среди плохих. В таких семьях мне делать нечего. Но я, признаться, вообще не понимаю, как можно сделать это без знания психологии собаки. И если Вы открываете основные законы межвидового взаимодействия своими силами, интуитивно добиваясь от собаки нужного поведения, то это никоим образом не означает, будто Вы вообще обходитесь без такого рода знаний.
И стр.45.... Очень часто, услышав или прочитав об очередном происшествии, я форменным образом хватаюсь за голову: ведь все, что нужно было знать, чтобы избежать беды, умещается на паре страничек!
У кого-то весь запас знаний о поведении собак умещается на паре страничек, и этого хватает даже на то, чтобы без особого труда обеспечить себе кусок хлеба насущного, да еще и с маслом. Чему же удивляться, если многие (очень многие!) хозяева собак знают о собаках чуток побольше?
Стр.43–44.... Сейчас уже существует целый ряд эмпирических закономерностей, устанавливающих связь, например, между окрасом и устойчивостью поведения, между развитием костяка и возбудимостью и так далее. Эту информацию, а заодно и сведения о том, как правильно прогнозировать психическую наследственность при подборе родительской пары, могла бы предоставить в распоряжение разведенцев современная зоопсихология.
Во-первых, указанные закономерности объективны, то есть существовали всегда, вне зависимости от того, знала о них зоопсихология или не знала, а следовательно формулировку «сейчас уже существует» использовать бы не следовало. Во-вторых, информацию об этих «открытиях» любой желающий может почерпнуть и в далеко не самой свежей кинологической литературе. И в-третьих, установлены данные закономерности именно разведенцами, посему в отношении некоторых, даже не примазавшихся, а нахально претендующих на авторство зоопсихологов уместно применить слово «плагиаторы».
Стр.47. Собаки пасут скот, выслеживают для нас животных и людей, разыскивают имущество, спасают при катастрофах... всего и не перечислишь. Вот такое поведение и вовсе не поддается ни этологическому, ни бихевиористскому анализу.
Вот и пришлось мне, вместе с моими учениками, заняться именно собаками и их специфическими, ни на какие другие не похожими, формами взаимодействия с человеком, впервые в мире разработав психологию межвидовых отношений. Что из этого получилось – судить Вам.
О, сколь тяжкий груз взвалили некоторые зоопсихологи на свои хлипкие плечи. Надо же – психологию межвидовых отношений! Каковой психологией, как оно ни удивительно, тысячелетиями в достаточной для житейских потребностей степени владеют не только фермеры, кочевники-скотоводы и охотники, но еще и их рабочие собаки, которые изучают науку сию едва ли не ежедневно с раннего утра до позднего вечера. Причем, заметьте, никого не подвергая злоумышленно ни этологическому, ни бихевиористскому анализу, ни другим каким колдовским ухищрениям. Но, конечно, если животных не понимать и дрессировки не знать, тогда и этология с бихевиоризмом не помогут. Тогда уж без волшбы и экстрасенсорики ну никак не обойтись.
Да вот, кстати, несколькими страницами ниже мадам и сама невольно признается в присвоении чужих изобретений.
Стр.54. Рыбки, попугаи и даже ежи с крокодилами – виды, которые могут никогда не встречаться друг с другом в дикой природе, вынуждены строить добрососедские отношения на весьма ограниченных просторах наших квартир, по нашей с Вами воле и под нашим чутким руководством.
И стр.54–55. Когда в такой смешанной межвидовой компании есть собака, она, как правило, и задает тон в трудных социальных отношениях, служа надежным и внимательным проводником человеческих идей в звериные массы. Ей не привыкать делать то, чего желает хозяин! Важно только, чтобы собака сама понимала Ваши требования, а уж донести их до Вашего домашнего зверинца она сумеет.
Приоритет, как видите, за собакой, а не за зоопсихологами!
Однако же много, наверное, понадобится собак, чтобы воспитать нильского крокодильчика. И чем они будут мельче размерами, тем в большем количестве израсходуются.
А насчет взаимоотношений собаки с рыбками... Ну уж, мадам Криволапчук, Вы временами определенно перегибаете палку, чтобы не сказать прямо – завираетесь чуть ли не на каждом шагу.
Стр.56. Дома же незнание территориальных законов может не только привести к охлаждению Ваших отношений с любимцем, но и послужить причиной более серьезных происшествий. Например, даже самая любящая и законопослушная собака может укусить Вас только потому, что Вы постоянно проходите по узкому коридорчику мимо ее места, куда она унесла вкусную косточку. Дело в том, что постоянно и беспричинно (с собачьей точки зрения) вторгаться в интимную зону не позволительно даже самому любимому существу. Характерно, что в таких случаях собака чаще всего кусает за ноги. А если собака кусает за руки, то причина, вероятнее всего, состоит в том, что Ваши жесты резко противоречат собачьему языку, выражающемуся в мимике и движениях, в позах и соотношениях в пространстве.
То-то и оно, что между существами любовь бывает разная. Как сказал поэт, «с другой стороны, и барана мясник по-своему любит. По-своему». Если кого из бараноподобных зоопсихологов, повернутых на идиотических принципах, устраивает такая, с позволения сказать, любовь, тот пусть в свое удовольствие разделяет границы владений внутри своей же квартиры, оборудует их контрольно-следовой полосой и проволочными заграждениями, подписывает с собственной собакой договоры о признании суверенитетов и пакты о ненападении. Нормальный же человек добьется от собаки подчинения и доверия, перекроит территориально-правовое законодательство по своему усмотрению, и, как оно ни странно, но ни одно из обитающих во внутриквартирном пространстве существ не будет страдать от амбиций другого.
И еще: конечно же, очень плохо, что собака кусает своего зоопсихолога за те конечности, которые оказались ближе к ее зубам, либо привычнее для зубов. Очень плохо! Бестолочам бы башки пооткусывать надо, дабы дурь не распространяли в народе.
Стр.67. А ведь собака может не только показать пораненную лапу, но и попросить обработать ее именно иодом, а не перекисью водорода.
Покажите мне того негодяя, который воспитал из собаки мазохиста. Не бойтесь, я не стану сразу его убивать. Просто посмотрю в глаза. Чтобы запомнить до удобного случая.
Стр.67.... В великолепном по краткости и емкости психологических характеристик пород каталоге Джоан Палмер «Ваша собака»...
Нет слов, нашла авторитетный источник! Впрочем, каковы знания, таковы и авторитеты.
Стр.75. Стайные стереотипы в психике кавказской овчарки притуплены...
Это у «кавказцев»-то? У стайных по природе пастушьих собак? Ну-ну.
Стр.81.... Многие немецкие овчарки почему-то недолюбливают гладкошерстных черноподпалых собак, начиная с доберманов и заканчивая таксами. Что ж, такие породные симпатии и антипатии в самом деле существуют, и человеку остается только с ними считаться.
И стр.285–286.... Поскольку приспособительные условные рефлексы вырабатываются только индивидуальным жизненным опытом, то понятно, что в этом случае не приходится вспоминать о маме с папой, которые тоже боятся, скажем, автобусов или сенбернаров и «не любят детей».
Мадам, Вам не кажется, что Ваши констатации противоречивы?
Стр.81. И если даже пудель, чьи предки не охотятся сотни лет, сохранил склонность самостоятельно добывать себе пропитание, проявляющуюся в воровстве и «помойничестве», то не приходится удивляться, что именно так ведет себя какой-нибудь курцхаар или сеттер.
Рецепт от этого горя один – правильно корми и правильно же воспитывай. И ничем тут пудели и легаши не хуже других пород, а даже наоборот: поскольку в массе своей характерами податливые, то и гораздо легче отучаются от дурных привычек.
Стр.104. Бывает, что и лужицы, оставляемые собакой у себя дома, свидетельствуют не о плохом приучении к чистоте или нарушениях в системе мочевыделения, а о намерении заявить всем и каждому о своих правах на жилище. Они могут метить так свою подстилку, вход в квартиру, а иногда и другие священные места – хозяйскую постель, подходы к миске, к холодильнику и т.п. При появлении малознакомых людей и чужих собак поведение метки заметно обостряется. Не торопитесь искать причины болезни – ничего общего с недержанием мочи такое поведение не имеет. Подумайте лучше о том, почему собака так не уверена в том, что ее родной дом принадлежит ей по праву.
Да потому что в доме распоряжаться пристало не собаке, а ее хозяину. Собака же распущена, не в руках, и в распущенности своей дошла до крамольных мыслей и поступков, качая права таким вот гнусным образом.
Стр.107. Если Вы действительно хотите предотвратить драку со встречным кобелем, натяните поводок параллельно спине собаки, не пригибая ее, но и не подтягивая вверх.
То есть, дать собаке сигнал, что тылы ее прикрыты, а значит можно смело рваться в бой? Не проще и не надежнее ли приказать собаке идти рядом, а поводок, наоборот, ослабить?
Стр.110.... Роль заводчика состоит не только в том, чтобы уберечь неокрепшие глазки, ушки и психику от непосильных ударных нагрузок. На третьей неделе мы начинаем подкармливать щенков, и младенцы понимают, что выжить можно не только у маминого соска. Складывается пищевая зависимость собаки от человека. Как поработает заводчик, так и будете жить со своей собакой Вы: капризы – так капризы, перекорм – так перекорм.
Начнем с конца. Если детские капризы собаки пожизненно неисправимы, то на фига ли тогда за бесполезные, по определению, попытки их исправления некоторые люди платят некоторые деньги некоторым зоопсихологам? И далее. Заводчик, начинающий подкармливать щенков уже на третьей неделе их жизни, портит им на долгое будущее пищеварительные органы. О проблемах выживания в этом возрасте щенки задумываться даже в принципе не могут. Ну и последнее. По окрепшим ушкам и глазкам, выходит, можно лупить непосильными нагрузками наотмашь? Ужасы какие-то.
Стр.113. Давайте-ка перечислим все, чему учит щенков добросовестный заводчик и что может служить показателем хорошего психического развития:...
– знакомство с обстановкой квартиры;
– умение не пугаться голоса и движений человека, интерес к нему...
При чем здесь умение? Если щенки пугливы от рождения, то заводчик виновен совсем в другом – в разведении собак с плохой психикой.
Стр.114. (Насчет выращивания щенков при помощи других животных. Клетчатый – кличка кота).
– ... А возились, честно сказать, все, кто как умел, – сказала Джинка. – Вон, даже Клетчатый хвост в манеж опускал, вилял им там, развлекал малышню.
Умозаключение, вполне достойное трехлетнего ребенка. Надо ж такое сморозить! Кот специально подсовывает щенкам свой горячо обожаемый хвост в качестве игрушки! Да кота этакому фокусу и захочешь, так не научишь!
Стр.115. А если щенок выращен, к примеру, на дорогих кормах, то Вам не просто будет перевести его на сырое мясо с морковкой и гречневой кашей.
Элементарно, Ватсон! Если, конечно, у него на кормах уже не накрылись функции пищеварения.
Стр.116. Когда же щенок охотно идет к пришедшему за ним человеку, не отходит от ног, забирается на колени, особенно интересуясь лицом и стараясь лизнуть в нос и губы, опытный заводчик сразу скажет Вам: «Вот это и есть Ваша собака!».
Снова уровень младшей группы детского сада!
Стр.120. Прогулки в возрасте месяца-полутора имеют совершенно неоценимое значение для дальнейшего формирования Ваших отношений со щенком. Дело в том, что у всех детенышей, впервые обретающих самостоятельность, наблюдается так называемое «запечатление» (импринтинг), обеспечивающее их безопасность. Одновременно этот механизм служит и для обучения малыша всему, что он должен в первую очередь узнать о той среде, в которой ему предстоит жить. Ведь мать ведет более или менее обычный для себя образ жизни, бывая в тех местах, по которым будет ходить и ребенок, на деле демонстрируя способы взаимодействия с разными предметами и т.д.
Запечатление заставляет гусенка неотступно следовать за матерью, а щенка – стремиться постоянно быть рядом с опекающим его человеком. Поэтому, используя запечатление для обучения команде «Ко мне», Вы добьетесь впоследствии надежного подхода на подзыв, чем сэкономите и себе, и собаке множество нервов.
Пока что малышу еще не обязательно ходить на общий выгул. Выберите место, где не гуляют другие собаки, а если есть возможность – уезжайте за город. Только не на все лето, иначе малыш по возвращении раз и навсегда испугается города.
С насколько странными собаками жизнь сталкивает зоопсихологов в Питере! То их импринтинг одолевает в полуторамесячном возрасте, то эти твари раз и навсегда пугаются города... Мутанты, наверное. Или это зоопсихологи странные – не понимают, о чем пишут.
Стр.127. И если бы страхи, обусловленные непониманием происходящего, возникали только в детском возрасте, это было бы полбеды! Однако и взрослая собака будет исправно пугаться того, чего не понимает (как и мы с Вами, впрочем)...
Час от часу не легче. Чуден Питер при тихой погоде: каждый житель – исправный псих, а каждая собака ничуть не лучше – зоопсих.
Стр.136. Собака, не получившая правильного щенячьего и «молодежного» социального воспитания, намного хуже строит свои отношения с людьми – и с Вами в том числе. Она хуже дрессируется, сильно нервничает на занятиях в присутствии других собак. Она доставит Вам множество проблем на любой прогулке, и даже не в собачьей компании, а один на один с Вами – просто потому, что искренне не понимает Вас – ведь в ее психике нет тех видовых основ, на которых строится межвидовое общение.
Ай, зачем выдумывать глупости? Собака, социализированная только на людей, ничуть не хуже других дрессируется, прекрасно людей понимает и правильно строит с ними отношения. Конечно, ее поведение, с точки зрения этологической, изуродовано, но прекрасный телохранитель из нее, между прочим, вполне может получиться. И позвольте поинтересоваться, мадам: а куда это в процессе воспитания деваются из психики (если относить их к психике, конечно) видовые основы поведения, кои, по определению, детерминированы генетически? Чегой-то тут, кажется, попахивает творческим развитием принципов мичуринской биологии.
Стр.145. Бить взбунтовавшегося юнца не только бесполезно, но и попросту вредно. Он на всю жизнь сохранит представление о том, что конфликты с хозяином положено разрешать насилием. А если Вы спровоцируете его на реакцию самозащиты, то он будет защищаться от Вас всю оставшуюся жизнь, и конфликт перейдет в перманентную форму. Гарантирую: ни открытые схватки, ни холодная война с собакой удовольствия Вам не прибавят.
В момент бунта собака, по чисто биологическим причинам, словно бы дичает, начисто забывая все, что успела освоить из межвидовых норм. А потому и способы «укрощения зверя» должны быть как можно более приближены к видовым воздействиям. Основаны они не на ударе (собака собаку не бьет лапой), а на хватании, на встряхивании, на заваливании бунтаря.
Выбирать отсюда отдельные ошибки невозможно, поскольку здесь, не считая слов насчет гарантий, вообще нет ни капли здравого смысла.
Стр.147. Если предки Вашего английского бульдога, не поморщившись, выдерживали удар бычьего копыта, то какое впечатление Вы надеетесь произвести на него своим кулаком?
Э-э-э, так вот отчего бульдоги по сей день сморщенные-то ходят! То ж на них страдания предков отражаются! А если серьезно, то представляет ли себе мадам Криволапчук последствия удара бычьим копытом? Нет, конечно. А знает ли, в чем заключается истинная сила наказания? Тем более нет.
Стр.150.... Лучше всего заставить отступить собаку, а если уж Вам удалось загнать ее на свое место, то зверь, по его понятиям, сдал Вам всю остальную территорию квартиры, на которой Вы и будете впредь полновластным диктатором. А логово оставьте ему – иначе окажутся задетыми не только социальные, но и территориальные стереотипы.
А вокруг логова расставьте указатели с надписью «Панкисское ущелье». И неподалеку в засаде ожидайте бандитских вылазок. Уж чего-чего, а их-то долго ждать не придется.
Стр.139.... Многие хозяева молодых собак радуются, когда их питомцы рвутся в драку с себе подобными, а то и со старшими! <...> Заявляю совершенно ответственно: драчливость собак не только не имеет ничего общего с охранной смелостью, но и в корне ей противоречит. Собака, дерущаяся с другими животными, занимается вовсе не охраной хозяина, а, как ни странно, охотой.
И стр.189–190.... Никогда не разрешайте будущему телохранителю драться с другими собаками. Многие ошибочно полагают, будто драчливая собака подтверждает таким образом свою смелость и возможности в сражении с человеком. Нет, все обстоит как раз наоборот: собака, дерущаяся с животными, не воспринимает себя как потенциального соперника человека, а драчливость ее обуславливается не охранными, а, скорее, охотничьими формами поведения.
Телохранителю увлекаться драками, конечно, противопоказано. Но полагать, будто все дерущиеся собаки обуяны каннибализмом, – это уж слишком! Какое-то на редкость дикое, извращенное представление о поведении собак!
Стр.203. – Ты бы еще рассказала, как мы с тобой договариваемся, что будем с собачкой делать, – попросил Черный. – Как с той трусливой овчарочкой, которую ты просила не обижать, а ее хозяин решил, будто я ее вообще не замечаю.
– Да кто поверит? – вздохнула Мама. – Ну, скажу я, что в троллейбусе тебе объяснила задание... меня же за сумасшедшую примут. Об этом, как и о наших задушевных разговорах, только мы с вами и знаем.
Тут заговорила Джинечка.
– Не хочешь об этом, так расскажи, как наш Черный сам выдумывает разные приемчики. Как ты рассердилась на него, когда он взял у хозяина собачки хлеб, чтобы та заревновала и быстрее послушалась.
– А вот об этом мне вспоминать стыдно, – засмеялась Мама. – Я ведь тогда ничего не поняла, а Черный на меня обиделся и не желал объяснять. Спасибо еще, что ты мне рассказала.
Мадам Криволапчук, не переживайте понапрасну! После того, что мы успели прочесть из Вашего творчества, Вы можете говорить, выдумывать и на свой вкус трактовать уже абсолютно все, что угодно. От этого наше мнение о Вас ни на йоту не изменится.
214. – Хочешь еще одно мудреное слово? Я называю это «легализацией поведения»: агрессивным показать, в каком случае их злобность будет уместна; трусливому дать возможность чуточку побояться того, чего и впаямь стоит испугаться.
Вот уж глупость – всем глупостям глупость! Мало того, что вредная, так еще и названа мудреным словом. Да эту мадам к проблемным собакам и близко подпускать не следует. Пока чушь из головы не выветрится. Страхи надо преодолевать неукоснительно! Так и только так воспитывается мужество, если собака обделена им от рождения.
215.... У нас в семье появилась процедура «вечерней линейки»: по результатам поведения за весь день в целом собакам дозволяется или не дозволяется что-то очень и очень желанное – например, несколько минут поваляться в хозяйской постели. Очень, доложу я Вам, ускоряет процесс воспитания молодой собаки – лишь бы проводить это правило в жизнь неукоснительно и последовательно!
А почему в дневник оценки не выставляются? За день, за неделю, за четверть? И награда выбрана, кстати, не самая желанная. Многие собаки, прежде чем завалиться в хозяйскую постель, с еще большим удовольствием поелозили бы спиной по тухлой рыбе.
226. Я свято и нерушимо убеждена в том, что собачьи проблемы начинаются тогда, когда их осознает хозяин собаки.
А ежели хозяин – дуб, и не осознает, что у его собаки проблемы, то и проблем никаких нет. Что мы имеем удовольствие видеть на конкретном примере, в процессе прочтения книжки мадам К.
329. А как быть, если собака, в целом очень уверенная в себе и действительно достойная всяческого уважения, дрогнула и усомнилась в своих силах в какой-то отдельно взятой ситуации – хотя бы при виде сильного и наглого сородича? Тут Вы просто обязаны принять экстренные меры, поддерживающие самооценку Вашей собаки. В противном случае это переживание грозит обернуться сильным стрессом, ломающим психику и превращающим смелое и гордое существо в забитую шавку. И если Вам дорого достоинство Вашего любимца, не упускайте ни минуты! Вспомните, что из нестандартных, малоизвестных другим собакам навыков удаются ему увереннее и лучше всего, и немедленно приступайте к выполнению этого упражнения. И пусть встречный нахал всласть любуется и завидует!
А потом еще поаплодирует и денежку в кепку бросит.
Стр.377.... Обоснованная агрессия всегда протекает по вполне определенным правилам, и даже у сук ей предшествует демонстративное поведение угрозы. Как бы отчаянно и непредсказуемо ни дрались собачьи дамы между собой, по отношению к человеку они, как и джентльмены, соблюдают своеобразный дуэльный кодекс, предупреждая противника, что терпение на исходе. Вот внешние признаки грядущего нападения:
– !!! Раньше всех остальных проявлений – стремление повернуться боком, прикрывая корпусом того, кто нуждается в защите;
– высоко поднятая голова, прямой и неподвижный взгляд в упор;
– приподнятые губы, обнажающие резцы и клыки;
– сморщенный нос;
– поднятая шерсть на холке и вдоль «ремня» на спине;
– спина прямая и напряженная;
– приподнимание на передних ногах, пружинистые и более резкие движения;
– хвост поднят до линии спины (у некоторых пород – выше).
Я описала поведение очень уверенной в себе собаки, намеренной сражаться всерьез. Если эти признаки выражены не столь ярко, если не все они присутствуют в конкретном случае, это может говорить о недостаточной уверенности зверя в своих силах, но не о том, что нападение не состоится.
Вот уж нет, мадам. Самые уверенные собаки обходятся без всего перечисленного. А самые неприятные из них смотрят при этом голодными глазами, да еще и облизываются. Даст Бог, попадетесь когда-нибудь такой на зуб, вот и будет повод припомнить мои слова.
И опыта успешной самозащиты от нападения бродячих собак (стр.380–381) у нашей мадам явно не водится, однако же она не может не порекомендовать с умным видом, как, например, следует, прижавшись спиной к стене, бить такую собаку ребром ладони по гортани. Ну а чтобы обнаружить зоопсихологическую глупость в следующей цитате, тем более не нужно быть семи пядей во лбу:
Стр.381. Любой момент ошеломления и растерянности животного используйте для того, чтобы решительно двинуться навстречу – но не больше, чем на один короткий шаг. Никогда не пытайтесь отогнать собаку подальше от себя – это она истолкует как посягательство на ее территорию, получив тем самым основания для самозащиты, а Ваша цель состоит лишь в том, чтобы предотвратить эскалацию конфликта. <...> Никакое поведение, которое собака может принять за агрессию с Вашей стороны, недопустимо!

0

13

Что же за фетиш такой – территория собаки? Зачем при обороне вести себя так, что любой дворнягой это будет воспринято за неуверенность? И неужели зоопсихологам неведомо, что бродячие собаки боятся камней? Нагнись, распрямись, замахнись – да это ведь каждому деревенскому пацану известно!
Все ли убедились в том, что мадам не знает в собаководстве самых простых вещей? Похоже, все. Вполне закономерно возникает вопрос: а за что же ей тогда платят деньги? Да вот за что:
Стр.45. Главная моя работа состоит в том, чтобы объяснять людям, что и как думают их собаки. И еще: строить собакам разного рода козни – с тем, чтобы они вели себя так, как нужно человеку.
Сегодня и всегда – индийский факир Наврикарма Криволапчук из Петербурга! Чтение мыслей у собак на расстоянии! Еще ни одна зараза не опровергла результата! (И пусть только попробует, сволочь. Ей такие козни будут устроены – небо с овчинку покажется!).
Да что там мысли! Мысли – фигня! А как уважаемым читателям покажется просмотр чужих снов? И не просто просмотр, а... А впрочем, читайте сами. Мы наконец-то добрались до финальной темы, ранее в цитатах лишь слегка обозначенной. И, думаю, при ближайшем ее рассмотрении даже у самых лояльных читателей рассеются малейшие сомнения в том, что же представляет собой мадам К. на самом деле.
Стр.278–279. В экстренных случаях очень эффективно гипнотическое внушение и то, что я называю «редактированием сновидений», но эти методы требуют от зоопсихолога серьезной специальной подготовки.
– Я знаю, о чем ты сейчас вспомнила! – обрадовалась Джинечка. – Я ведь тоже, когда в детстве лошади испугалась, то потом, как разволнуюсь, прямо спать не могла! Я глаза закрываю, а она мне сниться пытается!
– Ну, тогда ты мне это очень ярко показала. Ты ведь лошадей, стоящих или идущих, вовсе не боялась, а тут увидала только страшную огромную голову, высунувшуюся из люка в стене. Я даже сразу не поняла, насколько это запечатлелось в твоей памяти, пока через полгода с тобой не случилась еще одна неприятность. И что характерно – в обоих случаях это было связано с тем, чего ты не могла понять. Пришлось мне в твои сны вмешиваться, гипнозом тебе помогать.
– Помню, помню, как во сне вдруг вместо лошади появлялась картинка приятной такой прогулки, где ничего мне не угрожало и стая всегда была рядом, чтобы меня защитить. Я ведь поняла, что ты мне эти картинки специально подсовываешь. Ты и сама там тоже была!
– Да куда же без меня! – засмеялась Мама. – Мне ведь заодно нужно было, чтоб ты поняла: на хозяйку всегда можно положиться. Зато я научилась помогать собакам после тяжелых стрессов, которые иначе могли бы оставить последствия на всю жизнь.
Хороший метод, хотя его тоже стоит подредактировать. Есть на то дельные специалисты в институте им. Ганушкина, больнице им. Кащенко и еще в целом ряде аналогичных заведений. Смело обращайтесь за консультациями, мадам Криволапчук. Там Вам точно помогут.
Стр.231. Корректировать свойства центральной нервной системы запретами, наказаниями и отучением бесполезно – обычно это приводит лишь к обострению проблем, независимо от того, врожденные ли это отклонения или благоприобретенные. Здесь нам приходят на помощь специальные упражнения и совсем уж изощренные методы, включающие гипноз и внушение.
Дурову с Бехтеревым по поводу гипноза (обезволивания) и внушения животным я поверить могу. Ответственные, знающие и умелые люди. А вот мадам Криволапчук, которая, дескать, их превзошла, никакого доверия не вызывает. Ибо очевидно, что ни одним из означенных свойств она не обладает.
Стр.232.... Мне довелось работать с сукой-фокстерьером, которая при послеродовом неврозе отказалась кормить трехдневных щенков. Времени на детальную коррекцию у меня, разумеется, не было, дети были на грани гибели от истощения – и на помощь пришло гипнотическое внушение. Через час щенки были сыты, а мамашка, успокоившаяся и счастливая, нежно их облизывала.
Насчет гипноза судить не берусь, а внушение тут порой действительно помогает. Была в моей практике хорошо меня знавшая сучонка, привыкшая за время беременности ко всеобщему вниманию, доходившему до обожания. Ну и после родов решила она, что щенки есть причина, из-за которой она уже не может требовать ежеминутной ласки от всех членов семьи. Ее же теперь, чуть мелочь запищит, гнали в родильный ящик. А мамкой она была неважной еще и потому, наверное, что социализация на собак у нее была довольно слабой. В общем, перенервничала и кормить не захотела. Позвали меня. Я хозяев попросил уйти (при них жучка на меня крысилась), а сам провел сеанс внушения методом перкуссии черепной коробки. Есть такое очень эффективное «специальное упражнение». Помогло. Объяснил хозяевам, как надо действовать. Хозяева научились не уносить суку к щенкам на руках, а отвешивать ей пинка. Ласкать и угощать же стали только в ящике, когда ее высасывало потомство. Ничего другого не понадобилось.
Стр.243. А в самых тяжелых случаях я помогаю собаке легким и безопасным гипнотическим внушением.
И стр.259–260. Должна сказать, что для охотничьих собак стремление добывать пищу своими силами вполне естественно, так как именно на нем основаны все их рабочие качества. <...>... Потому-то и воровство дома для них многие считают вполне простительным грехом. Курцхаары, сеттеры, спаниели, охотничьи терьеры и даже пудели, чьи предки охотились разве что сотни лет назад, так и рвутся обшарить лестницу, двор, а лучше всего – помойку, где можно найти самые соблазнительные, по их мнению, вещи.
Исправить склонность к «помойничеству» у взрослой охотничьей собаки можно разве что глубоким гипнотическим воздействием, а его, как бы ни быть уверенным в его безопасности, я предпочитаю применять только в крайних случаях. <...>
Зато для собак служебных пород такое пищедобывательное поведение совершенно нехарактерно, поскольку их функциональное назначение в корне противоречит всем охотничьим стереотипам. И все же: то и дело приходится видеть или слышать, что на помойках с увлечением роются доберманы, эрдельтерьеры, ризеншнауцеры и даже ротвейлеры. С прискорбием констатирую: эти факты говорят не просто о плохом обучении «отказу от найденного корма», а о существенных аномалиях психики.
В воспитании по методу мадам К., как видно, гипноз – средство более универсальное и широкоупотребимое, чем кровопускание в медицине ХYII века. Но почему-то, когда действительно требуется этот козырь выложить на стол, она его приберегает для какого-то еще более крайнего случая. С прискорбием констатирую: этот факт говорит не просто о неспособности в означенных целях гипноз использовать, а о...
Стр.266. А после того, как мы на первом же занятии вместе пробегали два часа по сугробам и никакие мои импровизации не помогли преодолеть страх пса перед собственным хозяином, я, признаться, чуть не струсила. Потому и пустила в ход ни много, ни мало, а четырехкратное дублирование. Плюс еще и закодировала собаку на радость встречи с хозяином.
Вольно же Вам, взбесяся, по два часа бегать, а после еще дублировать и кодировать! Подумали бы прежде, в страхе дело или в имитации страха. Собака, которая действительно боится, бежит без остановок по прямой, и хорошо еще, если прямо к дому. А если она держится невдалеке, то это страх на 9/10 деланный. И бегать за ней, с точки зрения понимающего дело дрессировщика, не только не нужно, но и противопоказано. Ни к чему импровизации и последующее вранье, если существуют надежные, по многу лет отработанные схемы дрессировки.
Стр.388. Для нашей семьи такое общение с собаками давно стало привычной нормой. Я расскажу когда-нибудь о том, какой мир они открыли мне, сочтя меня достойной своих тайн...
... И зачтя положительную характеристику на партсобрании, приняли в зоомасонскую ложу?
Далее позвольте какое-то время обойтись без комментариев. Тошно очень.
Стр.309. Восстановление поведенческих стереотипов – дело в высшей степени непростое. Не стану от Вас таить: хотя в нашем распоряжении имеются и соответствующие упражнения, которые имитируют обучающие игры, обычно в таких случаях приходится все же прибегать к гипнозу, разблокирующему соответствующие программы в подсознании. В экстренных случаях, связанных не то, что с угрозой гибели, а хотя бы со срывом желательной вязки, времени на терапию попросту не остается.
Только не забудьте самое главное – то, что именно стереотипы составляют видовую специфику любого животного: собаки, кошки, коровы или льва. Следовательно, эту работу может выполнять только тот специалист, который знает и общевидовые, и породные формы поведения, являющиеся для Вашей собаки нормой. Так что не уповайте на помощь «человеческого» мага, целителя или гипнотизера, как бы ни был он силен. То, что он знает о людях, к собакам не имеет ни малейшего отношения.
И стр.357. Очень обнадеживающие результаты в коррекции агрессивного поведения получены при применении гипнотического внушения и биополевых методов. Биополевая диагностика помогает нам точно установить источники агрессии, а биокоррекция является одним из наиболее эффективных способов воздействия на глубинные уровни психики. Следует, однако, иметь в виду, что для успешной работы с собачьей психикой необходимо хорошее знание видовых особенностей, а следовательно, обращаться к целителю или экстрасенсу, практикующему с людьми, было бы непростительной ошибкой.
И стр.352–353. Там, где один из моих клиентов строго одергивает собаку, едва повернувшую голову в сторону прохожего, другой искренне возмущается: «Собаке уже год, а она еще никого не покусала!». Правда, после этой фразы я немедленно расстаюсь с таким, с позволения сказать, любителем собак и людей; да еще, признаюсь честно, тайком блокирую у собачки излишнюю агрессивность – на то есть свои способы, основанные на внушении.
И стр.391–392. Еще несколько лет назад я была уверена в том, что сглазить собаку практически невозможно. Сейчас я так не говорю: теперешние собаки совсем не так надежно защищены от вредных воздействий собственной сбалансированной энергетической структурой.<...>
Вот Вам простейшие советы по защите от такого рода неприятностей. Придя домой после выставки, возьмите немного поваренной соли и «посолите» собаку вдоль позвоночника, от головы к хвосту. Затем вычешите соль щеткой, представляя себе, как вместе с каждой крупинкой уходит в землю все, что может повредить Вашему любимцу.
И стр.392. По тем же причинам, которые осложняют наведение на собаку порчи, защитить Вашу собаку или устранить результаты вредных биополевых влияний может лишь человек, специально изучавший структуры психики и энергетики собак. Здесь недостаточно даже опыта общения с собаками, нужны профессиональные знания. Вы ведь не доверите лечить собачью чуму своему участковому доктору?
И стр.209. К слову, наилучшая подкормка для дрессировки – это маленькие сухарики из подсоленного черного хлеба. Поверьте мне на слово, что они представляют собой не только вкусовую, но и отличную биополевую поддержку для процесса анализа и запоминания информации. Студенты могут испытать мой совет во время сессии.
А уж пользоваться в качестве поощряющего лакомства мясом или колбасой и вовсе ни к чему. Они и карман пачкают, и на собаку действуют совсем по-другому: ведь подкормка и еда – совершенно разные вещи.
Не знаю, хватает ли ныне студентам их стипендии хотя бы на ржаные сухарики. Однако совершенно уверен в том, что в качестве поощрения и ежедневной поддержки многие и многие из них предпочли бы сухарям хороший бифштекс. Собственно, собаки в этом с ними вполне солидарны.
Мадам Криволапчук! Вы в роли зоопсихолога напоминаете мне почему-то краснокожего дикаря из джунглей, укравшего мушкет у конкистадоров. Ему приходилось видеть в деле страшное умение испанцев палить из железной палки, но как они этого добиваются, туземец так и не уразумел. Колдовство, наверное. И вот, настигнутый погоней, похититель вместо того, чтобы использовать мушкет единственно доступным ему способом, то есть в качестве дубины, решает применить для вызова смертоубийственной силы из «громового копья» прием симулятивной магии, широко распространенной среди жрецов «детей природы» по всему свету. И, направив дуло в сторону преследователей, он грозно кричит «Бу-у! Бу-у!», наивно надеясь, что одухотворенный его личным примером мушкет вдруг возьмет да и выстрелит. Так и Вы, подобно заклинаниям произнося избитые бихевиористские формулы, не можете с полной уверенностью не только рассчитывать на их действенность, но и как следует увязать их с процессами воспитания, а потому при возникновении любого затруднения восклицаете: «Гипноз! Внушение! Биополевая диагностика!», – в надежде, что наивный читатель примет Вас за второго Дурова или Бехтерева.
Но пасаран, однако!
Ну и напоследок перейду-ка я на личности. Не претендуя на абсолютную точность, все же попробую набросать психологический портрет нашей героини, благо он из прочитанного очень ясно выступает.
В общем-то, черты весьма и весьма знакомые. Особей такого пошиба встречать в собаководстве приходилось неоднократно. Всякий раз то были люди совершенно случайные, но непременно претендовавшие в новой для себя области сразу же на самые высокие позиции. Как правило, их претензии базировались на: а) личном опыте выращивания и кое-какой дрессировки двух-трех своих собак; б) прочтении нескольких общеупотребительных кинологических книжек; в) исключительно высоком самомнении и властолюбии. И все они были абсолютно уверены в наличии у себя экстрасенсорных способностей. В прежней профессии особых заслуг ни за кем из них не водилось, но именно оттуда они пытались перетащить в собаководческий мир какие-либо подходы, методологию, ну короче, все, что только можно было втиснуть в новую сферу деятельности. Преуспевали, правда, лишь в одном – в умении придумывать новые броские названия для общеизвестных фактов (методик, процессов) и на этом основании выдавать себя за их изобретателей (первооткрывателей). Не могу отрицать, что все, с кем из них приходилось общаться, были личности с незаурядными характерами, умеющие подчинять себе других людей. А равно и того, что все они состояли на учете в специальных лечебных заведениях. И мне кажется, мадам Криволапчук недалеко от них ушла.
Понятное дело, многое из забавного, глупого и дикого, встреченного в ее книжке, здесь не приведено. Без того ощущения гнусные. Но хочется завершить нынешний Ликбез еще тремя цитатками.
Стр.4. Меня учили свои и чужие собаки (их уже больше двух сотен), среди которых были добрые и злые, трусливые и агрессивные, ленивые и непоседливые. И почти все несчастные, каждая по-своему!
Причин, отчего чужие собаки несчастны, может быть множество. Всех вариантов не перечислить. А вот отчего несчастны собаки Джины Рольф, мы, пожалуй, вполне можем догадываться. И приносим им свое глубокое соболезнование.
Стр.4. (О Рольфе и Джине). Кому, как не им, удержать меня от беспочвенных фантазий, кому проверить человеческий взгляд на вещи своим, собачьим чутьем?
Плохие все же они оказались собаки, не исполнили своего долга, не удержали хозяйку и не уберегли нас от ее премногочисленных бредовых измышлений. Но может быть г-жа Криволапчук просто не по адресу обратилась? Зачем же на собак взваливать непосильные им задачи? А вот среди людей есть профессионалы, которые при подобных симптомах способны скоренько и диагноз верный поставить, и нужное лечение назначить.
Стр.46. Потому-то я и хотела бы помочь Вам стать «самому себе зоопсихологом».
Ох как здорово было бы, если бы некоторые, сами по себе ставшие зоопсихологами (и прозрачно намекающие читателю, что он, в сущности, скотина!), сами себе стали еще и психиатрами!
Присвоенной мною властью награждаю Н.Д. Криволапчук орденом Химерусалимского второй степени в обмен на ее обязательство все последующие произведения печатать исключительно на туалетной бумаге.

0

14

А  адресок  источника  этого  произведения  узнать  можно? :smoke:

0

15

источник-это собачья библиотека. Вот ее адрес: http://epaper.ru.googlepages.com/home

Отредактировано путник (2008-08-04 07:56:25)

0

16

А. Власенко
О рыбе, не способной быть мясом

Spellcheck, оформление: ТаКир, 2008

- Куда вы плывёте, сельди?
- Мы плывём туда, куда плывёт сельдяной король.
- А ты куда плывёшь, сельдяной король?
- Куда все плывут, туда и я.

(Не очень точная цитата из какой-то детской сказки)

Неблагодарное это дело - оправдываться. Совсем неблагодарное - когда на тебя наскакивают незнакомцы, чьё мнение (если судить по их словам) и дилетантским-то назвать слишком почётно. Но порою огрызаться приходится. Как говорится, в защиту чести и достоинства. Не столько для отпора агрессорам, сколько ради свидетелей. Чтобы у последних случайно, по слухам, не сложилось превратных представлений. Так что всё, написанное ниже, хотя по форме и обращено к моим оппонентам, но предназначено вовсе не для них.
Хихикнули недавно друзья: дескать, "наехали" на тебя в Сети, да и не единожды. Во-первых, по поводу выставки беспородных собак (некто без подписи на Птичке.ру), которую судили мы с женой, и, во-вторых, насчёт разменявшей второй десяток лет поэмки моего авторства о немецких овчарках и "водостоках" ("ники" недовольных - Ролана, Хеттрик, ВЕО). Заодно с последней темой зацепили мой скандальный образ жизни, возрастные и патологические особенности психики, а ещё качества какой-то из моих овчарок и пр. В общем, мне всю эту ругань скачали для ознакомления, и она мне не понравилась.
Однако по порядку. Начнём с выставки. Выставка беспородных и неплеменных собак, вопреки отдельным мнениям, для меня отнюдь не повод "приколоться", а как раз очень серьёзная и занимательная штука. И полезная, хотя бы потому, что на ней стандарты и привычные представления не застят глаза эксперту. Здесь среди приоритетов отсутствуют какие-либо условности. Собака должна быть здоровой, правильно выращенной, в хороших кондициях, продуктивно передвигаться и уверенно себя вести. И затем только оцениваются общая гармония сложения, сбалансированность, выразительность и нарядность. Поэтому, например, простецкую бульдожку с длинной мордой, но зато способную хорошо бежать, правильно дышать, активную и весёлую, по всем статьям полагается поставить впереди куда более породного (с извращённой кинологической точки зрения) соплеменника, который пыхтит, задыхается, кое-как переваливается с боку на бок и вообще не очень хочет жить. Ведь и на самом деле она лучше!
Поэтому же в описании левретки с искривлёнными конечностями было указано: "недостатки развития костяка". Это не подразумевает слишком тонкой кости, как то истолковано было анонимным автором с Птички Ру. Просто собака такого размера и такой конституции обязательно должна иметь ножки "в струнку". Если же нет, тогда это серьёзный дефект, обусловленный либо плохим выращиванием, либо дурной наследственностью. Но, собственно, выяснять тому причины - не дело эксперта в ринге. И что с того, что данная левретка бегает курсинг? Здесь уместно вспомнить Сабанеева: "Не по ладам собака скачет, а по породе". Если у неё есть азарт и сила, почему бы ей и не бегать? Анилин, рекордный скаковой жеребец, вообще был колченогим. Но его победы - не причина считать колченогость нормальным признаком. (И, кстати, если уж речь зашла о мощи костяка: коли современные левретки, бывает, ломают себе ноги, спрыгивая с дивана или запутавшись в телефонном шнуре, то и, пожалуй, на самом деле, не резонно ли предположить, что их субтильность уже чересчур утрирована и слишком далеко увела породу от биологических норм развития?).
Почти то же с таксами. Что у облегчённой собаки с зауженной мордой есть рабочие дипломы, мне сообщили ещё до начала экспертизы. Ну и? Мало ли приходилось видеть прилично работающих "задохликов" в других породах? Но то, что такса должна быть мощнее, компактнее, иметь куда более крупную голову и сильные челюсти, чем типичный продукт современного разведения, - в этом я убеждён категорически. Кому такие взгляды непонятны, пусть почитает старый советский стандарт и посмотрит фотографии сорокалетней давности. Разницу заметить несложно. Для примера, индекс формата у такс предусматривался 150-170. А нынешних померьте, поищите, где и какая короче двухсот! Потому сейчас проблем с позвоночником стало во сто крат больше, нежели прежде. Эстетизировали рабочую породу, вытянули сардельку в макаронину, вот и результат! А вообще-то, слово "такса" - искажённое немецкое "дахсхунд", т.е. "барсучья собака", или, как прежде по-русски её называли, "барсучка". И силы у неё должно хватать, как явствует из названия, не только на лисичку или енотовидку, а именно на "титульного" зверя. Впрочем, ещё раз подчеркну: при расстановке такс я ориентировался не стандартом, а собственным (и, понятное дело, субъективным) представлением о том, как должна выглядеть конституционально-здоровая собака.
В обоих случаях, которыми остался так недоволен автор ругательной публикации, и с левреткой, и с таксой, он, как видим, исказил смысл моих слов и ничего не понял в сути проводимой экспертизы. Поскольку мне крайне не по душе подобные передёргивания, то позволю себе напомнить пусть грубоватую, но жизнью проверенную мудрость: "Если нет мозгов, чтобы понять, есть язык, чтобы спросить". За спрос денег не беру и, находясь в ринге, в объяснении никогда не отказываю.
Теперь касательно ужасно жирной стаффихи, которую всё тот же анонимный автор любовно называет "этаким славным кабачком" (а лучше бы - кабанчиком!), и моего для неё "похудательного рецепта".
Не забывайте, выставка эта проходила под патронажем зоозащитной организации. А результаты раскармливания стаффихи, на мой взгляд, следует расценивать как преступную безответственность, т.е. разновидность жестокого обращения с животными. В Англии недавно был прецедент, когда владельца примерно так же раскормленного кота отправили за решётку. Я бы аналогично поступил и с владельцами данной собачки. И будь моя воля, изгнал бы с позором с выставки. Но организаторов подводить не хотелось. Владельцы же в ответ на замечание заявили мне, что стаффка больна, и что жир с неё согнать ну никак не возможно.
Тут следует сделать ещё одно отступление. Дело в том, что на выставках беспородных собак эксперту традиционно полагается относиться к экспонентам (среди которых часто оказываются люди весьма преклонного возраста, малообеспеченные, зачастую не очень грамотные и не слишком сведущие в вопросах содержания собак) очень отзывчиво, почти как к клиентам на консультации: т.е., если это не отнимает много времени, попутно разъяснять вопросы, связанные с кормлением, уходом и т.п. Естественно, в чём не отказано одному, нельзя отказывать и всем прочим. На выставке для эксперта все равны. Этика такая. Потому, если требуется совет, его нужно дать. По-человечески, а не по-снобски.
Предположим, в действительности стаффиха не страдает патологическим нарушением обмена, а просто обильно и слишком часто кушает. Что для неё могут посоветовать, в большинстве своём, московские ветеринары? Перевести на какой-нибудь диетический сухой корм? Но из всех существующих на свете диет, как известно, лишь одна, от Майи Плисецкой, доказала свою универсальную эффективность: "не жрать!". И, разумеется, владельцы данной стаффки соблюдать её не станут. Если же собака и вправду больна, то её нужно лечить. Всё равно, понятно, без голодовки тут не обойтись. Совсем даже не верится, что собачку от воды и воздуха так разнесло. А какое же лечение предложено будет в ветстанции? В данном случае, возможно, гормоны, почти обязательно витамины и практически наверняка - диетический сухой корм. С очень сомнительным прогнозом выздоровления, несмотря на всю научность подхода. Чем же, интересно, хуже этого давно и успешно апробированный деревенский рецепт: "кружка свеженадоенного, ещё тёплого молока и весь навоз в округе; через две недели плавно перевести на нормальный рацион". Подумайте сами. Если собака переваривает такое молоко (парное обычно усваивается легче), то получает приличную дозу иммунных тел, что всяко разно ей не повредит. Если не переваривает, то у неё замечательно очищается кишечник, а скорость потери веса заметно возрастает. Навоз содержит микрофлору (которую собаки должны регулярно обновлять в своём организме), клетчатку (усиливает перистальтику), витамины (витамин "Г" собаки недаром предпочитают любому другому), микроэлементы и очень мало калорий. Единственно, после надо не забыть прогнать глистов. Стресс, который испытывает собака в ходе такого лечения, вполне способен включить нужные механизмы саморегуляции, что очень часто и приводит к выздоровлению при соматических заболеваниях. Это и превосходный способ "омоложения" старых собак. А теперь не объясните ли, уважаемый аноним, что Вы тут увидели смешного? Ведь рецепт на самом деле почти всегда срабатывает. В отличие от диетических сухих кормов и гормонов.
Тот же аноним поехидничал, наконец, по поводу способа удаления зубного камня с помощью обыкновенной томатной пасты. У старой суки азавака в пасти такое месторождение стройматериалов находится, - я за голову схватился. Дёсны уже не в порядке, зубы вот-вот посыплются, - право, не слишком подходящий повод для смешков. Ну, хорошо, решится хозяйка исправить свой недосмотр, потащит собаку к ветеринару. Но ведь там старушку обездвиживать будут, а это риск для её здоровья, да и процедуру особо приятной никто не назовёт. А замазать азавачке зубы томатной пастой и подержать пасть закрытой минут десять-пятнадцать, вот камень и размягчится. Удалить его обычной зубной щёткой можно будет без особых проблем. В этом случае вряд ли за один приём, но за несколько дней - вне сомнений. Если, конечно, захочет хозяйка помочь своей собачке, невзирая на её недовольство.
И вот теперь моё мнение о безымянном авторе с Птички Ру. Насчёт наблюдений за экспертизой - всё просто: сей автор, как многие сейчас в собаководстве, не способен преодолеть свою зашоренность, отказаться от привычных, ожидаемых стереотипов. Для него идиотизм нынешних выставок - нормальное явление. И нет, чтобы попытаться сравнить победителей "беспородных" рингов с одновременно проходившим на соседнем ринге конкурсом "лучших" представителей пород, сиречь, с очередной (за небольшим исключением) коллекцией уродов: кто лучше движется, хотя бы… Что вы, это ему и в голову не пришло! Некуда, наверное. Но куда хуже другое. Он ведь, заметьте, любуется болезнью (в случае со стаффихой)! Неужели у этого автора напрочь отсутствует чувство сострадания? Если таковой подход тоже есть следствие непонимания, тогда отнесём и данный вопрос к индивидуальным особенностям развития интеллекта, а если понимает, то что-то у него не так с моралью. Покалеченная она какая-то, инвалидная.
Анониму пока, пожалуй, хватит. Перейдём к псевдонимам, то бишь к "никам". К сожалению, им не удалось вкусить всего удовольствия от поэмы, поскольку текст её был помещён без примечаний. В противном случае, наверное, она удостоилась бы более обширных и язвительных комментариев. Ну и, соответственно, на них пришлось бы жёстче реагировать. А так… в общем, вот что они написали (грамматические особенности текстов полностью сохранены):
hattrick
Адрес: Киев
Ммммм!....
Власенки творенье, если не ошибаюсь... И художники мы, и поэты...
Способные, ничё не скажу, но... Чем дальше тем больше подозрения - паранойя у человека.... одержимость сверхценными идеями...
Хотя... он все это не сегодня писал и не вчера... Зачем это ретранслировать?
Это же оскорбительно для многих людей!
Rolana
Да ничего в этом нет кроме мелкой ничтожной мстительности.
Качует он с площадки на площадку, нигде не приживается со своим характером.
Видела я его собаку якобы рабочую - полное убожество. Поэтому ничего ему не остается, кроме как "наукой" заниматься типо подобных кляуз.
Жалко времени, потраченного на прочтение этого "произведения".
Люблю всех собак вообще и НО в частности.
BEO
Адрес: Москва
Я читать это произведение до конца не стал, смысл ясен уже после первых строк.
А дальше хуже, да и похабщины многовато. Впрочем знать, что такие творения существуют тоже полезно:)
В любом произведение есть доля правды. Но не зря говорят, что полправды хуже чем ложь.
Rolana
А я не верю, что порода стала хуже.
Это из той оперы, что раньше и небо было голубее и деревья выше - первый признак старости.
Я например на этих старотипников без слез смотреть не могу. На вкус и на цвет товарища нет.
А по поводу рабочих качеств - если с собакой действительно заниматься, то из всех тех собак, которых я знаю непосредственно, запросто можно слепить чемпиона по рабочим качествам и по любому виду состязаний. Было бы время и желание.
Люблю всех собак вообще и НО в частности.
Итак, насколько можно понять, одним критикам не нравятся факты, другим - стиль, а третьим - я сам. Что касается фактов, то они, подтверждённые необходимыми ссылками, подробно (тоже, правда, эмоционально, но без лишних языковых вольностей) изложены в работе "Кое-что о немецких овчарках, их дрессировке, о предвидении Лоренца и многом другом", полностью опубликованной в сборнике "Этюды отечественной кинологии" (под общей редакцией В. В. Пилюгина, Москва, 1998). Ещё некоторые моменты, касающиеся разведения и экспертизы немецких овчарок, затронуты мною в статье "О роли зрительных иллюзий в ринговой экспертизе собак и породном разведении", помещённой в украинском журнале "Твоё собачье дело" пару-тройку лет назад. Настоятельно рекомендую и там же напечатанную несколько позже статью В. Кацнельсона. Наверняка, в Интернете всё это найти не слишком сложно. В конце концов, об упадке породы говорил и д-р Райзер: "То, что вы понимаете под "отличным" и "красивым", не имеет в данном случае никакого значения. Собаки, которых вы разводите, больше не имеют в своём характере то, что должна иметь пользовательская собака; они также не имеют того анатомического строения, благодаря которому они могут быстро двигаться. Собака является пользовательской собакой-инвалидом" (ж-л "Немецкая овчарка" №1-2003). Возможно, кто-то всё равно посчитает недостаточными изложенные факты, но это уже, пожалуй, случаи клинические. Самоцитата: "для фанатизма, как и для моды, логика нехарактерна, доказательства излишни".
Что до поэмы "История немецкой овчарки в России от ДОСААФа до наших дней", то она и впрямь задумывалась как смачный плевок. Кстати, прежде её написания я долго расспрашивал Е. Н. Орловскую о малоизвестных мне подробностях эпопеи её и Е. Я. Степанова борьбы за здоровую немецкую овчарку. Елена Николаевна была и одним из первых читателей этих виршей. Долго смеялась. Понятно, что её одобрение для меня имеет большее значение, нежели недовольство кого-либо ещё. Так что в поэме всё правда. Ну а касательно неприличных выражений… Да ведь главные виновники уничтожения немецкой овчарки заслуживают и куда худших! И от них, героев, возражений, между прочим, до сих пор не поступало. Это, в основном, люди неглупые и прекрасно знают, что натворили. Чего ж вы-то, гг. критики, в заступники к ним лезете? Притом с такой ханжеской гримаской: ах, "это же оскорбительно для многих людей"! А сами догадываетесь, хотя бы, что вместе с былой немецкой овчаркой потеряли вы и ваши потомки? Конечно же, я писал из мести. Насколько она мелка и ничтожна, - разумеется, не мне судить. Рядом с утраченным, - безусловно, мелка. Но я любил тех, прежних немецких овчарок, лучших из всех собак, с какими мне довелось общаться. Потому старался, как мог. Если кто-либо видит в этом нечто параноидальное, пусть расслабится: при желании, любую страсть, не подпадающую под определение биологически обусловленной (как, например, любовь к родным, близким и к себе, любимому), можно рассматривать как некое отклонение от нормы. А уж собачники-то… да почти поголовно! Если же паранойя усматривается в наличии сверхценных идей, то уверяю: при внимательном перечитывании текста поэмы таковых обнаружено не было. В самом деле, нельзя же считать сверхценной лежащую на поверхности мысль о потребности вернуться к разведению овчарок здоровых, умных, сильных, храбрых, охочих до работы! Она может выглядеть сверхценной разве что на фоне общего отсутствия всякой другой мысли, - для косяка селёдок из эпиграфа, например, или же для флюгерной части нашей кинологической общественности.
Далее. Человек, добровольно взявший себе "ником" аббревиатуру названия породы, ставшей позором советского собаководства, этим охарактеризовал себя сам. Таких "патриотов" прежде часто встречать приходилось. Думал, уже все вымерли. Ан нет! И вот вылезает характернейшая их "совковая" черта, ещё раз цитирую: "Я читать это произведение до конца не стал, смысл ясен уже после первых строк… Полправды хуже, чем ложь". Ничего никому эта фраза не напоминает? Да это ж почти классическое: "Я Пастернака не читал, но я с ним не согласен". Живы курилки!
Ну вот, пришёл черёд ответить на комплименты агрессивной дамы, которая любит всех вообще и в частности.
Уважаемая Ролана! Я абсолютно уверен в том, что девушка, любящая всех, на самом деле не любит никого либо любит за деньги. Вам бы для начала сменить девиз, а то трудновато определиться, за кого Вас следует принимать. Или Вы к собакам относитесь обезличенно, т.е. равнодушно, или отрабатываете гонорар. Конечно, лицо, делающее такое количество ошибок в письме, вряд ли привыкло задумываться над значением и последствиями своих слов. А, право, временами стоило бы! Тем более что во всех своих скоропалительных утверждениях Вы не слишком точны и очень уж сумбурны. Даже кажется, будто у Вас ко мне имеются какие-то личные счёты.
Итак, давайте начнём непосредственно с меня. Насчёт кочевого образа жизни Вы несколько преувеличили. Поработав приличное количество лет на "Сириусе", я ушёл оттуда вместе с М. Пулиным, и теперь меня и его, и ещё кое-кого из дельных ребят можно видеть по воскресеньям на площадке "Берёзовая Роща" (ул. Куусинена). Мы там почти полгода. В промежутке, пока искали подходящее место, с любезного разрешения Т. Липатовой провели четыре, кажется, занятия на площадке "Зелёные Горы". И всё. С "Сириуса" ушли по принципиальным соображениям, поскольку там многое вдруг изменилось, а мы привыкли честно работать и брезгуем "заколачивать бабки" любыми способами. Если Вы способны отличать идеалы от одеяла, то нас поймёте, а если нет, - продолжайте валить на мой гнусный характер.
Наукой всё ещё периодически занимаюсь, и небезуспешно. "Функциональная анатомия" называется. При желании отыщете статьи в "Информ-САО" и "Моём чемпионе". Похожи они на поэму или нет, смотрите сами. Но критиковать не советую. Эти работы одобрены людьми весьма авторитетными в морфологии.
Теперь о немецких овчарках. Что такое они в лучшем виде, Вам, боюсь, понять будет сложно. Для этого нужно, по крайней мере, знать реальную работу с собаками. Последний истинный "гэдээровец", стоящий вровень с лучшими собаками прошлого, Ким II, находится сейчас у Н. Голей. Ему одиннадцать лет. Десять был в милиции. Ким в четырёхкратном инбридинге на Бонго, и с характером, здоровьем, выразительностью у него всё в порядке. Может, увидев, осознаете свои заблуждения. Сам я сейчас племенных собак не держу и клуба своего не имею. Но подходящих собак в Москву время от времени вытаскиваю, пытаюсь собрать хоть какое-то здоровое поголовье. Из тех здешних овчарок, которые чего-то в моих глазах стоят, все, кроме одного кобеля, либо завезены через моё посредничество, либо по крови идут через собак моего разведения. Без брака, понятно, тоже не обходится, но что поделаешь: происхождение отчасти попачкано "выставочниками" самого разного разбора, отмыть его непросто.
Какая из моих собак настолько Вам не понравилась, увы, не знаю. Мне тоже не все из имеющихся так уж по сердцу. Дома держу двух, кобеля и суку. Обе "не фонтан", но дело своё знают. Когда жена или дочь идут с ними гулять, безопасность вполне обеспечивают. Можете проверить.
Впрочем, мне показалось, что у Вас, Ролана, просто испорчен вкус, и Вы всерьёз считаете уродство красотой, а эту, с позволения сказать, "красоту" залогом высоких рабочих качеств. Не обижайтесь, Вы не одна такая. Интеллектуальное большинство (как подобных Вам назвал М. Успенский) очень часто становится жертвой рекламы. Ну и, наконец, что касается Ваших апломбов ("если с собакой действительно заниматься, то из всех тех собак, которых я знаю непосредственно, запросто можно слепить чемпиона по рабочим качествам и по любому виду состязаний"), то, как говаривали ископаемые греки, "тут Родос, тут прыгай". Пожалуйста, прошу, сделайте "запросто" для России десяточек "ипошных" собачек для международных соревнований. С такими, как Вы, талантами, чего бы всех этих европейцев за пояс не заткнуть! А мы дружно поаплодируем. И я безо всякой иронии буду называть Вас "уважаемая Ролана".
Ах, сударыня, извините, поторопился, проглядел! Вы ведь прямо пишете, что из всех знакомых собак Вы способны слепить одного чемпиона… Это как, посредством генной инженерии? Или пересадкой органов, по Гоголю? Нос от Канто, хвост от Квандо, и мозги у всех собрать? И сколько же надо выскрести черепных коробок, чтобы набралось серого вещества на одну нормальную, умную собаку? Ну, если знакомых не хватит, обращайтесь, найду ещё штук несколько "эфэргэшничков" по Вашему вкусу. В крайнем случае, куриных голов купим, оттуда наковыряем. Может, они и посодержательнее будут.
Вот видите, Ролана, какой я доверчивый и доброжелательный. Всё-всё истолковываю в Вашу пользу. А прочитала бы Ваше, прямо скажем, немножко нахальное заявление моя матушка, знаете, что бы она сказала? Э-э-э, а я знаю! "Не хвастайся, корова, маслом, не обс…сь г…м!".
Ну-с, гг. критики, не пора ли нам всё это дело подытожить? Пора объяснить, почему ваши выпады не оставлены мною без внимания. Потому что не холодные вы и не горячие, а так, посредственные. До врагов не дотягиваете и в друзья не годитесь. Но пацифистская, довольная и самодовольная позиция таких, как вы, селёдок и сельдяных королей, плывущих в общем косяке, без оглядки на верность пути, некритично разделяющих и даже кое-как отстаивающих общие, кем-то когда-то навязанные взгляды, позволяет циничным торгашам и беззастенчивым проходимцам организованно гробить хороших собак. С вашей помощью, холоднокровные господа! Эх, рыбы, когда же вы станете мясом?

0

17

Ересь ерусалимская”
назад http://dog-portal.ru

“- С такой бородой и козла, бывает, за мудреца держат...”
(М.Успенский “Кого за смертью посылать”)

Предисловие.
“- ...единственно верным путем дефекации... ”
(М.Успенский “Чугунный всадник”)

сколь противно мне - кто бы знал! - касаться любой темы, связанной с Евгением Львовичем Ерусалимским. Рвотный рефлекс срабатывает при одном только упоминании его имени - как на рекламу “Комет”. Обрыдло объяснять и доказывать собаководческому миру, что непорядочный это человек и гроша ломаного не стоит как кинолог. Ну убрали его из президентов РКФ, так ведь убрали не из-за его кинологического прохиндейства, а просто вследствие нормального процесса передела власти. Однако ж, никто и оглянуться не успел, как он вновь прополз к самой макушке РКФ. А им измысленная “биомеханическая модель собаки” более прежнего жива и все еще туманит мозги множества собаководов. Известно, конечно, что у лжи короткие ноги, а потому врать успешно и притом постоянно можно лишь в те уши, которые сами хотят слушать вранье. Но жалко людей простодушных и собак безвинных, просто жалко - и все тут. Потому и приходится повторяться: не верьте, граждане, в ученость г.Ерусалимского по части кинологии, дурит он вас.

И вот вам еще одно доказательство, затрагивающее пресловутую “биомеханическую модель”. Книга, в которой впервые сие “изобретение воспаленного мозга” подверглось более или менее детальной разборке, “Литературно-кинологические безобразия (Ликбез)”, появилась в продаже в начале 1996 года. “Модель” оказалась смешенной с дерьмом (где ей и самое место быть), казалось бы, вполне убедительно. Затем журнал “Вестник РКНО” опубликовал статью “Стрельба из лука по маятнику”. Автор ее, авторитетный биолог, специализирующийся на изучении биомеханики и локомоции тетрапод, А.Н.Кузнецов резюмирует: “обсуждаемая модель начисто оторвана не только от накопленных данных по биомеханике наземного передвижения млекопитающих, но и от какой бы то ни было реальности вообще”. И здесь тоже, вроде бы, нет никаких сомнений в подлинной ценности данного “продукта жизнедеятельности” г.Ерусалимского. Но критика, как видно, не впечатлила надлежащим образом ни этого господина, ни его лизоблюдов (к сожалению, так называемая “политическая корректность” не позволяет мне точнее выразиться в отношении этих “-лизов”). “Модель” снова увидела свет почти одновременно в “официальном научном журнале Российской кинологической федерации”, гордо именуемом “Научный сборник РКФ”, и “кинологическом научно-популярном журнале” по фамилии “Доберман” в 1997 году (соревновались, наверное, кто быстрее лизнет).Не знаю, кто что об этих публикациях подумал, но я посчитал таковые бесстыдной наглостью. И для того, чтобы подвигнуть уважаемых читателей на использование опуса г.Ерусалимского по прямому назначению (то есть в целях экономии туалетной бумаги), я просто вынужден переиздать посвященный данному творению отрывок из “Ликбеза”. С таким вот предисловием, небольшим послесловием, некоторыми дополнениями и некоторыми изменениями текста (приходится менять; не могу же я, например, после всего этого по-прежнему называть г.Ерусалимского “уважаемым автором”).

Об остальном - в послесловии. Итак,

Литературно-кинологические безобразия

(Ликбез)
“В кладках лягушачьей икры, например, обнаружили
все восемь признаков стахановского движения”.
(М.Успенский “Чугунный всадник”)

...Что еще за шум? А, розги принесли! Ну тогда не станем тянуть резину. Как и было обещано, для принятия массажа задних ворот приглашается президент (теперь уже - ура! -бывший) Российской кинологической федерации, эксперт FCI-РКФ по всем породам собак и прочая, и прочая, Евгений Львович Ерусалимский с его непотопляемым, как и сам он вплоть до последнего времени, трудом “Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак (Биомеханические постулаты. Селекционные инварианты)”, опубликованном первоначально в сборнике информационных материалов “Результаты X X V Днепропетровской межобластной выставки “Днепр-85”, а затем растиражированном в сорока тысячах экземпляров в книге автора “Средний шнауцер” (Москва, 1989).

Наверно, недаром во втором варианте публикации доклада за рамки установленных г.Ерусалимским постулатов сразу выводится ряд пород (и прежде всего - борзые, которые, вроде бы, как собаки, предназначенные для быстрого бега, в первую очередь должны подтвердить истинность представленной автором теории). Увы, как видно, борзые есть собаки изначально неправильные, ибо даже самого краткого объяснения их исключенности из общего ряда они, в глазах г.Ерусалимского, не заслуживают. Хотя не очень-то такой подход согласуется с претендующим на научность методом изложения.

Чтобы не отсылать уважаемых гг.читателей к отыскиванию рассматриваемого “труда”, процитируем основные его положения.

“... В самом общем конструктивном смысле модель собаки представляет собой комплекс двух сопряженных механизмов: лука и маятника... При этом в качестве лука рассматривается система - позвоночный свод (от холки до корня хвоста) как тетива и древко - грудная кость - с дополнительным сопряжением посредством первых девяти пар ребер.

Маятник образует система верхних звеньев грудных и тазовых конечностей - лопатки и кости таза; ось маятника находится в точке пересечения двух прямых, одна из которых проходит по гребню лопатки, другая - через тазобедренный сустав и подвздошный бугор.

Строение лука и маятника независимо от породы собаки обладает рядом фиксированных особенностей.

П о с т у л а т № 1. Позвоночный свод собаки грудным, поясничным и крестцовым отделами делится в постоянном отношении, равном соответственно 2:1:1. Иными словами, граница спины и поясницы представляет собой середину свода, а поясница и круп по длине между собой равны.

По с т у л а т № 2. Угол между прямыми 1 и 2 равен 90 градусам. Вертикаль, опущенная из вершины прямого угла, проходит через центр тяжести.

П о с т у л а т № 3. Плече-лопаточное сочленение и тазобедренный сустав лежат на одном уровне. Локтевой сустав и коленный также лежат на одном уровне. (Принцип двух горизонталей).

П о с т у л а т № 4. Формат собаки определяется поворотом прямого угла между прямыми 1 и 2 около оси маятника, так что более наклонное положение тазовых костей определяет удлинение формата, а менее наклонное - укорочение формата.”

Ай, придется вспомнить любимого героя российских читателей - булгаковского Воланда. “Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут”. Что ж, потешимся и мы.

Приступим к рассмотрению “модели” вообще и постулатов в частности.

“В самом общем конструктивном смысле” названия лука и тетивы выбраны не вполне корректно. Как в принципе работает такой “лук”? Изгибается его “древко”, т.е. грудная кость? Что же делает позвоночник? Почему “тетива” продолжается лишь до корня хвоста, почему кости таза (определенно присутствующие в конструкции опорно-двигательного аппарата) в нее не включены? Впрочем, все это семечки рядом с тем, что включено в постулаты и их “анализы”.

Позвоночный свод измеряется г.Ерусалимским от начала холки до корня хвоста. Беру на себя смелость утверждать, что выбор этих точек отсчета ничем не оправдан. Во-первых, посадка хвоста зависит от длины крестца, которая слабо коррелирует с длиной крупа (независимо от наклона тазовых костей), который в свою очередь участвует в формировании движения, хочется или нет того автору с его чересчур раскованным воображением. Во-вторых, видимая граница между шеей и холкой собаки приходится над верхней оконечностью лопатки (см. Рашель Пейдж Эллиот “Движение собак” в третьем томе “Библиотеки Всесоюзного пудель-клуба”), т.е. смещается в зависимости от длины и наклона лопатки. И не мудрено, поскольку верхняя линия шеи образуется за счет сильно развитых мышц и не совпадает с линией шейного отдела позвоночника. Раз точки отсчета выбраны неверно, то, разумеется, соотношение 2:1:1 является надуманным. Кстати, при экспертизе собак большинства пород длина поясницы сопоставляется не с длиной крестца, а с длиной крупа (от маклоков до седалищных бугров), о чем нашему самонадеянному теоретику следовало бы таки знать, ведь он считает себя экспертом черт-те какой и раскакой категории!

Стало быть, постулат №1 ложен, по крайней мере, как выражается г.Ерусалимский, “с точки зрения здравого смысла”.

Хотя, исходя из этого, “анализ постулата №1”, приведенный г.Ерусалимским в качестве доказательства, затрагивать бы и не следовало, все же обращу внимание гг.читателей на некоторые неверные посылки, в нем содержащиеся. Так, при длинной груди спина вовсе не обязана также быть длинной: именно из-за упомянутых особенностей формирования у собак шеи и холки, при длинной груди спина может быть и короткой. (Посему зря, г.Ерусалимский, Вы катите бочку на русских кинологов, которые-де при переводе стандартов перепутали длину линии верха с длиной спины. Не умничайте, умнее Вас не так уж трудно быть.) Поясница опять же не обязана быть короткой. Ее длина - породный признак, и для нелюбимых нашим выдумщиком борзых собак ее короткость далеко не желательна, поскольку на быстрых аллюрах (на карьере особенно) поясница вместе с крупом участвует в удлинении посыльного рычага. Далее, вопреки утверждению г.Ерусалимского, спина вовсе не “опирается ребрами на грудную кость”, но, как известно из школьного учебника биологии, именно позвоночник является несущим элементом конструкции скелета, а грудь как бы подвешена на нем. Даже бегло ознакомившись с анатомией животных, нетрудно понять, что относительная жесткость и малоподвижность спинного отдела позвоночника достигается за счет большей длины верхних остистых отростков грудных позвонков (сравнительно с поясничными) и, соответственно, развития связок между ними.

В “анализе” постулата №1 г.Ерусалимский также пишет: “как будет указано дальше, культивирование длинной груди предопределяет ее глубину”. Во-первых, это не указывать надо, а доказывать, г.Ерусалимский. А во-вторых, Вы и указать почему-то как-то изволили забыть. Нехорошо-с.

И не верьте, уважаемые читатели, измышлениям г.Ерусалимского насчет испытаний и специальных исследований его биомеханической абракадабры. Никаких статистических данных по породам (названия которых он, опять же, всегда забывает упомянуть) не было и быть не могло. Прежде всего потому, что внешние формы весьма приблизительно соотносятся со внутренним строением тела (а г.Ерусалимский базирует свою экстерьерную “модель” на соотношении длин грудного, поясничного и крестцового отдела позвоночника, достаточно точно замерить которые без вскрытия тела представляется делом чрезвычайно затруднительным). А даже десятилетиями отработанная методика промеров отдельных статей экстерьера дает не вполне точные результаты. Экспертам, более или менее плотно занимавшимся биометрией, это хорошо известно. Так что, даже при всем желании, изыскание пропорции 2:1:1 на живых собаках может дать только и исключительно туфтовый результат. Тем более, что никто и никогда на практике эту пропорцию не изыскивал. В противном случае г.Ерусалимский уж не преминул бы сопроводить свое творение табличкой с пояснениями: кто, когда, на каких мероприятиях, какое количество собак каких пород промерил и насколько достоверные результаты получил. А мы бы могли это дело проверить. Но нет такой таблички, а значит и статистики нет. Все вранье! И доказать обратное г.Ерусалимский не сможет, поскольку здесь он сам себя загнал в ловушку.

Помимо того, у г.Ерусалимского явные нелады с формальной логикой. Он пишет: ”Укорочение груди при контроле за форматом повлекло за собой удлинение поясницы, что немедленно “разнесло” в пространстве перед собаки (т.е. грудную клетку с плечевым поясом) и ее зад (т.е. круп). Тем самым оказался нарушенным в самом общем смысле принцип компактности как максимально близкого сосредоточения масс”. Уж пардоньте, но если контроль за форматом блюдется, то принцип компактности в этом “самом общем смысле” нарушен быть ну никак не может! Частные-то центры тяжести “переда” и “зада” своего положения относительно друг друга не изменили. Коли автор не может обойтись без похожей на научную терминологии, то ему бы следовало самому отличать принцип как таковой от кинологического представления о компактности телосложения.

И с анатомией собаки г.Ерусалимский если и знаком, то уж очень отдаленно. Я не сразу понял, почему он считает, что верх у собаки начинает проседать на границе поясницы и спины. Слабое-то место спины, как известно, это область диафрагмального позвонка, 11-го по счету в грудном отделе, состоящем, как известно, из 13 позвонков. А понял, когда увидел иллюстрацию к “модели” в журнале “Доберман”. Там диафрагмальный позвонок помещен - да-да, гг.читатели, вы правильно догадались - в начало поясницы!

Ну и, наконец, о совете практикам-селекционерам “во-первых, обратить внимание на достижение условия “спина равна половине свода” даже в ущерб пропорциям поясницы и крупа, и только во-вторых “налаживать” пропорцию поясничного и крестцового отделов”. Интересно, г.Ерусалимский отличает длину крупа от длины крестца? Если подразумевается действительно пренебрежение длиной крупа, то - ах! Уж практикам-то разведения хорошо известно, что “удлинить” круп куда как труднее, чем спину. Длина последней варьирует гораздо заметнее и “отвечает” на отбор быстрее.

Нет-нет, г.Ерусалимский, ваша пропорция 2:1:1 никак не может быть “кинометрическим признаком”, т.е. по ней никак нельзя вести селекцию!

Постулат №2 также неверен. Допустим, что при той же высоте в крестце и том же наклоне таза у собаки удлинились (или укоротились) задние ноги (и, разумеется, изменились углы сочленений). Соответственно, задний отдел собаки стал весить больше (либо меньше), что теоретически вполне допустимо. Но вертикаль, оказывается, будет проходить все через ту же точку, хотя центр тяжести, понятно, должен находиться уже в другом месте. Отсюда констатируем, что в постулат №2 заложена очевидная глупость.

Перейдем к его “анализу”, в котором нас ожидает блестящий пример околонаучной казуистики. Разумеется, согласно законам механики, система сил должна сходиться на центре тяжести собаки. Да, там она и сходится. Но г.Ерусалимский лихо перемещает точку схождения вверх по вертикали, туда, где, по его представлениям, пересекаются прямые 1 и 2. Может, такое было бы допустимо в случае, если направление посыла задних конечностей и направление отталкивания передних совпадали бы с этими линиями. Но это не так. Для того конечность многосуставна, чтобы посыл мог быть направлен вперед, почти вдоль позвоночника - к центру тяжести. Отталкивание же передними (тоже многосуставными) конечностями имеет целью приподнять центр тяжести под действие посыла, и оно выполняется не ранее момента проноса локтевого сустава над опирающейся лапой, т.е. вектор отталкивания направлен вверх, либо вперед-вверх (вдоль наклоненного предплечья), а не назад-вверх, как то выходит у малопочтенного изобретателя. Во исполнение его теории требуются собаки с односуставными конечностями и абсолютно жестким верхом.

Господин Ерусалимский, Вашей “биомеханической модели” соответствует не собака, а раскачиваемая табуретка с расшатанными ножками. Поэтому и сей “кинометрический признак”, по которому, конечно, никакой селекции вести нельзя, засуньте поглубже... Именно туда, откуда Вы, собственно, его извлекли! И больше никому о нем не говорите.

Принцип “двух горизонталей”, заложенный в постулат №3, непонятен прежде всего самому его автору. Потому он не приводит никаких доказательств в оправдание этой выдумке (правда, в последних изданиях вносит предположения - как всегда, неверные, зато в утвердительной форме), но ссылается на статистику, которая, как известно, все стерпит. Что ж, попробуем разобраться без его помощи.

Итак, в основе постулата лежит принцип равенства проекций плечевой и бедренной костей на вертикаль в каком-то определенном случае. В каком - г.Ерусалимский толком не знает. Поэтому в одном случае (в иллюстрациях, помещенных в “днепровском” сборнике, в журналах “Доберман” и “Научный сборник РКФ”) плечевая кость проецируется на бедренную при оттянутой постановке задней конечности, а в другом (в книге “Средний шнауцер”) - при подставленной постановке. Поскольку на рисунках обозначена величина тазобедренного угла 90 градусов, то, о великий вождь и учитель российских и зарубежных кинологов, запомните: у здоровой собаки тазобедренный угол максимально приближается к прямому в момент, когда задняя лапа находится под тазобедренным суставом. Если автор имеет в виду вариант, когда плечевая кость располагается под сорока пятью градусами к горизонтали, а бедренная - под прямым углом к плоскости таза (а только так, в лучшем случае, можно понять постулат №3), то мы имеем... разные системы отсчета, прежде всего! “От забора и до обеда”. Поскольку наклон тазовых костей может быть различным, то, выходит, соотношение длин бедра и плеча здесь вообще ни при чем. Равно как ни при чем соотношения общей длины передних и задних конечностей, длин отдельных их сегментов и величин остальных углов сочленений.

Тут же мы встречаем несколько неверных посылок, к сожалению, общих для современной кинологии. Например, “тазобедренный сустав при разгибании задней конечности поднимается примерно на столько же, на сколько опускается коленный сустав”. Это пишется о передвижении на шаге и рыси. Здесь скажу коротко: в данном случае на рыси колено опускается только у собак с аномальными формами строения задних конечностей.

А вот оригинальное изобретение нашего “моделиста-конструктора”. Он называет холку в норме единственным мускульным центром собаки. Что поделаешь, любит он эффектные красивые выражения. Вот только жаль, о смысле далеко не всегда задумывается. А как г.Ерусалимский прикажет нам, несчастным его читателям, без дешифратора уследить за причудливым полетом его фантазии? Что он имеет в виду под “единственным мускульным центром”: точку, из которой растут все мышцы? Включая жевательные? Или точку приложения, как он выражается, “сходящейся системы сил”? А с чем же тогда останутся центр тяжести или ось его виртуального “маятника”? Вы бы уж как-нибудь поконкретнее определились, г.Ерусалимский. А так: то писать то одно, то другое, а подразумевать, может быть, третье - не годится. Наше время недвусмысленно требует отвечать “за базар”!

Стоит ли дальше размышлять над этой дурью? Все же отметим еще один момент. Видимо, г.Ерусалимский почему-то считает, что выраженная высокопередость в движении суть общее достоинство всех пород собак. Батюшки светы! Из этого правила вываливается целый ряд быстроаллюрных пород. Ах они, негодные, неправильные борзые, камень преткновения такой блестящей теории!

Ну-с, уже три постулата из четырех, как выяснилось, годятся лишь на подтирку. А что четвертый?

Если он верен внутри одной породы, почему бы ему не подтвердиться в сравнительной оценке разных пород, тем более, что автор претендует на универсальность своих околонаучных изысканий. И вот, сразу прокол. “Более наклонное положение тазовых костей определяет удлинение формата, а менее наклонное - укорочение формата”. Возьмем для сравнения длинноформатных собак - гончих и овчарок европейской группы и короткоформатных - высоконогих терьеров, лаек и боксеров. У первых таз наклонен сравнительно слабо, а у вторых - сильно, не правда ли? А из теории г.Ерусалимского следует обратное. Какая красивая была теория... “Какая жалость, какие мелкие кусочки!”

Надуманность положений этого постулата, не говоря об изначально ложных предпосылках, рассмотренных выше, заключается в механическом переносе позиций статики в движение (что само по себе есть недопустимая вольность) и абсолютном незнании особенностей бега собак (и как это г.Ерусалимский исхитрился вообще получить, в самый первый раз, экспертскую категорию? Купил, что ли? И с тех пор так, одну за другой, и покупает?). Впрочем, обо всем по порядку.

Да будет известно “эксперту РКФ-FCI по всем породам собак”, что длина и наклон лопатки слабо влияют на длину шага. А вот степень ее подвижности (о чем часто забывают, но ведь лопатка не гвоздями прибита!) уже сильнее. Но гораздо большее значение имеют длина и наклон плеча, о котором г.Ерусалимский не говорит ни слова. Похоже, для него передняя конечность собаки состоит из лопатки, предплечья, а между ними сразу двух суставов - плечелопаточного и локтевого. Последние, наверно, совпадают в пространстве и дают локтю слишком много степеней свободы, чего г.Ерусалимский очень боится и пытается ограничить “благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”. Вы только попробуйте представить себе эту картину, гг.читатели!

Ввиду отсутствия плеча, г.Ерусалимский допускает совершенно нелогичные увязки между положением лопатки, длиной передней конечности и форматом. Цитирую по тексту. “Именно поворот угла между прямыми 1 и 2 около его вершины и дает феномен изменения формата. Допустим, что прямой угол между указанными прямыми повернулся по часовой стрелке оси маятника, так что тазовые кости заняли более наклонное по отношению к горизонтали положение. Так как величина угла фиксирована, то лопатка вынуждена занять при этом более косое положение (т.е. уходящее от вертикали). В этом случае длина шага передней ноги удлиняется по сравнению со случаем более отвесного положения лопатки, и для совершения шага той же длины достаточно более короткой передней ноги (т.е. более короткого предплечья. Короче нога - длиннее формат).”

Допустим, что у нас имеется подопытная собака, на которой эти фокусы можно опробовать. Пусть это будет немецкая овчарка. Причем не идеальной конструкции (как известно, идеальных собак не бывает). У нее стандартный растянутый формат (10:9), недостаточный наклон лопатки (градусов 60 к горизонтали), рост и высоконогость на нижнем пределе, а тазовые кости излишне (в пределах недостатка) наклонены. Обычная овчарка. Повернем над ней “ось маятника” по часовой стрелке, наклонив лопатку до желательной нормы, т.е. до 45 градусов. Что же из этого, согласно рассматриваемой теории, получится? Сразу же у собаки укоротится предплечье (и она станет ниже стандарта по росту, а кроме того приземистой, т.е. вдвойне порочной), отсюда удлинится формат (втройне порочна). А тазовые кости окажутся сильно наклоненными (резко скошенный круп - еще один порок). И, на сладкое, вывод. Из теории Е.Л.Ерусалимского следует, что селекция на лучший наклон лопатки приведет к утрате стандартности, стало быть, бесперспективна и опасна. Логично? Вполне. Глупо? Бесспорно.

Отметим еще одну интересную деталь. Мы помним, что вертикаль, опущенная из угла - основания “маятника”, должна, по Ерусалимскому, проходить через центр тяжести. С поворотом “оси маятника”, в этом случае, вертикаль, опущенная из угла между прямыми 1 и 2, сместится назад. А раз она все равно проходит через центр тяжести (это единственная, по сути, константа в “модельном” построении г.Ерусалимского), то и центр тяжести сместится вместе с ней. За счет чего? Не иначе, за счет возрастания объема и массы живота. Отсюда, селекция на косое расположение лопатки чревата еще и прибрюшистостью (а у сук, вероятно, хронической беременностью).

Далее по тексту. “... Лопатка вынуждена занять более косое (удаляющееся от вертикали) положение. Такой наклон лопатки вызовет большую длину шага передней ноги, начнется разбаланс в движениях передних и задних конечностей, произойдет сбой по фазе, который собака постарается компенсировать подъемом шеи, пытаясь укоротить шаг передней ноги. Однако при косом расположении лопатки выход шеи обычно низкий, и высоко держать голову собака долго не сможет, устанет, снова начнет сбоить...”

Скажите, г.Ерусалимский, как высоко Вам приходится держать шею, чтобы не размахивать своими руками по всей возможной амплитуде? Или Вы можете контролировать их движение другим способом? А почему же собака не может этого делать иначе? Ей-Богу, если б мне пришлось придерживаться Вашей точки зрения, я затруднился бы с ответом.

Рассматривая зависимость строения задних конечностей от наклона крупа, г.Ерусалимский обнаруживает не только свою полную беспомощность в теоретическом обосновании этого, но и незнание элементарных основ, можно сказать, прописных истин экспертизы экстерьера. Приведу лишь один пример.

“Пусть угол между тазовыми костями и крестцовым отделом меньше нормы (меньше 30 градусов), т.е. произошло выпрямление крупа. Соответственно бедренная кость заняла положение, более близкое к вертикали, выпрямились углы задней ноги и укоротился шаг задней ноги - мы сталкиваемся с прямозадостью”.

Наверное, столкнувшись с прямозадостью, бедный автор сильно ушибся. Ведь, во-первых, бытует такое понятие как “скошенный крестец”, когда тазовые кости наклонены нормально, а угол между ними и крестцом очень мал. Во-вторых, если уж Вам, г.Ерусалимский, не посчастливилось убедиться в ошибочности своих теоретических построений, глядя на живых собак, почитайте литературу, узнаете массу интересного. Например, в сборнике “Охотничье собаководство” (Москва, “Колос”, 1966) в статье А.В.Платонова “Конституция и экстерьер собак” черным по белому написано: “Многие лучшие собаки с большим ходом имеют круп почти горизонтальный”. И это утверждение обосновано хотя бы уже тем, что прямое расположение тазовых костей отнюдь не обусловливает, вопреки мнению г.Ерусалимского, прямозадости. Вариант может быть совсем иной: удлинение рычагов и их сочленение под более выраженными углами. Догадываетесь, почему игнорируемые г. автором борзые часто имеют выраженную “напружину”, т.е. несколько выпуклую спину, и сильно “куполят” поясницу? Именно потому, что угол между тазовыми костями и крестцом у них мал. При этом они не желают подчиняться воле г.Ерусалимского и быть прямозадыми. А держать длиннющие ножищи далеко отставленными назад им невыгодно энергетически (обеспечение жесткости столь длинного “пролета” между точками опоры требует определенных физических усилий).

Ну и хватит с этим “маятником” разбираться, надоел. Перейдем к “луку”, который якобы поднимает тело собаки над землей. Сразу же натыкаемся на тот самый перл, о котором говорилось выше, но уже в оформлении других, не менее изящных штучек.

“Передний выступ грудины при увеличении угла плечелопаточного сочленения создает выпуклую спереди грудь (форбруст), тем самым создается дополнительный объем легких и, вместе с тем, дополнительная поверхность грудной клетки, которая уточняет поступательное движение передней ноги, благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”.

С равным успехом можно было сказать, что на объем груди влияет форма ушей. Вот что, г.Ерусалимский. Дабы было доходчиво, встаньте на четвереньки и малость побегайте взад и вперед. Побегали? А теперь скажите, как на объем вдыхаемого и выдыхаемого Вами во время бега воздуха влияло расположение Ваших локтей на старте. И если последнее успело создать дополнительную поверхность Вашей грудной клетке, то куда эта поверхность подевалась сейчас? Впрочем, если Вы на бегу опирались грудью на локоть, то боюсь, Вам теперь больно дышать. Ах да, говорилось об опоре локтя на грудь! Но, знаете ли, подворачиваемые внутрь локти никогда не считались достоинством ни для одной породы собак.

И о форбрусте. Сделайте любой собаке, оного не имеющей, длинное и косое плечо. Если у нее нормально развитая грудь - сразу обнаружите и “развитый форбруст”. И наоборот, при укороченной и круто поставленной плечевой кости даже у самых грудастых собак этот форбруст куда-то исчезает. Так-то!

При этом совершенно безразлично, каков формат у собаки, хотя автор упорно пытается увязать наличие форбруста именно с форматом. Он напрочь забыл о существовании плеча, и вот одна глупость тащит за собой другую. “При растянутом формате собаки выпуклая грудь целесообразна; во время движения она обеспечивает большую надежность работы передней ноги, уменьшая число степеней свободы локтевого сустава. При квадратном формате собаки, предназначенной, во-первых, для прыжка, передний выступ грудины легко подвергается ушибам при преодолении препятствий, он не согласован с углом плечелопаточного сочленения и при укорочении спины (нарушено соотношение 2:1:1) приводит к порочной компенсации длины груди, что непременно скажется на формате собаки”. По-моему, эта бессмыслица (хотя следовало бы употребить слово покрепче) не нуждается в комментарии. В первом издании Ликбеза комментария и не было. Однако, откликаясь на укоризненные возражения отдельных читателей, пару слов все-таки сказать придется.

Итак, собак, имеющих квадратный формат, г.Ерусалимский лихим росчерком пера лишает заодно с форбрустом, еще и “дополнительного объема легких” (и вправду, зачем он собакам квадратного формата, коли они созданы вовсе не для бега, а всего лишь для прыжка?), и “надежной работы передней ноги”, оставляя им зато все степени свободы локтевого сустава. И зря, должно быть, оставляет, потому что в ответ на таковую модернизацию его собаки начинают как-то по-дурацки (или по-геройски?) прыгать. Грудью пролагают себе дорогу через препятствие, а лапы, похоже, за спину прячут! Вот грудину и расшибают. А собаки растянутого формата, наверное, чуток умнее будут и лапы вперед выставляют. Хотя уж кто-кто, а они предназначены отнюдь не для прыжка, а только, надо полагать, для издевательств г.Ерусалимского. И он, злодей, на них отыгрывается, коварно “уменьшая число степеней свободы локтевого сустава”. А сколько степеней свободы имеет у собаки означенный сустав? Сгибание-разгибание и вращение, итого две. А у лошади - одну, поскольку локтевая и лучевая кости сросшиеся и оттого вращать предплечье она не может. Теперь вывод: наличие форбруста есть “знаковый” экстерьерный признак, свидетельствующий об анатомическом приближении хищного животного к копытному. Я правильно понял, г.Ерусалимский, что Вы решили исправить ошибки эволюционного процесса? Пожалуй, на трон папы римского Вы претендовать никогда не станете - мелковат пост. Он ведь всего лишь наместник... “Папе ерусалимскому” размах поболе нужен. (Ох черт, а я-то понять не мог, почему один из Ваших клевретов Вас за глаза “папой” называл!)

Последнее предложение в приведенной выше цитате настолько же бессодержательно, насколько и показательно в качестве образчика странной логики г.Ерусалимского (впрочем, и “странная”, и “логика” здесь слова, скажем так, не вполне подходящие). В нем каждая смысловая (опять же, лучше сказать бессмысленная) часть ни на чем конкретном - даже на предыдущей писанине г.Ерусалимского - не основана, взята с потолка (а скорее всего, из другого вполне определенного места), а затем прихотливо объединена с другими такими же частями. Причем все вместе приводится в качестве непоколебимого утверждения! Чтобы проанализировать такой текст, нужно быть не кинологом, а психиатром.

А дальше вообще сплошной обвал, гг.читатели. Можно было бы подумать, что у г.Ерусалимского весьма обостренное чувство юмора и он задался целью подшутить сразу над всеми. Потому столь серьезно свой анекдот и преподносит. Но увы, похоже, что он на самом деле верит в написанный им бред.

“С кривизной грудной кости непосредственно связан наклон ребер, который в свою очередь влияет на форму позвоночного свода, т.е. на то или иное начальное напряжение тетивы. В этой связи нельзя обойти вниманием силуэт современной немецкой овчарки, у которой спина, благодаря резкому встречному наклону серий передних и задних ребер, определенному большой кривизной грудной кости, приобрела в значительной мере функции упругости, которая по большей части у других пород присуща пояснице.”

Интересно, как форма грудной кости, которая суть производное реберных окончаний и окостеневает несравнимо позже позвонков, может через реберные хрящи и тонкие, также долгое время хрящевые концы ребер влиять на форму позвоночного свода? Нонсенс, господа. Опять же интересно, кто и когда проводил сравнительные исследования формы грудной кости и наклона ребер современных немецких овчарок и собак других пород? Если г.Ерусалимский для этого не вскрывал сотни трупов, то хотя бы рентгеновские снимки он должен был изучить. И что, изучал? Не это ли называется блефом, и не за такое ли в приличном обществе полагается бить канделябром? Розог “Ликбеза”, пожалуй, тут маловато будет. Однако читаем дальше.

“Работа лука происходит благодаря упругим свойствам ребер. Следует обратить внимание на зависимость упругости ребер от их кривизны. Чем выпуклее ребра, тем мягче они пружинят, тем меньше размах лука, тем ниже над землей движется тело собаки - очевидно, что мы имеем случай рысистой собаки, движения ее плавные, пластичные, стелющиеся; ее естественный формат - растянутый. Уменьшим кривизну ребер (грудь более плоская), теперь ребра пружинят жестко, размах лука больше, тело собаки выше подбрасывается над землей, движения ее резкие, порывистые - мы имеем дело с собакой, созданной для прыжка, т.е., как правило, для галопа (случай борзой мы не рассматриваем). Естественный формат собаки для такого аллюра - квадратный.”

Конечно, можно было бы взять для сравнения, с одной стороны, боксера, ротвейлера и некоторых среднеазиатских овчарок - собак широкотелых и более компактных, чем, с другой стороны, немецкая овчарка, непревзойденный “рысак” и изначально порода умеренно широкотелая (не говоря уже о широко распространенных “плоскодонках”, псевдонаучный базис под анатомию которых пытается подвести зарвавшийся и завравшийся автор). Нетрудно убедиться, что г.Ерусалимский, как уже не раз бывало, и здесь не связан логикой. Но поступим проще. Давайте разберемся, за счет чего происходит амортизация удара, приходящегося на передние конечности собаки при приземлении.

Видимо, г.Ерусалимский думает, что ноги собаки пришпилены к грудной кости. Если бы это было так, бедное животное выплюнуло бы свои легкие и сердце после километрового пробега. Поскольку этого не происходит, значит дело обстоит иначе. И верно. Удар, самортизированный наклоном плеча, приходится в итоге на лопатку. И хотя в погашении его импульса участвуют работающие в уступающем режиме мускулы, соединяющие конечность с грудиной, последней вовсе не приходится испытывать воздействия, нуждающегося в амортизации за счет ребер. Для доходчивости, г.Ерусалимский, пробегитесь-ка на четвереньках еще кругов несколько. И попробуйте время от времени не сгибать локтей. Почувствовали разницу? То-то же. Вот если бы Вы совершили такую пробежку до написания данной халтуры, то может быть и сподвиглись на что-нибудь, хоть малость поумнее.

Какие у нас выводы, гг.читатели? Правильно. “Лук” г. Ерусалимскому надлежит вложить туда же, куда и “маятник”.

После этого г.Ерусалимский осмелился коснуться связи формата с аллюром.

“Пусть формат - квадратный. Тело высоко поднято на ногах, положение центра тяжести высокое, равновесие неустойчивое. В этом случае толчок задней ноги резко выводит тело из положения равновесия, тело зависает в воздухе и, приземлившись, оно вернет положение равновесия только тогда, когда проекция центра тяжести окажется внутри треугольника опоры (собака приземлится на три ноги). В этом случае в полете собака выбрасывает вперед обе передние ноги и, поочередно ими приземлившись, на мгновение приобретает равновесие. Но тетива натянута, неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется.

Описана последовательность движений при галопе. Отметим дополнительно, что более плоская при квадратном формате грудь обладает необходимыми для быстрого перемещения аэродинамическими свойствами (обтекаемостью).”

Полная кинологическая безграмотность, батенька. Не так собачки-то бегают галопом. Не обретают они вовсе статического равновесия на бегу, поскольку приземляются не на три, а на две конечности. Поочередно, на передние - на задние - на передние - на задние... Оттого у них две фазы подвисания в одном цикле движения, а не одна, как Вы описываете. Стыдно не знать! А для поддержания динамического равновесия треугольник опоры не нужен. Неужели Вам никогда не приходилось кататься на двухколесном велосипеде? Попробуйте ездить и одновременно ( если получится, конечно) думать, отчего Вы не падаете. А если совместить эти два процесса не удастся, то попытайтесь хотя бы поочередно: поездить, подумать, поездить, подумать... Если с “подумать” получится, конечно.

Очень мне понравилось выражение “неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется”. Это что же, раз собака поскакала галопом, так, пока не сдохнет, скакать будет?

И насчет аэродинамики. Опять же, никто и никогда в отношении собак ее не исследовал. И еще вопрос, что больше влияет на обтекаемость, широкая грудь или длинная шерсть, или висячие уши и прочая. Да так ли уж важна обтекаемость при сравнительно (с гоночными автомобилями) низких скоростях, развиваемых собаками? А вот люди с собаками в скорости бега вполне сопоставимы. Так вспомните, узки ли грудные клетки спринтеров-рекордсменов. Вовсе нет! Так, может быть, физическая сила имеет определенные преимущества перед хорошей обтекаемостью? Даже среди собак квадратного формата?

“Разберем теперь случай длинноформатной собаки. Тело низко на ногах, низкий центр тяжести, устойчивое положение равновесия. Толчок с задней ноги плавно передается вперед, и достаточно выброса одной передней (в норме диагональной) ноги, чтобы вернуть тело в положение равновесия после стадии невысокого зависания.

Следует поочередное приземление сначала передними ногами, затем задней толчковой ногой, после чего мгновение равновесия сменяется новым полетом за счет толчка другой задней ноги, которую вынуждает к этому натянутая тетива - согнутый позвоночник. Движение переходит в авторежим, мы наблюдаем рысь.”

Ха-ха. Если выбрасывается “в норме диагональная” передняя нога, то мы наблюдаем... иноходь! Сами посудите. Задняя конечность совершает толчок, значит отводится назад. А если при этом диагональная передняя конечность выбрасывается вперед, то другой передней конечности - односторонней с толчковой - ничего более не остается, как оказаться сзади. У всех ли рассеялись последние сомнения по поводу действительного уровня экспертской квалификации г.Ерусалимского?

И еще. В зависимости от формы рыси порядок приземления конечностей может быть различным. Но в любом случае собака опирается одновременно лишь на две диагональные конечности. А квадратно-гнездовой способ передвижения, который описывает г.Ерусалимский, к рыси никакого отношения не имеет. Вот видите, стоит только в качестве предпосылки взять любой из четырех идиотских постулатов, и глупость “переходит в авторежим, мы наблюдаем” сплошную чушь.

Напоследок приведу еще несколько интересных цитат из означенного творения, свидетельствующих... Но об этом немного погодя.

“Отказ от второго требования постулата № 2 (центр тяжести собаки лежит на вертикали, проходящей через ось маятника) трудно практически проконтролировать, поэтому мы не будем рассматривать этот случай.”

Попробуй тут проконтролируй! Вдруг собака чего съела перед экспертизой - вот центр тяжести и сместился ближе к желудку. Так всегда с постулатами у сего господина и бывает: ляпнуть - ляпнул, а доказывает пусть дяденька.

Дальше не менее занимательно.

“Надо отметить, что нарушение принципа двух горизонталей нельзя, вообще говоря, рассматривать в отрыве от углов наклона тазовых костей и лопатки, и комбинации различных совместных отклонений от требований постулатов № 2 и № 3 следует рассматривать каждый раз отдельно.”

Теория без практики, как известно, мертва. А здесь следует понимать так: теория теорией (учите, ребята, на здоровье), а вот насчет практических выводов - каждый раз отдельно - обращайтесь к г.Ерусалимскому. “Модель”, конечно, мертвее мертвого, но автор для нее всякий раз новых оживляжей напридумывает. Чай, не впервой экспромтом фантазировать.

“Постулат № 4 как механизм преобразования формата можно рассматривать в чистом виде только при условии выполнения постулата № 1, когда позвоночный свод скомпонован по принципу 2:1:1.”

Ну а поскольку, как мы уже выяснили, проконтролировать соблюдение принципа 2:1:1 на живой собаке представляется невозможным, то отделить овец от козлищ, “чистые” случаи от “нечистых”, никто более, кроме уникального таланта г.Ерусалимского, не сможет.

“Однако в реальности мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда поясница гораздо длиннее нормы. В этом случае прогнозировать формат в зависимости от чего-либо и, в том числе, от поворота маятника около своей оси, дело крайне ненадежное. (Прошу обратить внимание, оговорка эта неспроста сделана! - А.В.) В качестве такого примера зададимся растянутым форматом за счет излишней длины поясницы. Как уже выяснено при анализе постулата № 1, туловище собаки лишено компактности, и длинная поясница наверняка не успевает вовремя передавать двигательные толчки задних конечностей. В этом случае природа часто решает проблему баланса по-своему: она уменьшает угол наклона тазовых костей, вводит в систему как норму прямозадость, что позволяет пояснице компенсаторно решить проблему баланса и согласованности фаз при перемещениях передних и задних конечностей. В результате возникает образ примитивно сложенной собаки: у нее длинная поясница, прямозадость и прямоплечесть, однако движения ее на этом уровне сбалансированы.”

Чтой-то матушка-природа у нас засвоевольничала? А то, что не может она ждать милостей от г.Ерусалимского; взять их у него - ее задача! К ногтю ее надоть, неча распускать! А как вам, уважаемые читатели, нравится поясница собаки, которая решает проблему баланса? Но зато уж теперь-то мы по аналогии догадываемся, какой орган, находящийся ниже поясницы г.Ерусалимского, решает, вместо его головы, проблемы биомеханики.

А вообще-то вопрос нужно поставить так: если бы подобная “модель” была построена на объективных закономерностях, в каких целях ее можно было бы применять? Ответ: прежде всего для прогнозирования коррелятивных изменений экстерьера. В таком случае возьмем “образ примитивно сложенной собаки” и передадим его в руки самому обычному зоотехнику. Пусть попробует улучшить ей строение того же плечевого пояса согласно учению г.Ерусалимского. Собственно, нечто подобное с немецкой овчаркой мы уже проделывали. Что станется с форматом? Он уползет в запредельные дали. А если попробовать обойтись без евгенельвовичевой зауми? Так ведь обходимся, и кое-что неплохо получается!

Ну и наконец, г.Ерусалимский, основываясь на своей “биомеханической” ереси, дает советы селекционерам.

“Первое по важности условие, которое должно быть поставлено на селекционный контроль - принцип 2:1:1 (1).

Второе - размер головы (2).

Третье - принцип двух горизонталей (3).

Четвертое - интенсивность пигментации десен (4).

Пятое - интенсивность пигментации окраса (5).”

Вот вам и финт ушами: из пяти выданных нам в назидание принципов лишь два имеют отношение к измышлениям г.Ерусалимского. Остальные три обладают определенной ценностью, но они как-то достаточно известны и без помощи этого деятеля. Ловко подмазался! Халявщик Вы, Евгений Львович.

И смотрите что пишет этот халявщик ниже.

“...Если поголовье последовательно прошло эту многоступенчатую селекцию, то составляющие его особи:

хорошо сложены,

полноценно размножаются,

обладают хорошей координацией движений,

являются долгожителями,

имеют высокий жизненный тонус.

Надо подчеркнуть, что последовательную селекцию по пяти перечисленным инвариантам можно проводить, если популяция обладает достаточным уровнем породности и достаточным уровнем соответствия желательному конституциональному типу.”

Интересное кино! Если популяция обладает указанными “достаточными уровнями”, то “составляющие ее особи” всяко-разно “хорошо сложены, полноценно размножаются” и т.д. На кой ляд тогда нужна селекция по ерусалимским “инвариантам”, если ее цель абсолютно совпадает с исходными предпосылками?

А оговорки г.Ерусалимского, касающиеся предварительных условий применения его теоретических построений на практике, я привел не зря. Ведь эти условия таковы, что никогда нельзя сказать определенно, соблюдены они или нет. Техника безопасности, надо сказать, у Евгения Львовича на высоте. А то не ровен час, найдется простак, который угробит свое поголовье в результате экспериментов “по-ерусалимскому”. А после, как у нас водится, решит кой-кому морду пощупать. Не посмотрит, что суперэксперт и экс-президент. И не прав окажется! Ему объяснят: не соблюл - вот сам и виноват! А соблюл, не соблюл - поди докажи. Никто не может, а он, мол, смог. Умник нашелся! Давай распотрошим твоих собак и скелеты промерим, сам убедишься. Не хочешь? Тогда гуляй...

Итого, с полным правом можно сказать следующее. “Биомеханическая модель” - абсолютно несостоятельная выдумка. Это не кинология, а “киноложь”. В кинологии г.Ерусалимский - пустышка, ноль. Но особо опасный ноль, который по воздействию своему на окружающих есть величина абсолютно отрицательная. Ведь наукообразностью “биомеханической модели” он который год дурит людей, убедив многих и многих в значимости собственной персоны как кинолога. Именно с торжественной презентации этой чуши на семинаре в Днепропетровске началось его восхождение к посту президента РКФ. И ей, этой чуши, до сих пор верят. Господину Ерусалимскому ничуть не стыдно перед людьми, которых он водит за нос. Так что и совесть у него, существуй ее датчик, отмечалась бы показателем “особо опасный ноль”. Да-с. А впрочем, что ему нужно, кроме славы?

Ну как, г.Е.Л.Е., смачные нынче уродились розги? Теперь застегните портки и приготовьтесь к получению наград. За “киноложство” в изощренной и извращенной форме.

Эй, там! Сбацайте-ка для г.Ерусалимского гром фанфар! Он к ним, чай, привык.

Евгений Львович, Ваша околонаучная ахинея, развешенная на ушах собаководов не только в России, но и далеко за ее пределами, уже была отмечена высшей наградой Ликбеза - Звездой Профанации Международной категории. За новые публикации получите еще две. Теперь Вы - трижды Звездец!

Послесловие.
“- напрасно надеются те...
принизить руководящую роль...
поставить под сомнение...
локомобиль истории...
никому не дано...
вооруженная передовым...
бред особого значения...”
(М.Успенский “Чугунный всадник”)

Публикация “Биомеханической модели” в без ложной скромности так называемом “Научном сборнике РКФ” предварена текстом, исполненным строгого пафоса:

В связи с многочисленными просьбами, поступившими в редакцию “Научного сборника РКФ”, мы публикуем работу Е.Л.Ерусалимского “Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак”, впервые вышедшую в 1985 году в сборнике Днепропетровского областного клуба служебного собаководства. Ранее автором были сделаны по этой теме доклады на семинаре в Днепропетровске и на Всесоюзном кинологическом Совете в Москве.

Работа вызвала активный интерес на Западе и была опубликована в множестве зарубежных изданий в Австрии, Испании, Швейцарии, Словении, Австралии, Америке, Южной Африке и др. Несомненно самым престижным среди них был официальный журнал FCI (19,20,21 за 1996 год), который получают все страны FCI на 4-х языках. Продолжаются и новые публикации.

Автору приходилось неоднократно делать доклады по данной теме в России и за рубежом на различных научных конгрессах и семинарах.

Е.Л.Ерусалимский регулярно читает курс лекций по биомеханике и гармонии собак на кинологическом отделении биологического факультета Одесского Государственного Университета.

Данный курс лекций включен также в программу РКФ для экспертов-кинологов.

Интерес к работе Е.Л.Ерусалимского вызван новизной подхода, конструктивностью предлагаемого решения, наличием алгоритма, позволяющего проводить последовательную селекцию, и успешным внедрением модельного подхода при разведении ряда пород.

Немалую роль в наличии этого интереса, конечно, сыграли и те особые успехи, которые сделал автор, используя на практике эту модель при разведении средних шнауцеров и неоднократно достигая высших мировых и международных титулов.

В настоящее время предложенная автором биомеханическая модель собаки взята на вооружение селекционерами различных пород, ее влияние, в частности, нашло отражение в новом стандарте русского черного терьера.

Убеждены, что публикация первой работы Е.Л.Ерусалимского из серии его исследований по биомеханике и гармонии собак отвечает интересам многих отечественных селекционеров и дает им возможность практически использовать “Постулаты Ерусалимского” в деле совершенствования пород собак.

Вот так вот, с чувством законной гордости... Неужели, уважаемые читатели, г.Ерусалимский настолько выше любой критики, что в упор ее не видит, равно как и сотоварищи его? Но реклама-то до чего же хороша, а?

“В связи с многочисленными просьбами...” От кого же эти просьбы исходили? Напрашивается несколько вариантов: а) от самого г.Ерусалимского; б) от подхалимствующего его окружения; в) от тех, кто никогда не читал сего опуса и пал жертвой пропаганды единственно верного внутри РКФ учения ее бывшего вождя; г) от желающих лишний раз посмеяться над раздутым от самоуважения этим самым вождем; д) от гильдии олигофренов и параноиков. (Хм, а пожалуй, просьбы и на самом деле могли оказаться многочисленными).

“Работа вызвала активный интерес на Западе...” и т.д.

Вообще-то, российским собаководам давно уже не следует обольщать себя надеждами по части наличия интеллектуальных способностей, а равно чести и совести у предводителей “Конторы по Проведению Международных Выставок” (то бишь ФЦИ). По крайней мере, с той поры, как они сочли г.Ерусалимского вполне достойной кандидатурой для своей компании, весьма сомнительным кажется предположение, что они сами от него по этим параметрам слишком заметно отличаются. Собственно, в российской прессе уже публиковались материалы из “Киношпигеля”, доказательно представлявшие самых высокопоставленных руководителей ФЦИ в крайне неприглядном виде.

Кроме того, не следует забывать, что кое-чем ФЦИ таки г.Ерусалимскому обязана. Классический вопрос: “За что же, не боясь греха, кукушка хвалит петуха?...”

Да разве следует ожидать чего-нибудь хорошего или умного от людей, возглавляющих те национальные, либо международные кинологические организации, которые подходят к разведению собак так же, как к разведению аквариумных рыбок или гладиолусов? Трех десятков лет им с лихвой хватает на то, чтобы из любой приличной породы получить кучу тупых ублюдков с гипертрофированной до безобразия внешностью и шлейфом сопутствующих наследственно обусловленных заболеваний. Для таких как они ерусалимский бред вполне сойдет за кинологию.

“Е.Л.Ерусалимский регулярно читает курс лекций по биомеханике и гармонии собак на кинологическом отделении биологического факультета Одесского Государственного Университета. Данный курс лекций включен также в программу РКФ для экспертов-кинологов.”

Что до Одесского университета - об этом чуть позже. А вот что касается курсов РКФ для экспертов-кинологов... Если учесть, что г.Ерусалимский был не только президентом РКФ, но вдобавок еще председателем Экспертной и Квалификационной ее комиссий... Словом, хозяин - барин, что хочу, то ворочу. Ох, сколько авторитетных судей с большими знаниями и опытом (и, конечно, совсем не разделяющих восторги по поводу творчества Евгения Львовича) были дисквалифицированы, либо не переаттестованы! Но коли уж кому приспичило быть экспертом в РКФ, то куда деваться : лай - не лай, а хвостом виляй.

По поводу особых успехов автора, которые он получил, “используя на практике данную модель при разведении средних шнауцеров и неоднократно достигая высших мировых и международных титулов”. Успехи, конечно, большие. Но модель тут, кажется, совсем другая, давно известная тем, кто занимается выставочным разведением. Нужно использовать только лучших импортированных и зарубежных производителей (что кобелей, что сук), в крайнем случае - их лучших же потомков первой генерации. Всех своих титулованных шнауцеров г.Ерусалимский получил именно по этой простой схеме. А сейчас этому методу уже многие научились. Только вот вопрос сам собою возникает: неужели иностранные заводчики, чьего производства собак использовал г.Ерусалимский, в своем разведении ориентировались его “моделью” последовательной многоступенчатой селекции “по пяти перечисленным инвариантам”? Ой, не верится что-то.

“В настоящее время предложенная автором биомеханическая модель собаки взята на вооружение селекционерами различных пород...”

Ага, освоила корова ременный кнут. Что ж им, бедолагам, остается делать? Как это у современного классика: “В своей краткой, но содержательной речи Кузьма Никитич велел всем к завтрему овладеть суммой знаний, выработанных человечеством”.

И попробуй возразить: слово, как известно, не воробей - вмиг вылетишь.

В общем, хвалила, прилежно хвалила г.Ерусалимского его свита, старательно делала из своего президента короля. Но все же у наших, у россиян, в этом деле школа хотя и чувствуется, а вот искренней восторженности как-то недостает. То ли дело иностранец Э.Г.Гурман, профессор, доктор биологических наук, главный редактор украинского журнала “О собаках”, специалист по пищеварению, имеющий какое-то отношение к кинологическому отделению биофака Одесского университета. Его статья “Университетские встречи с маэстро” переполнена такой страстной поэзией, такими дифирамбами - дух захватывает. “Маэстро”, “Мастер кинологии”, “артистизм натуры”, “рафинированный эстет-математик”! Правда, порою месье Гурман палку явно перегибает. Вот уж чего бы не следовало писать о г.Ерусалимском, это того, что у него “восторг перед гармонией слит с преклонением перед строгостью доказательств”. Не страдает этим Е.Л.Е., нет у него такой слабости. Но при всей своей экзальтированности, месье Гурман все-таки биолог, и биолог этот, даже вопреки охватившим его нежным чувствам по отношению к г.Ерусалимскому, вдруг совершенно неожиданно выдает чеканную формулировку: “При яркой образности мышления в его мозгу доминируют абстрактные концептуальные построения”. Хотел, наверное, похвалить, но не смог превозмочь в себе ученого. В результате получилось что-то очень похожее на диагноз.

И прочитав это, о многом подумал я. Заглянул в учебник психиатрии и нашел: “Ошибки в суждениях, умозаключениях бывают у каждого человека. Однако у здоровых логические ошибки могут быть исправлены дополнительными доводами или фактами, т.е. они корригируемы. При бреде больной не только сам не в состоянии изменить сложившегося у него неправильного мнения, пересмотреть свои взгляды на то или иное явление, но и не принимает критики со стороны”.

И захотелось мне на всякий случай извиниться перед Евгением Львовичем. Вдруг я понапрасну его обижаю? А он и вовсе не виноват в том, что не реагирует на критику?

Наверное, данный текст чрезмерно перегружен обширными и трудными для восприятия цитатами из препарируемого произведения. Но это вина, скорее, не столько моя, сколько г.Ерусалимского, известного своим умением наводить тень на плетень и разводить турусы на колесах, сиречь скрывать за обилием цветистых слов отсутствие логики и смысла. Кстати, Евгений Львович сам натолкнул меня на отыскание его прототипа среди литературных персонажей. Дело было на пресс-конференции, где Е.Л.Е., комментируя отношения РКФ и ЛНКО, сказал представителю Лиги: мол, показательно не только то, что мы сидим по разные стороны стола, против друг друга, но и то, что у нас разные цвета. При этом Е.Л.Е. был в белой рубашке, а представитель Лиги в черной. А я едва удержался от смеха: Саруман Белый! От внешности до повадок! Пожалуйста, сравните сами. Вот написанный Толкиеном портрет сладкоречивого, коварного и властолюбивого мага.

“Вдруг зазвучал другой голос, негромкий и мелодичный. В нем было непередаваемое очарование. Слышавшие этот голос редко потом вспоминали сами слова, а если все же вспоминали, то удивлялись, ибо в словах этих не было никакой силы. Но голос доставлял наслаждение. Все произносимое им казалось мудрым, со всем хотелось согласиться. Любой другой голос по сравнению с этим казался хриплым, всякие другие речи неразумными; а если кто-то осмеливался возражать, в сердцах у зачарованных слушателей вспыхивал гнев” (перевод Н.Григорьевой и В.Грушецкого). “Иные бывали очарованы, лишь пока голос обращался к ним, а после с усмешкой качали головой, как бы разгадав штукарский трюк. Многим было все равно, что кому говорится: их покорял самый звук речей. Те же, кому эти речи западали в душу, уносили восторг и сладкий трепет с собой, бархатистый голос слышался им непрестанно - он объяснял, уговаривал, нашептывал” (перевод В. Муравьева). “Устоять могла только твердейшая воля и устремленная мысль.

- В чем дело? - кротко спросил голос.- Почему вы нарушаете мой покой? Неужели вы не оставите меня в покое ни днем, ни ночью? - В этом тоне был ласковый упрек мягкого сердца, огорченного незаслуженной обидой.

...Лицо продолговатое, лоб высокий, глаза глубокие и темные, совершенно непроницаемые, но взгляд благосклонный и несколько усталый. Волосы и борода седые, с темными прядями на висках” (перевод Н.Григорьевой и В.Грушецкого).

Помнится, судьба Сарумана в итоге оказалась незавидной, его погубили собственные козни. Что ж, посмотрим, чем кончится карьера г.Ерусалимского.

М.Успенский “Чугунный всадник”.

“Наипервейшая обязанность придворного состоит в каждодневном упражнении спинного хребта, дабы последний приобрел необходимую гибкость, без чего придворный не может достойным образом выразить свою преданность и свое благоговение. Спинной хребет придворного должен обладать способностью изгибаться, а также извиваться во всех направлениях, в отличие от окостеневшего хребта какого-нибудь простолюдина, который даже и поклониться как следует не умеет”. Л.Соловьев “Повесть о Ходже Насреддине”.

Журнал “О собаках” № 1,2 - 1996.

Н.М. Жарикова, Л.Г. Урсова, Д.Ф. Хритинин “Психиатрия” М.; Медицина, 1989.

автор Власенко Александр

0

18

А. Власенко
Литературно-кинологические безобразия-4:

Ликбез о Гаврилинецких овчарках

Было закрыл я свой «Ликбез» по причине совершенной неохватности печатающейся ныне чуть ли не ежечасно в офигенных объемах кинологической белиберды. Оно понятно, сегодня очистить авгиевы конюшни собаководства на постсоветском пространстве хотя бы от известного рода помпезно изданных книг (не говорю уже - от публикаций, касающихся собачьей тематики), распространяющих с завидным успехом заразу самодовольного идиотизма по родной стране и окружающим ее русскоязычным территориям, - это задача не для одного человека. У Геракла бы руки опустились при виде сей заоблачной горы макулатурного навоза. И хотелось мне плюнуть на все, да вот попался на глаза свежий опус г.Гаврилина, трезвон о котором доносился уже не менее как за год до его издания. Потому, значит, пришлось передумать. Ибо донести до широких масс истинную суть мыслей и идей безмерно уважающего себя Валерия Анатольевича (если кто не в курсе - президента Российского клуба «Немецкая овчарка») есть задача архиважная, и не может Великий Экзекутор «Ликбеза» оставаться от нее в стороне. Тем более, что порка президентов - его любимое хобби.

Итак, возрадуйся, Читатель! Полку ерусалимских определенно прибыло, чему несомненным доказательством, и партийным билетом одновременно, является книжица «Немецкая овчарка» (ООО «Компания Дельта М», 2001). Прав, трижды прав ее автор, говоря, что давно назрело ее издание. Видать, много лет зудел и чесался этот чирей. Но пришла пора, поперло его неодолимой графоманской силою наружу, и готов он обдать скопившимися соками не менее 5000 читающей публики (по размеру своего тиража). Так вскроем же его вместе, покуда еще не поздно и не успел он отравить умы и нравы свято верящих печатному слову наивных людей!

Начнем вскрытие с самого «Введения», чтобы необходимость оперативного вмешательства стала очевидной для всех и каждого. В нем г.Гаврилин пишет следующее: «немецкая овчарка - порода сколь популярная, столь и обросшая различными небылицами.
Например, широко распространено мнение, что настоящая немецкая овчарка - собака исключительно черного окраса» и прочее. Похвально, конечно, стремление развеять мрак внутри чужих черепных коробок. Но не стоит ли автору начать все же с ревизии содержимого своей собственной? Небылица небылице, как известно, рознь. Есть простенькие, общедоступные, с которыми и дилетанту справиться - раз плюнуть. К лицу ли Валерию Анатольевичу обрушивать на них свой праведный профессиональный гнев? А есть ведь и высокоидейные, от зауми, причем приносящие кое-кому весьма и весьма недурные дивиденды. Скажем, та, что немецкие овчарки (овчарки - в понимании г.Гаврилина и других приверженцев собак выставочного разведения), дескать, по сю пору являются служебной породой. Небылица? Разумеется. Потому что служебными являются овчарки рабочего разведения, оставшиеся породой «немецкая овчарка» в более-менее традиционном о ней представлении. А «шоу-манекены» образовали под старым названием новую породу, приспособленную к диванному содержанию в условиях бесконфликтного, политкорректного, зажравшегося и оттого слегка отупевшего и потерявшего нюх западного общества современного типа. Известно, любая пользовательная порода характеризуется в первую очередь тем, что заведомо большая часть относящихся к ней животных обладает всем необходимым, в соответствии с породным предназначением, набором унаследованных способностей к работе. Которые способности, при соответствующей дрессировке, превращаются в рабочие качества. Рабочие, а не условно-спортивные! А велик ли удел собак с таковыми от предков полученными характеристиками в шоу-поголовье? Десять процентов? Или пятнадцать? В любом случае, вряд ли заметно выше, чем в поголовье бобиков, волей случая тусующихся вместе на ближайшей помойке. Вот с какими небылицами, голубь Вы наш сизокрылый, надобно бы бороться! Для того чтобы дельцы покупателей за нос не водили. Чтобы покупатель понимал: есть овчарки по названию и овчарки по способностям. Или вот такое еще заблуждение в последние годы охватывает все большее число начинающих «немчатников»: руководствуясь примером пары известных специалистов, они считают, что классная немецкая овчарка в обязательном порядке должна распространять вокруг себя волны мощной и стойкой вони. Подобно скунсовой струе. По своему опыту знаю: идешь по выставке, даже на открытом стадионе, и вдруг попадаешь в поток такого амбре, что и не видя далеко по причине недостаточной остроты зрения, все равно твердо знаешь, кто со своими «суперсобаками» стоит с наветренной стороны. Чего уж говорить о том, как страдает обоняние от такой встречи в замкнутом пространстве, пусть и в очень большом помещении, на многопородной выставке. Конечно, в зловонии есть определенные преимущества. Например, близорукий судья, не рискнув подойти слишком близко без химзащитного комплекта, может и не заметить у источника аромата каких-нибудь мелких недостатков. А главное, оно, зловоние, способно послужить иногда и компенсацией утраченных служебных качеств. Представьте себе, что злоумышленник пытается тайно проникнуть в квартиру. Отпирает отмычкою дверь, а на пороге его встречает благоухающая всеми сортирами мира немецкая овчарка, да еще радостно размахивает своим «вентилятором», нагоняя на незваного гостя облако газов слезоточивого, удушающего и общераздражающего действия. Стопроцентный поражающий эффект гарантирован. Рекомендовано лучшими собаководами.

Ну а что до черного окраса... Забегая малость вперед, видим, что в главе 3 (якобы «Стандарт немецкой овчарки»), г.Гаврилин по собственной инициативе вообще объявляет серый и черный окрасы допустимыми, но нежелательными. Смелый шаг. Безумно смелый. Особенно если учесть, что некоторые, по-видимому, с его точки зрения, в сравнении с ним недостаточно компетентные деятели из Германского и Всемирного союзов немецкой овчарки совсем недавно старательно тащили в чемпионы мира серого кобеля. А в рабочем разведении, в той же Германии, серые собаки вообще составляют большинство, а черных всяко-разно больше, нежели чепрачных. Я понимаю, конечно, что для нашего героя рабочее поголовье де-факто не существует (потому как он обладает выгодным «совковым», а ныне - коммерческим талантом в нужный момент крепко зажмуривать глаза), но я вполне могу понять и человека, искренне считающего черную овчарку из рабочей линии гораздо более настоящей овчаркой, чем подиумные чепрачные «горбыли».

А теперь, когда, как принято сейчас выражаться, приоритеты обозначены, приступим к конкретному разбору полета пера и мысли не в меру амбициозного сочинителя.

Глава 2 («Немецкая овчарка в России»). Здесь нельзя не изумиться трюкаческой сноровке г.Гаврилина, с которой он передергивает факты в лучших традициях функционеров ДОСААФ. Самая коварная ложь, как известно, - полуправда. Знающий видит: эта полуправда лезет почти из каждого абзаца. Сплошь и рядом путается временная последовательность событий, причины и следствия в истории появления восточно-европейских овчарок. Конъюнктурная заданность такой трактовки развития отечественного собаководства совершенно очевидна: потребность опорочить все, что было в Советском Союзе и России вплоть до момента явления на всеобщее обозрение нашего избавителя от варварского невежества - ангелоподобного г.Гаврилина и его РКНО.

При советском режиме племенная работа начиналась не на голом месте, вопреки безапелляционному мнению Валерия Анатольевича, и ОСОАВИАХИМ не витал в пустоте над водами. Точно так же, как до Проклятого октября, изрядно, конечно, сократившиеся в числе своем любители держали немецких овчарок и разводили их через немногочисленные питомники, унаследованные системой ЧК-ГПУ от полиции и жандармерии. Эти, а также вновь созданные ведомственные школы-питомники (1924г.), но вовсе - не слабые общественные секции собаководства, долгое время, даже после появления ОСОАВИАХИМа (1928г.), все еще оставались реальными центрами развития поголовья немецких овчарок, имевшихся во владении любителей. И вот такой момент. Не показалось ли самому г.Гаврилину странным его собственное утверждение, будто «новички-кинологи» за какие-нибудь неполных полтора десятка лет набрались опыта до такой степени, что «к началу Великой Отечественной войны наша школа собаководства стала одной из
лучших»? То-то и оно, что квалифицированные специалисты с дореволюционным стажем успели-таки, до того как в массе своей подверглись репрессиям, много чего хорошего сделать для кинологии и собаководства. Достаточно вспомнить лучший из всех, когда-либо изданных на русском языке, учебников по дрессировке - двухтомное пособие для войск НКВД. Или - какие физические и поведенческие характеристики имели немецкие овчарки сороковых годов. Вот всего лишь два примера. Директор оборонного института Игнатов, ставший командиром партизанского отряда, пишет о принадлежавшей ему собаке по кличке Дак1.
«Я захватил с собой Дакса и вышел из лагеря.
Пес вел себя безукоризненно: ступал неслышно, никуда не отбегал, на птиц не гавкал и даже ежика, выскочившего у него из-под носа, оставил в покое...
Но на опушке Дакс неожиданно остановился и еле слышно заворчал. Я приник к кустам.
Прошло минут пять. Дакс стоял как изваяние. Только чуть дрожали его влажные ноздри. Наконец послышался шорох. На прогалину вышли три немца. Увидев овчарку, они щелкнули затворами карабинов. Шерсть на спине Дакса поднялась дыбом. Он умоляюще глянул на меня. Я кивнул головой. Прыжок был так стремителен, что я даже не уловил, как Дакс отделился от земли, повалил переднего фашиста и вцепился в него.
От неожиданности немцы растерялись. Я приказал им бросить оружие. Они послушно подняли руки. Я нагнулся к тому, кто лежал на земле: на нем были ефрейторские погоны, и он мог бы нам пригодиться. Но с ним все было кончено. Пришлось вернуться в лагерь. Собака шла за пленными. Стоило одному из них замедлить шаг или на мгновение остановиться, Дакс грозно рычал. И немцы не шли - немцы почти бежали». И еще о Даксе, но уже в другой ипостаси - при охоте на кабанов.
«Дакс сорвался с места и стрелой полетел вниз, где по ущелью неслось стадо диких свиней. Сзади бежал молодой кабан, оставляя за собой кровавый след. Дакс бросился к нему на загривок. Ревущий серый клубок катался по траве. Кровавая пена била из пасти раненого зверя. Он был еще силен. Он пытался вырваться, клыками пропороть Дакса. Но Дакс мертвой хваткой вцепился в кабаний загривок».

Не хило? Сколько можно отдать, не жалеючи, нынешних сверхэкстерьерных чемпионов мира и окрестностей за одного такого Дакса? Да всех скопом, и еще, если по совести, прилично доплатить следует.

А вот какие в те времена бывали выставочные «звезды». Чемпион ВСХВ Абрек ВРКСС 1 «счастливо сочетал прекрасные экстерьерные качества, за которые он имел двадцать первых призов и был неоднократным победителем на всесоюзных выставках, с хорошими служебными качествами. Он завоевал первое место по розыскной службе на всесоюзных состязаниях и успешно выполнял роль собаки-актера в кинокартине «Гайчи», где играл вожака ездовой упряжки»2.

Тоже, по-моему, неплохо. И, честно говоря, на фоне Абрека чего-то совсем скромно смотрятся успехи современных «суперпуперных» достижений отборного разведения, что в рамках РКФ, что в РКНО. Не правда ли, г.Гаврилин, у Ваших собак экстерьер даже с интерьером-то «в одном флаконе» плохо уживается? А уж с рабочими качествами он вообще весьма редко совместим. Так что не зарывайтесь, сударь! До того, довоенного, «совкового» уровня племенной работы Вы пока явно не дотягиваете.
Пойдем далее. Восточно-европейская овчарка получила свое название не во время, как можно понять со слов Валерия Анатольевича, а через несколько лет после войны. Но в появлении «восточников» виноват никак не «железный занавес», но - использование в разведении наследственно больных собак, злоупотребление инбридингом на них, сведение популяции к одной, по сути, кровной линии и отсутствие реального (а не фиктивного) отбора по рабочим качествам. Плюс еще бездарность и зазнайство селекционеров-функционеров из разряда тех самых, успевших сделать себе карьеру, «новичков-кинологов». Кстати, практически весь этот уродообразующий коктейль отчетливо просматривается и сегодня, как раз в выставочном разведении немецких овчарок. Вам, г.Гаврилин, и таким как Вы, может, всего-то два шажочка до получения «нью-востоганов» осталось. Потому не плюйте в колодец - отдача замучает!

Не слишком корректно, конечно, проводить Вам, в силу вышеуказанных причин, сравнение «выставочников» с «восточниками». Велика ли разница между дерьмом первой и второй свежести? Сравните-ка лучше тех и других с загубленными у нас «гэдээровцами», вот тогда все и станет на свои места. Но еще менее корректно приписывать, используя прием лукавого умолчания, заслуги в вытеснении «восточников» из службы и спорта, целиком и полностью принадлежащие овчаркам «гэдээровских» кровей, - своим обожаемым «выставочникам» западногерманского происхождения, которых на Руси тогда и в помине не было. Все развивалось в строгой и в некоторой степени закономерной последовательности: сначала восточно-европейские овчарки не смогли составить никакой конкуренции в части рабочих качеств «немцам» из старых линий ГДР (в основном IY, Y, XIII линий). Затем «старокровники» были выдавлены с выставочных рингов и, увы, из разведения все еще более или менее рабочими собаками новых модных, но «гэдээровских» же линий (XIA, XIB, XID, XIE). Далее конкуренция перешла исключительно в область экстерьерно-выставочную и товарно-денежную. Вследствие того, вместо рабочих овчарок дельцы расплодили «венгроидов», а уже с них перешли непосредственно к выставочным «эфэргэшникам». Вот так все было. А напрямую менять шило на мыло, «восточников» на «выставочников», немного нашлось бы дураков как среди спортсменов, так и в ведомственных службах собаководства. И еще. Вы, г.Гаврилин, пишете, что работая с восточно-европейской овчаркой, ДОСААФовские разведенцы «добились ее полной деградации, такой, что к началу 80-х годов МВД было вынуждено для работы закупать овчарок за рубежом». Все верно. Но возникает вопрос, почему же МВД закупало собак за рубежом и в 1990 году, причем в ГДР? Ведь к тому времени «восточники» повсеместно становились большой архаической редкостью, и уже пять лет как советские «немчатники» (и отнюдь не только ДОСААФовцы) торопливо осваивали «новый этап работы с породой» - судорожно меняли племенное поголовье «гэдээровских» овчарок на «венгро-эфэргэшное» убожество. Потому и закупало, что нужны были собаки для работы. А рабочие качества у все более заполонявших наши клубы ваших любимчиков деградировали со скоростью, вполне сравнимой с таковой, в былые лета, у «восточников».

Теперь насчет сопоставления поведения восточно-европейских и немецких овчарок. Давайте сразу выведем за скобки собак «рабочих» кровей, действительные преимущества которых г.Гаврилин хитро пытается распространить и на «выставочников». А для последних, равно как и для ВЕО, у меня лично добрых слов не найдется. Что те сейчас, что другие в своем былом зените - наполовину «валенки», наполовину психи. У трех четвертей мозги куриные, выносливость нервной системы низкая, потому обучаемость и способность самостоятельно принимать решения очень слабые. Откровенных трусов гораздо больше половины. У подавляющего большинства хлипкое здоровье и совершенно неудовлетворительные физические качества. Более-менее пригоден для работы лишь один из десяти, а собак с подходящими для серьезной службы качествами приходится искать как алмазы: хорошо, даже здорово, если найдется два карата на сто тонн пустой породы.

Очень насмешила меня следующая фраза. «Эти отличия в рабочих качествах (имеются в виду особенности поведения, точнее даже - темперамента. - А.В.) сложились из-за морфологических особенностей пород (в результате разных подходов к их разведению)». И далее эта мысль поясняется краткой критикой ... советских нормативов дрессировки! Бог мой, при чем же здесь морфология? Каким макаром ее можно впихнуть промеж темперамента и нормативов? Валерий Анатольевич, Вам, как выпускнику биофака, следовало бы помнить не только это само по себе красивое греческое слово, но и его значение. Персонально напоминаю: морфология - учение о форме и строении живых организмов в их индивидуальном и историческом развитии. И никаким боком морфология в выкрутас Вашей мысли не помещается. Посему - впредь не выпендривайтесь, обходитесь как-нибудь более простой лексикой. Из курса грамматики начальной школы.

Насчет нормативов дрессировки хотелось бы малость уточнить. Ладно, ОКД и ЗКС - это плохо, согласен. А ИПО и «шутцхунд» с игрульками, схематизмом и условностями - много лучше? Для спорта оно, по большому счету, все едино, а для разведения, в качестве теста? Если через них вполне возможно протащить собаку, не то что к сложной службе по определению непригодную, а и не приспособленную к простейшим и обычным собачьим функциям - защищать хозяина, охранять квартиру, быть управляемой при прогулке без поводка, в конце концов, - то это также не очень подходящие нормативы. Смотрятся, правда, лучше. Однако, как сказал Губерман:

Старик, держи рассудок ясным,
Смотря житейское кино:
Дерьмо бывает первоклассным,
Но это все-таки г...но !

И ай-ай-ай, какое замечательное сделано открытие: оказывается, в Советском Союзе «в конце концов, дипломы стали откровенно продаваться». А что, сейчас они уже не продаются? И что, очень много в наличии тех собак, которые могут на практике подтвердить свои ИПОшные и шутцхундовские дипломы, а тем более действительные рабочие качества, при независимом судействе? Ох, сомневаюсь. Была как-то тут, в Москве, такая неофициальная проверка «по гамбургскому счету». Наслышан о ее плачевных результатах. Грешно, может быть, но нынче сомневаюсь даже в овчарках РКНО. Есть некоторые на то основания. Ну да чего уж там склонять на все лады Россию с ее в веках подмоченной по этой части репутацией! Можно подумать, что «один из самых известных производителей мира Карли ф.Арминиус», фото которого с такой дословно подписью помещено в препарируемой книжице, вне всяких сомнений - трусишка, дружно освистанный публикой на проверке поведения, имеет дипломы не туфтовые. Хотите верить германским сказкам - верьте, воля Ваша. Но другим баки не забивайте. Я вот почему-то больше верю в то, что вижу сам. И под словами г.Гаврилина «поэтому рабочие качества этих собак при таком разведении быстро исчезали», готов лично подписаться, но - адресуя их не только восточно-европейской, а также и нынешней «выставочной» немецкой овчарке.

«В чем же заключаются анатомические отличия восточно-европейской овчарки и немецкой?» - вопрошает г.Гаврилин на стр.8. И сам отвечает на этот вопрос: «Различие в росте не является определяющим. «Немца» переростка не спутаешь с «восточником». Тип - вот что главное! Чистые «восточники» - это собаки с бледным подпалом, высоконогие, беднокостные, с растянутой поясницей, часто с несколько провисшей спиной, короткой грудной клеткой. У них также менее выражены углы передних конечностей, но особенно задних». А на стр.9 он называет дилетантами, с кем «даже нет смысла спорить», тех, которые «вполне серьезно пишут в книгах, что немецкая овчарка - лещеобразная горбатая волочащая задние ноги собака с полным отсутствием костяка». Выходит, что делать какие-либо обобщения по наблюдаемому большинству собак не дозволяется никому, кроме нашего безусловно уважаемого (но не до такой же степени!) автора. А может, в целом, обе критические точки зрения верны, у Гаврилина - на одну породу, у дилетантов - на другую? Нет, я не возражаю, бывают исключения среди выставочных «немцев», но ведь и среди «восточников» тоже. Кто же не согласится, что, например, Керри ф.Винерау - мощная и выразительная собака с прочным костяком, хорошей спиной и сильными движениями. И не он один такой. Я видел еще несколько. Как видел когда-то и несколько мощных «восточников», не очень-то похожих на групповой портрет породы, начертанный Валерием Анатольевичем.

Но зато еще я видел Хондо ф. Айсквелле, который фенотипически являлся самым что ни на есть «водостоком» из «водостоков», без малейшего намека на какой бы там ни было «тип» немецкой овчарки. Во все стороны длинный, скамейкообразный, бледный, с ходульками вместо ног и очень странными, если можно так выразиться, движениями. А Вы разве его не помните, г.Гаврилин? Он принадлежал Вашей старой знакомой, не менее Вас мною уважаемой И.Л.Швец. Хондо был еще ею включен в список рекомендованных (читайте - обязательных) для повсеместного использования производителей... А с другой стороны, возьмите в руки книгу «Пособие по собаководству» (составитель П.А.Заводчиков; Л., «Колос», 1973). В ней, на стр.381, есть промеры пары восточно-европейских овчарок 1968-1969 гг., по тем временам из лучших. Разве они высоконогие? Нет, индекс высоконогости у обеих - 52, а у немецкой овчарки по стандарту, между прочим, около 55! Беднокостные? Отнюдь. У кобеля индекс костистости 19,5, а у суки 20. При этом рост у кобеля - 69, у суки - 65 см, то есть, как видите, кобель мог бы сейчас с таким ростом получить второй отборный класс среди немецких овчарок, а у суки один лишь сантиметр лишний. Неизвестно, правда, большой ли длины у них были поясницы и грудные клетки. Зато много ли среди теперешних «немцев» Вы найдете собак с таким обхватом груди: 88 и 86 см соответственно? Вот видите, г.Гаврилин, негоже так неосмотрительно, как это делаете Вы, категорично наезжать на оппонентов! Лояльней надо быть, лояльней! Поскольку мудрые китайцы не зря говорят: «Тому, кто живет в стеклянной фанзе, не стоит бросать камни в соседей».

Да цифры промеров - это что! Вот лет пятнадцать назад, или поболее немного, был со мной случай. Вечером услышал я в питомнике лай собак какой-то странный, вышел, осмотрелся и обалдел. Стоит предо мною в шикарной стойке роскошный угластый и горба... ну ладно - верхастый «эфэргэшник», каких я вживе только сейчас на выставках имею сомнительное удовольствие видеть, стоит и тяжело-тяжело, с хрипом, дышит. И пока я напряженно размышлял, откуда и как такой зверь мог забраться в закрытый питомник, он упал и умер. Только тогда я его узнал. Это был наш питомничий «восточник» Рекс. Ну не совсем, конечно, «восточник», а с четвертью, где-то, «немецкой» крови, однако от «немцев» он унаследовал только довольно яркий окрас, сравнительно некрупный рост и чуть более объемную голову. Оказалось, Рекс вылез из старого вольера, протиснувшись под дверью, но при этом сломал себе позвоночник. Вот тогда я и вывел для себя формулу, что «эфэргэшник» - это «водосток» с компенсированным переломом спины. И, по-моему, заочный спор с «опытными приверженцами восточно-европейской овчарки» следовало бы построить несколько по-иному, чем это сделал г.Гаврилин.
- Овчарка должна быть легко обучаемой любому виду работы?
- Должна.
- И при этом у нее должна быть очень высокая работоспособность?
- Конечно.
- То есть, и выносливость, и неприхотливость, и стрессоустойчивость?
- Разумеется.
- И еще овчарка должна быть смелой, послушной, обладать отличными способностями и страстью к поисковой, защитной и какой угодно другой работе?
- Именно так.
- Кроме того, овчарке нужно уметь быстро бегать галопом, хорошо прыгать, быть ловкой и увертливой?
- А то!
- И физическая сила у нее должна быть большая?
- Ага.
- Так собственно, не кажется ли Вам, что восточно-европейская и «выставочная» немецкая овчарки весьма похожи в самом главном? В том, что в массе своей страшно далеки, как декабристы от народа, от идеала пользовательной собаки? ...

Так, может быть, не стоит Валерию Анатольевичу ссориться понапрасну с «восточникофилами»? Чай, одним делом занимаются. И хоть трудятся порознь, а уже достигли впечатляющих результатов в сближении пород по части поведения и здоровья. Дело осталось за малым: «немцам» рост поднять, а «востоганам» горбы нарастить. Тогда и состоится, как это давно предсказано, сведение поголовья в одну общую кровную линию Канто, Кванто и Ингула фон Вымерау. Тем и внесут кинологи свою лепту в строительство Общеевропейского Дома - дадут ему общеевропейскую овчарку!

Прав ли г.Гаврилин в своем утверждении насчет преимуществ анатомического строения «немцев» с «низким задом», каковое строение «обеспечивает эффективную продуктивную рысь»? Почти. Только в данную формулировку требуется внести некоторые коррективы. Мне уже приходилось писать об этом в одной из работ3, но поскольку Валерий Анатольевич вряд ли ее читал, придется вкратце повторить некоторые выводы из анализа движений немецких овчарок.

Во-первых, насчет эффективности и продуктивности рыси. Если г.Гаврилин внимательно посмотрит на рис.10 («Немецкая овчарка на рыси»), помещенный в его книжке, то увидит, что плюсна собаки при таком беге практически ложится на землю. Уверяю, что то же самое происходит и с пястью. Овчарке, пытающейся бежать указанным способом не по выставочному рингу, а по неровному жесткому грунту (даже пусть и не по камням, а по мерзлой пашне или по лесу, где валяется достаточно много хвороста и сосновых шишек), скоро станет очень больно и, конечно, уже совсем не до того, чтобы удовлетворять своими движениями эстетические запросы своего хозяина. И тогда она или совсем некрасиво засеменит, или галопцем кое-как потрюхает. Возникает закономерный вопрос: на кой черт ей в жизни нужна такая размашистая рысь? Может быть, кто-нибудь рискнет сказать, что для работы по следу? Чушь собачья. На спортивных соревнованиях и испытаниях овчарка работает на много более медленном ходу, а в практической работе ей такой аллюр тоже абсолютно не нужен, потому что в любом случае, на любом грунте ноги должны собаке помогать, а не мешать передвигаться.

Во-вторых, характерной особенностью данного стиля рыси является почти полное отсутствие стадии подвисания, что уже само по себе говорит о совершенно недостаточной экономичности бега, его энергозатратности.

В-третьих, и это крайне важно, именно особенности сложения «выставочников» определяют предрасположенность к развитию у них дисплазии тазобедренного сустава, вне зависимости от того, имеют предки обследуемой собаки признаки дисплазии или нет. Относительно короткие задние ноги с выраженными углами сочленений, обусловленная этим диспропорциональная высокопередость определяют аномально низкое направление посыльного движения. Аномальное, потому что спина горбатая и таз очень сильно наклонен к горизонтали; из-за этого головка бедренной кости давит на вертлужную ямку в мелком месте, где к тому же плохо развита хрящевая суставная губа. Фактически получается, что растущая собака, костяк и хрящи которой еще не окрепли, сама при беге разбивает себе суставы. Тем и объясняется известный парадокс: в таких породах щенки, растущие с крайне ограниченными физическими нагрузками, в итоге оказываются заметно менее подверженными дисплазии, чем их однопометники, развивающиеся в нормальных условиях. А насколько поражено дисплазией поголовье выставочных «немцев», несмотря на практикующееся уже немало лет использование в разведении по первому отборному классу только здоровых собак, говорят сухие цифры. Совсем свежих данных у меня нет, но вот - некоторые сведения по наследственности очень известных производителей, взятые из датского журнала «Шэферхунден» № 10 за 1997 год.
Кличка Результаты обследования потомков Всего
A1 A2 B1 B2 C1 C2 D1 D2 E1 E2
Аполл ф. Лаахер-Хаус, SZ 1780076
1 20 18 18 8 1 4 1 2 1 74
Эрос ф.д. Луизенштрассе, SZ 1823810
0 4 17 8 4 3 3 2 1 0 42
Фолемаркенс Аррас, 24073/ 90
1 17 24 12 6 0 5 2 6 0 73
Лассо ф. Нойен Берг, SZ 1820256
0 2 0 4 0 2 6 3 1 0 18

Таким образом, у Аполла выявлено было 23% больных потомков, у Эроса - 31%, у Арраса - 26%, а у Лассо, ставшего вскоре чемпионом мира, - 66,6%! Никому не кажется, что разведение собак, в таком количестве заведомо обреченных на страдания, является по сути своей жестоким варварством, а? Между прочим, в ГДР, даже в 1986 году, когда начавшееся племенное использование «эфэргэшников» уже малость подпортило общую картину наследственности, процент свободных от дисплазии овчарок («а») в среднем составлял 94,4. И настолько неблагополучные по дисплазии кобели, как Аполл или Лассо, во времена Герхарда Маркса были бы вышвырнуты из разведения без всякого промедления.

Но если кто-то думает, что плата за «низкий зад» и прочие прелести «высокой экстерьерной моды» исчерпывается только перечисленным выше, то он недооценивает тротиловый эквивалент «выставочного» разведения. Недаром говорят, что красота - это страшная сила. Еще какая страшная!

Из-за специфической приспособленности к бегу рысью и связанной с этим неравномерности разгибания суставов, «выставочники» в большинстве своем утратили способность к развитию быстрого посыла, поскольку таковой посыл осуществляется за счет одновременного автоматического разгибания углов задней конечности. А у них углы разгибаются не одновременно, а последовательно. Кроме того, на галопе эти собаки не могут нормально прогибать спину и поясницу, так чтобы плоскость таза оказывалась под отрицательным углом к горизонтали. Оттого мышцы задних ног работают в невыгодном режиме, скорость бега галопом очень низкая, а выносливость также оставляет желать много лучшего. У таких овчарок обычны недостаточная сила отталкивания и нарушенная координация работы конечностей при вертикальном прыжке. (Кстати, сам же г.Гаврилин на стр.70 отмечает: «Частый недостаток у овчарок - слабые мышцы-разгибатели задних конечностей, что приводит к слабому толчку и, следовательно, к укороченному шагу». Однако увязать вместе слабость мышц и формы сложения он без посторонней помощи ну никак не может!). По-видимому, с особенностями развития спины и поясницы связаны и нередко замечаемые, при выполнении резких поворотов на бегу, случаи явной утраты ловкости и гибкости.

0

19

И что в итоге получается? Что пластающаяся рысь, нужная только в выставочном ринге, оказывается для кого-то в конечном счете важнее, чем в той или иной степени потерянные функциональные качества и здоровье. А не слишком ли велика цена, в которую немецким овчаркам и людям, покупающим овчарок, обходится извращенно понимаемая экспертами и заводчиками красота телосложения и движений?

Вот еще одно, на первый взгляд бесспорное, утверждение г.Гаврилина. «Почти все зрелые собаководы, занимающиеся сейчас в России немецкими овчарками, - бывшие владельцы «восточников», не понаслышке знающие достоинства и недостатки обеих пород. Все они очень любили своих первых собак, но свой выбор сделали осознанно и необратимо. С «немцев» на «восточников» не перешел никто». А известно ли уважаемому Валерию Анатольевичу, сколько куда как более уважаемых - и по заслугам! - людей прекратили заниматься немецкими овчарками, когда «гэдээровское» поголовье сменилось на «эфэргэшников»? Прекратили заниматься не почему-нибудь, а потому что разглядели в «выставочниках» новых «восточников». Мелкие отличия внешнего порядка им глаза не застили. И перешли на амстаффов (у них характеры роднее!), на мелких «декоратов» (маленькое животное на диване удобнее большого: проку столько же, зато хлопот меньше!), а более всего - на «азиатов» (пока еще не испорченная выставками порода, и мозгов хватает - как у былых «немцев», если не лучше!).

Ошибается наш автор и еще кое в чем. Так, вполне независимые кинологические организации существовали в СССР и до перестройки. И как тогда не было единых нормативных документов по работе с породой, так их нету и сейчас - в каждой организации они свои. И почему бы ради единения нормативной базы, коли вопрос этот настолько принципиален для президента РКНО, не войти ему вместе со своим клубом, например, в РКФ? Или хотя бы принять в РКНО вместо своих - нормативы РКФ? Не хочется? Даже ради светлой идеи? Ну, Валерий Анатольевич, тогда либо признайте свою позицию по данному вопросу лицемерной, либо попытайтесь понять, что и в ту пору точно так же многим клубам (а особенно - руководителям клубов) не хотелось по доброй воле терять своей независимости.

Затем г.Гаврилин укоряет прежние, «до-РКНОшные», кинологические организации в совершенной их бесконтрольности, часто неквалифицированности, и еще в том, что «достаточно большая часть собак не соответствовала тем данным, которые были записаны в их родословных». Но простите, Валерий Анатольевич, кем же должна контролироваться независимая кинологическая организация? Вот Ваш РКНО кто, например, контролирует? А насчет уровня квалификации - давайте, не будем. Здесь все зависит от выбранной точки отсчета. Вы уверены в том, что Ваш выбор непогрешим, как ленинский путь?! Ну и радуйтесь себе потихоньку. Я тоже потихоньку порадуюсь хотя бы тому, что Вы избрали еще не самый, насколько мне кажется, вредный и опасный для природы и человеческой морали способ обеспечения своего существования. Хотя собачек, конечно, жалко... Что же касается несоответствия родословных документов истинному происхождению собак, то кому, как не Вам, знать о серии скандалов, приключившихся на цивилизованном и добропорядочном Западе, когда некое количество немецких овчарок из достаточно известных питомников было подвергнуто генетическому анализу? И я, твердо веря в человеческую слабость и подлость, нисколько не сомневаюсь, что если разведение собак носит коммерческий характер, а средств контроля за порядочностью заводчиков, подобных генетическому анализу, не имеется, то подлоги будут регулярными и, с торгашеской точки зрения, вполне оправданными. И, кстати, касаясь упомянутых скандалов: они, на мой предвзятый взгляд, - еще один сигнал о том, что не стоит нам, россиянам, ориентироваться на модель собаководства «а ля забугорье», пусть даже модель эта Вам лично, Валерий Анатольевич, очень сильно нравится.

На стр.11 г.Гаврилин настоятельно рекомендует «начинать отсчет планомерной профессиональной работы с породой» только с момента регистрации РКНО. Хорошо, хоть не отсчет нового летоисчисления! С коммунистическим размахом мыслит товарищ. Плевать, что в РКНО за почти шесть лет работы набралось едва полторы тысячи членов. Большевики, помнится, тоже с немногого начинали. А полторы тысячи членов - это, конечно, силища. Примерно как у довольно крупного областного клуба служебного собаководства ДОСААФ конца 70-х годов. Жаль, правда, что с памятью (или - с информированностью?) у г.Гаврилина не все в порядке. Не помнит он, что с 1974 по 1977 год планомерной профессиональной племенной работой с немецкими овчарками, под руководством Е.Я.Степанова и Е.Н.Орловской, была охвачена вся Украина. Не помнит он и про архангелогородскую секцию спортивного собаководства общества «Динамо», и про мощнейший в России центр разведения немецких овчарок - Татарский республиканский клуб ДОСААФ, и про многое еще другое. То ли не помнит, то ли слишком много о себе и своем РКНО мнит.

Наконец, добрались мы и до самой веселой главки под номером три, которая, как говорилось выше, носит наименование «Стандарт немецкой овчарки». Уж не знаю, с какого бодуна можно было так исказить при переводе немецкий текст, но, г.Гаврилин, если Вы при разведении овчарок руководствуетесь именно этим переводом, тогда понятно почему у Вас овчарки получаются такими... своеобразными, что ли. Я бы не советовал Вам в дальнейшем понимать данный перевод настолько буквально.

Цитирую. «Кость узкая, сложение плотное, соотношение роста к длине и расположение конечностей (угол) обеспечивают возможность длительного бега на большие дистанции. От погодных влияний собаку защищает шерстное покрытие». Судя по всему, понимать это следует так. Кость у овчарки настолько узка, что, во избежание падения, ноги она вынуждена ставить углом, подобно циркулю. Быстро бегать она, соответственно, не умеет, потому на большую дистанцию тратит очень много времени. А чтобы собачка не промокла под дождем или не замерзла на ветру, ее накрывают верблюжьим одеялом или войлочной попонкой.

«Только опытный специалист может определить наличие качеств, которые должны быть присущи немецкой овчарке. Поэтому следует привлекать только судей-специалистов по породе для проверки итогов дрессировки собак, включая реакцию на выстрел, оценки собаки с точки зрения породы и для получения свидетельства об обучении».

Стало быть, если судить по рабочим качествам, то без микроскопа и не поймешь, то ли это собака «с Рогожской заставы», то ли «с Подзаборья». Чтобы увидеть столь незначительную разницу, мало оценивать овчарку с точки зрения специалиста, но надо самому принадлежать к породе «специалистов по породе». А держат таких собак люди с настолько низким коэффициентом интеллектуального развития, что без помощи «породистого породного специалиста» они не в состоянии даже получить бумажку, свидетельствующую о результатах обучения (или о том, что «курс прослушан»?).

«Немецкая овчарка передвигается рысью. Таким образом, ее конечности движутся в диагональной последовательности, то есть она все время ставит переднюю ногу в противоположном направлении по отношению к задней».

А я-то все никак не мог сообразить, почему «выставочники» то и дело убегают от фигурантов! Все, оказывается, объясняется предельно просто. Передними ногами собака по команде «Фас!» честно бежит к злому дядьке, а задними-то - в противоположном направлении! А поскольку задние конечности как-никак сильнее передних, то и выходит совершенная несуразица, из-за которой у дилетантов создается полное впечатление, будто героическая по натуре собака кого-то там боится.

«Любая склонность к смещению задней ноги снижает крепость и выносливость».

То-то и оно, что пока «выставочник» стоит неподвижно, он кажется крепким и выносливым. Стоит, однако, ему шевельнуть задней конечностью - ан вовсе и не такой крепкий. А уж коли побежит, так дохлятина дохлятиной, и как только ноги еще волочить силы находит! Но автор книги настаивает на своем: так, мол, и должно быть, и никакие это не последствия церебрального паралича, а «превосходный опорно-двигательный аппарат, который, не поднимая животное высоко над землей, создает впечатление его движения, лишенного малейшего усилия». Истинная правда в словах его: впечатление есть, а движения нет. Вот уж действительно не понять, то ли бессильная скотинка сама по себе «плетется рысью как-нибудь», то ли ее сквозняком с ног сдувает!

И еще одна смешная фраза. О том, как чутье овчарки дает ей возможность «спокойно и надежно изучать след». Так и видится картина: собака уткнулась носом в отпечаток чьей-то ноги, постояла минуту-другую, а потом доложилась: мол, хоть след и не проработан, зато изучен досконально.

А какая требуется этим стандартом голова - трудно даже себе вообразить! Нет, кое-что, конечно, можно: например, легкую голову и уши «вертолетиком» («общий вид легкий, ширина между ушами значительная»). Хотя, помнится, такие стати никем до г.Гаврилина не признавались достоинством у немецкой овчарки, а как раз даже строго наоборот - браковались. Или, скажем, «скулы закругленные и не выступают вперед». Попробуйте интереса ради найти собаку, у которой это не так. Но вот следующее высказывание наводит на глубокие размышления. «Верхняя часть головы (длиной около 50 процентов от общей длины головы) при взгляде сверху располагается от ушей до кончика носа, постепенно равномерно сужаясь, со скошенным, не сильно выраженным переходом ото лба к морде, переходя, опять же при взгляде сверху, в клиновидную, длинную, сухую морду (верхняя и нижняя челюсти хорошо развиты)». И как только не пробовал я крутить сие словесное нагромождение, но хоть лопни, хоть тресни, а все выходило, что мочка носа у настоящей немецкой овчарки должна сидеть где-то промеж глаз, прямо как у пекинеса. А морда - во всю длину - впереди нее! Далее выясняется, что «челюсть должна быть здоровой, крепкой и полной (42 зуба: 30 - в верхней и 22 в нижней челюсти)». Неужели на биофаке совершенно пренебрегают точными науками? Подумайте как следует, Валерий Анатольевич, не пора ли Вам во второй раз во второй класс? И насчет описания челюсти. Полным бывает комплект зубов. Еще женщина бывает полной, если ее не хотят впрямую назвать толстой. Представить же себе полной челюсть у меня не хватает воображения. Что же она, слоем сала покрыта, что ли?

К тому же «челюсти должны быть хорошо развиты, чтобы зубы могли покоиться глубоко в лунках». Точно ли зубы, а не их корни? А то эксперты все ищут какую-то неполнозубость. А никакой неполнозубости и в помине нету. На самом деле зубы-то есть, только очень глубоко спрятаны.

Перейдем-ка мы к рассмотрению туловища. И вот что преподносит нам г.Гаврилин, говоря о ребрах: «они доходят до грудины, находящейся на уровне локтевых суставов». О ложных ребрах, которые до грудины не доходят, вообще нет никакого упоминания. Что касается грудины, то она, да будет это известно каждому биологу, образуется за счет срастания соединений вентральных реберных окончаний. То есть стернальные (истинные) ребра у млекопитающих не могут не доходить до грудины, поскольку сами участвуют в ее построении. Если же фразу г.Гаврилина мы рассмотрим как определение желательного породного признака (а для чего еще, спрашивается, в стандарте породы указывать признаки, общие для всего класса млекопитающих?), то мы придем к гораздо более интересному выводу. Дело в том, что из всех наземных позвоночных грудина развивается независимо от ребер только у ... амфибий! Вы что, Валерий Анатольевич, на досуге генной инженерией развлекаетесь? Простите мое любопытство, но от каких, извините за выражение, жаб в этом случае повели свой род Ваши, еще раз извините, овчарки? Или же Вы, блюдя традиции отечественной школы экспериментальной генетики и голливудских триллеров, решили подзаняться мутагенезом в домашних условиях?

Похоже, что последнее предположение ближе к истине. Иначе как объяснить появление на свет мутантов, у которых грудная клетка настолько выпуклая, что «обуславливает затруднения и вывих локтевых суставов», и других, у которых, напротив, «слишком плоская грудная клетка приводит ко втянутым локтевым суставам» ? Осталось получить собак с такими грудными клетками, которые при вдохе раздувались бы по горизонтали до размеров крупного палтуса, но при выдохе схлопывались до ширины позвоночника. Тогда Гарри Гудини и индийские йоги будут посрамлены. Они-то, дураки, годами и десятилетиями растягивали свои связки, чтобы добиться произвольного выворачивания суставов и способности протискиваться в узкие отверстия. А надо было дыхалку развивать! Или попасть в руки Валерию Анатольевичу. Уж он бы их изуродовал не хуже, чем овчарок! Причудливость и разнообразие химерических форм, которые способна изобрести его фантазия, потрясают до глубины души. Так, продолжая измываться над стандартом, г.Гаврилин расположил без того многострадальную грудную клетку «довольно далеко сзади, таким образом, что поясница получается относительно короткой». Где - сзади? За крупом? Или между крупом и поясницей? Нет, скорее всего - по обе стороны от поясницы. Потому как он утверждает, что спина включает в себя поясницу! Долго мне пришлось напрягать корковые и подкорковые структуры, пока не постиг я невероятной глубины творческого гения Валерия Анатольевича: облечь весь корпус овчарки по периметру крепкими ребрами, а затем под локтями пару-тройку этих ребер и выломать напрочь. Тогда и поясница как раз где-то посередке образуется, и будет куда овчарке в фазе уплощения локти втягивать. Вы еще не сообразили в чем дело, господа читатели? Перед вами же разворачивается во всей красе эволюционный переход от лягушки к черепахе! Браво, браво, г.биолог! Добейтесь своего, и я первым побегу собирать подписи у населения за переименование Дарвиновского музея в Гаврилинский.

Не менее отличился Валерий Анатольевич и на поприще борьбы с дисплазией тазобедренного сустава. «Есть сустав - есть проблема, нету сустава - нету проблемы», - именно так интерпретировав известный лозунг времен диктатуры пролетариата, он создал единую и неделимую «тазобедренную кость». Присуждают ли Нобелевскую премию в области ветеринарии? Кажется, нет. А жаль...

Правда, тут еще одну задачку нашему зоотехнику-модернисту разрешить придется. Задачку, возникшую из-за ограничений длины хвоста, налагаемых его собственным вариантом стандарта: де, «при минимальной длине он должен достигать коленного сустава, при максимальной - не быть больше расстояния, заходящего за середину плюсны». Что-то не шибко соответствуют Ваши, Валерий Анатольевич, собачки своими хвостами Вашему же стандарту. Не пора ли им того, почекрыжить лишнее-то, ась? И еще такой парадокс объясните мне, пожалуйста. Из Ваших слов «наклон не должен превышать вертикали» можно заключить, что если уж не науке, то, по крайней мере, Вам известны случаи, когда вертикаль (воображаемую бесконечную линию, соответствующую отвесному направлению) превысить удавалось. Пожалуй, это покруче геометрии Лобачевского. Вы готовы привести конкретные примеры, чтобы никто не посмел обвинить Вас в голословности? Ну да Вы умеете выворачиваться, что-нибудь придумаете в оправдание, не сомневаюсь. Как придумали с задними конечностями...

Помните про «тазобедренную кость»? Хоть и восхищался я изяществом конструкции, но все-таки немного про себя недоумевал: ладно, с дисплазией разобрались радикально, однако каким таким манером псинка без тазобедренных суставов бегать-то будет? Оказалось, будет. Правда, несколько необычно. Потому как задние конечности у «гаврилинецкой овчарки» и во всем остальном тоже не вполне обычные.

«Голень при взгляде сбоку косо примыкает к несколько более длинной нижней части бедра под углом около 120 (...) Голень мощная и образует с нижней частью бедра крепкий сустав. Задняя нога, таким образом, является мощной и мускулистой, чтобы обеспечивать свободное передвижение тела собаки при ее движении вперед». Обратите внимание, голень примыкает не к бедру, а только к нижней его части, с которой и образует крепкий сустав под строго фиксированным углом. Непонятно, правда, одно: нижняя часть длиннее чего? Верхней части или голени? Длиннее голени быть она не может, поскольку общая длина бедра у псовых обычно лишь незначительно отличается от длины голени. Значит, нижняя часть бедра длиннее верхней. Но как же ее длину замерить, если только... Если только эти части напрочь не отделены друг от друга! Эврика! Так вот где собака зарыта! Теперь все довольно просто логически объясняется. Отделенные друг от друга верхняя и нижняя части бедра (что-то типа несросшегося перелома) соединяются между собой ложным суставом, который своей подвижностью компенсирует утраченный тазобедренный. Коленный сустав неподвижен (фиксированный угол 120(), но зато подвижен скакательный. Получается, что овчарка «по-гаврилински» обладает двухзвенной задней конечностью, обращенной сгибом назад! Я не поленился перелистать монографию А.Н.Кузнецова «Планы строения конечностей и эволюция бега у тетрапод», где и отыскал необходимые для понимания изобретенной г.Гаврилиным «биомеханической модели» сведения. И все стало на свои места. Действительно, таковое строение задней конечности энергетически выгодно только для проталкивания тела вперед, что, собственно, Валерий Анатольевич честно и указал в стандарте. Поэтому не стоит более удивляться неуклюжести «выставочников» при поворотах и перемещениях вбок. Двухзвенными конечностями обладают хвостатые амфибии, ящерицы, гаттерия и однопроходные млекопитающие (утконосы, ехидны). Потому я заблуждался, предположительно возводя родословное древо «немцев» г.Гаврилина к жабам. Точнее, конечно же, было бы - к тритонам. Но и эта версия отпала, когда я прочел в указанной монографии следующее. «Проехидна при ходьбе очень сильно горбится. Такое впечатление, что, решив двинуться с места, она сперва, так сказать, догоняет задними конечностями передние, по мере чего выгиб спины становится круче». Знакомая картина, не правда ли? Сколько таких «проехидн» в рингах нынче бегает - не перечесть. И вот очень многое проясняющий в их экстерьере момент. «...Выгнутая спина действует как арка, или свод. При прямой спине баланс в сагиттальной проекции требует дифференцированного мышечного контроля каждого сустава позвоночника (...), а для спины-арки достаточно лишь прямой мышцы живота, натянутой между ее концами. При этом, чем круче свод, тем меньше нагружена стягивающая его мышца. Отсюда понятно стремление проехидны сгорбиться при ходьбе». Так вот почему у «выставочников» малоподвижная спина, вот почему на галопе она не работает! Спасибо Вам, Валерий Анатольевич, за науку. Гран, как говорится, мерси!

Однако ж, что же это за непостижимое существо такое, овчарка, если она способна объединить в себе, пусть и по воле человека, признаки разных отрядов и классов? И что же это за человек такой, если способен он так бедную животинку изуродовать? Да, чувствуется в нем настоящая советская закалка. Для кого-то природа храм, а для кого-то - экспериментальный полигон. Простите, Валерий Анатольевич, а Вы никогда не пробовали сибирские реки поворачивать?

Жаль, не дожили до наших дней Босх, Пикассо, или, на худой конец, Сальвадор Дали, не попал к ним в руки сей труд. Уж хоть кто-нибудь из них не преминул бы написать портрет в полный рост твари, соответствующей данному стандарту. И назвал бы свое произведение не иначе как «Ночной кошмар, навеянный прочтением книги В.А.Гаврилина». Я, конечно, не претендую на звание живописца, но не вытерпел, позволил себе набросать эскизик на эту тему. Получилось или нет - не судите строго. Как сумел, так и нарисовал. Раскрашивать, правда, не решился.

Не смог выбрать самый подходящий окрас. Мне больше всего понравился «черный с регулярным коричневым, желтым до светло-серого подпалом». «Регулярный» в русском языке означает «равномерно и вполне правильно происходящий». Такая правильная периодичность в данном случае должна быть связана не иначе как с жизненными циклами животного. Например, с циклом пищеварения. Цвет, опять же, совпадает. Но собак, регулярно ухитряющихся вымазываться в продукте своей жизнедеятельности, мне никогда держать не приходилось. Не было у меня, видать, настоящих немецких овчарок. И теперь понятно почему «очень многие любители немецких овчарок предпочитают их содержать не в доме, а на улице в вольере». И понятно почему овчарки бывают такими вонючими (см. начало «Ликбеза»).

И все-таки нет, братцы, все-таки что-то не вытанцовывается с окрасом у черных и нечерных овчарок, не склеивается как-то. Попробуйте-ка сами разобраться в хитросплетениях гаврилинской цветовой гаммы, может что и получится. Вот вам цитата в расширенном виде.

«Черный с регулярным коричневым, желтым до светло-серого подпалом, а также с черным чепраком, с темным налетом (черный налет на сером или светло-коричневом фоне). Черный, однотонный серый или со светлыми или коричневыми отметинами допускаются, но нежелательны. (...) Шерсть и подшерсток, кроме черных собак, имеют слегка сероватую окраску».

Одно неразрешимое противоречие накладывается на другое. Выходит, что все собаки, кроме черных, серые. Но при этом ни серые, ни черные не желательны. Черные в то же время не вполне черные, ибо могут быть с черным чепраком (ах какое черное на черном!) и даже с темным налетом. Но в последнем случае они, правда, уже не черные, а ... Тьфу, черт! Чтобы понять эту шараду, надо быть либо гением, либо психиатром!

Перечитал я еще раз гаврилинский вариант немецкого стандарта, и вспомнились строки, написанные лет семьдесят назад одним забытым ныне поэтом. «Немало чудищ создала природа,/ Немало гадов породил хаос./ Но нет на свете мерзостней урода,/ Нет гада хуже, чем домашний пес». А разве ж собака в этом виновата? Ее такой, сами видите, человек сделал!

Немножко хотелось бы сказать о языкознании. Когда о разновидности шерстного покрова немецкой овчарки наш уважаемый автор пишет «длинно-жесткошерстная», это значит, что он ошибочно переводит слово «лангштокхаариг». Правильный смысловой перевод - «длинно-твердошерстная». Нашему уважаемому «немчатнику» такие-то азы следовало давно выучить. И не знаю, где уж г.Гаврилин нашел Всемирную кинологическую федерацию (Международную знаю, а о Всемирной - нет, не слышал), но он пишет, что этот самый, им состряпанный, стандарт ею утвержден. Может быть и правда. Не могу же я допустить, что высокоуважаемый Валерий Анатольевич унизился до лжи!

Много, много еще чего найдется в главе 3, связанного с незнанием не только немецкого, но и русского языка, да не станем на этом задерживаться, пойдем дальше.

В главе 4 («Родословные»)также нашлось кое-что достойное внимания «Ликбеза». Например, вот как говорится о записях в родословной. «Здесь можно прочитать о достоинствах и недостатках родителей и предков щенка, их взаимосвязь». Значит, не всегда у овчарок РКНО родители являются предками своих потомков? Бывают и «усыновителями»? Представляю себе запись такого рода: «Истинный «немец», характер нордический, строгий. Во взаимосвязях, порочащих племенную работу РКНО, не замечен». А чего же кто-то, помнится, шибко возмущался по поводу случаев подложной информации о происхождении? Однако не хотелось бы цепляться ко всем подряд неточностям, преувеличениям и «очепяткам», хотя таковые попадаются, и порой очень забавные («Квандо родила Целло и Энцо ф.д.Ромерау»; если вспомнить, что Квандо - особь мужского пола, то сразу приходят на ум параллели из библейских текстов), тем более не хочется повторяться, когда автор касается одной и той же темы в разных главах. Но вот о дрессировке и о случаях, когда г.Гаврилин сам себе противоречит, либо ненароком проговаривается, не упомянуть не могу. Сначала о дрессировке. Если уважаемый Валерий Анатольевич вполне серьезно считает, будто «диплом по тестовой дрессировке гарантирует, что нужные задатки у собаки имеются, что ее можно обучить реальной следовой работе или защитной службе», и к таковой дрессировке он относит IPO, SchH и подготовку к прохождению отбора, а также полагает, что опытный дрессировщик не в состоянии приучить трусливую собаку спокойно относиться к выстрелам, то значит сам он дрессировку знает на весьма поверхностном, дилетантском уровне. На самом деле обучить выполнению этих нормативов нельзя только тех редких дебилов, упоминаемых г.Гаврилиным, которым и ОКД с ЗКС непосильны. С остальными - никаких проблем. Были бы время да желание, да мозги у дрессировщика. Конечно, жалко бывает тратить силы на плохую от рождения собаку, но если хозяину очень того хочется, можно подготовить и Карли ф.Арминиус, и даже кого похуже, - я Вас, г.Гаврилин, уверяю. А очевидным подтверждением моему мнению о Ваших дрессировщицких способностях является Ваше изложение бихевиористской теории. Допускаю, что для дилетантов эта теория и явилась откровением, но никак не для профессионалов, по-настоящему знающих свое дело. Карен Прайор не открыла нам Америки, а просто связно изложила и назвала поименно те правила, кои и без нее были прекрасно известны действительно хорошим дрессировщикам собак, в том числе и в России. Причем далеко не все правила, поскольку она, Прайор, сама себя принципиально ограничила в выборе методов воздействия, в отличие от «собачников», для которых все методы хороши, если только эффективны. А ограниченность и глупость недаром в русском языке являются синонимами. Вот пример. Прайор рассказывает:

«Однажды у меня была кошка, у которой появилась привычка прокрадываться по ночам в кухню и мочиться на конфорку плиты. Запах, когда на следующий день вы, ничего не подозревая, включали одну из этих конфорок, был совершенно невыносимым. Кошка могла свободно выходить на улицу, я никогда не поймала ее на месте преступления, а если конфорки закрывались, она мочилась на то, чем они были закрыты. Я не могла понять побуждающих ее причин, и в конце концов ее пришлось усыпить».

Что, она грохнула кошку от большого ума? Нормальный дрессировщик, подумавши, поставил бы вокруг конфорки десяток мышеловок-капканчиков с ослабленной пружиной, только и всего-то. После первого же попадания в ловушку эта кошка не то что плиту стороной бы обходила, она, наверное, и на кухню надолго дорогу бы забыла. Больно? Конечно, больно. Негуманно? Да как сказать. Кошка-то живой бы осталась! А добрые люди, отрицающие возможность применения насилия, ее взяли и прикончили. Вот каким боком слащавый гуманизм порой оборачивается. Во всем блеске своей смертоносной принципиальности! Потому, г.Гаврилин, о скиннеровских методах лучше помалкивайте. Помните народную мудрость: «Молчи - за умного сойдешь!». И еще запомните: бихевиоризм бихевиоризмом - когда сработает, а когда и нет, а парфорсная дрессировка на то и нужна, чтобы все и всегда надежно получалось! Вы же, Валерий Анатольевич, пока не видите большой разницы между научением и дрессировкой. Научение - это объяснение собаке, чего от нее хочет дрессировщик. При правильном подходе суть любого простого приема собаке со средними способностями становится понятной ну максимум минут за пятнадцать. Используя мягкие способы научения (положительные подкрепления, игру, вкусопоощрение), можно добиться того, что собака станет выполнять эти приемы по сигналам дрессировщика в стандартных условиях. Но далеко не всегда стабильно. А дрессировка кроме научения включает в себя обязательность, т.е. дисциплину, чего добиться гораздо труднее, нежели простого понимания. Извините, что я вынужден растолковывать Вам - исключительно, полагаю, по недоразумению считающему себя дрессировщиком - прописные истины, но, учитывая выявленный Вашей книжкой действительный уровень Ваших знаний, - приходится! Если Вы писать, пусть несвязно, через пень колоду, однако все-таки научились, то читать-то Вы уж точно умеете? Вот и почитайте о дрессировке что-нибудь полезное. По площадкам дрессировочным походите, присмотритесь, поспрашивайте. Только не спешите со скороспелыми выводами! По крайней мере ближайшие лет пятнадцать-двадцать. А то вот поторопились, и с какого такого рожна вдруг взяли и ляпнули, будто об условном подкреплении у нас никто ничего никогда не знал? Здрасьте, пожалуйста: а на кой ляд инструкторы учили дрессировщиков использовать различные сигналы одобрения и неодобрения, разные тембры и тона команд и поощрений? Вот-вот, для этого самого, чтобы не только «постфактум», но и в процессе выполнения собакой каких-либо действий на нее влиять. Если Ваш личный теоретический багаж советских времен заключается в опыте какой-то одной дрессировочной площадки и паре книжек издательства ДОСААФ, то это недостаточное основание считать, будто Россия - родина козлов. Классных дрессировщиков, как сейчас, так и тогда, у нас водилось не слишком много. А напечатать что-либо хорошее по собаководству вообще было практически невозможно. И не только, как известно, по собаководству. Один существовал большой плюс в системе «недоразвитого» и, потом, «развитого» социализма: цензура костьми бы легла, но откровенной дури, типа Вашей книжки, либо бредятины г.Ерусалимского, она бы ни за что не пропустила!

И еще о трудах Прайор со товарищи. Когда, впервые на русском языке, еще не в виде книг, а в виде секретных материалов, добытых соответствующим путем, они попали в руки советской исследовательницы дельфинов, та, поначалу донельзя обрадованная, довольно скоро остудила свой энтузиазм, поскольку все, что разработали в методической области американские дрессировщики боевых дельфинов, к тому времени давно разработали и наши. Только терминологию использовали иную, более традиционную. Но ведь не в названиях суть.

Хотелось бы, кстати, проиллюстрировать простым примером итоговое качество обучения «выставочников» и, вместе с тем, качество методики игровой дрессировки, на которой эти «выставочники», если не все, то через одного, и подготавливаются к испытаниям. Достаточно просмотреть видеозапись любой тестовой проверки «суперотличников» на выставке «ферайновского» или всемирного масштаба, когда собаки подвергаются якобы неожиданному нападению, чтобы убедиться в том, что большая часть их весьма слабоуправляема, несмотря на наличие «шутцхундовских» дипломов третьей (высшей!) ступени. И навыки «защиты» у многих собак сделаны на развитии апортировочного, а не оборонительного поведения. И стеком фигурант их не бьет, а гладит, да и то не всех. И подставляет рукав под укус как можно удобней. Но тем не менее, даже и при всем том, среди «отборников» всегда отыскиваются собаки, чья храбрость вполне заслуживает критики. Ну и велика ли цена дипломам, которые они имеют, а вместе с дипломами, следовательно, и нормативам? Хотя, возможно, Вам и такой уровень работы кажется чудом дрессировки. А, собственно, чего и ждать от человека, который к числу методов обучения относит физический тренинг немецкой овчарки в процессе подготовки ее к выставке (стр.70)? Вообще-то нельзя считать г.Гаврилина абсолютно равнодушным по отношению к вопросу рабочих качеств. Он вполне трезво соображает, что «если в нашей стране будет развиваться разведение овчарок только шоу-направления, спрос на породу упадет, так как для большинства любителей собака нужна не для участия в выставках, а как друг и защитник». Действительно, коли исчезнет служебная репутация овчарки, то поди попробуй потом выдать свинью за бобра - впарить покупателю щенка от «выставочников» под видом будущей рабочей собаки! И, наверное, в целях сохранения в породе каких-никаких рабочих качеств, РКНО, озабоченный проблемой сбыта своей «продукции», должен бы требовать поголовного обязательного тестирования и сдачи испытаний всеми племенными собаками. Однако же, как выясняется из книжки, из главы 16, для включения овчарки в «отборочный класс 2» (интересно, почему «отборочный», а не «отборный»?), диплом по дрессировке ей вовсе не нужен. Укусила кое-как фигуранта за рукав при «проверке на мужество и волю к борьбе», того и достаточно.

- Вот те раз! - воскликнет читатель. - Но как же «желание работать, чутье, работоспособность, пластичность», которые якобы так волнуют г.Гаврилина и Ко?

Неужели г.читатель безмерно удивлен несовпадением декларируемых принципов и реально действующих правил? Ну, значит, сейчас он удивится еще больше! «Немецкая овчарка проверенного происхождения может быть допущена к племенному использованию и без получения отборочного класса 1 или 2. Такое решение имеет право принять только мастер по отбору (для собак своего отборочного округа) или член Племенного совета РКНО (для своих собак)». Вот те два, дорогой читатель! Этим замечательным правилом верхушка РКНО совершенно развязывает себе руки в вопросах допуска своих собак к разведению. Ограничения ничтожны, ибо «не получают допуска к разведению собаки:
- сомнительного происхождения;
- со слабо выраженными признаками породы;
- нежелательного типа;
- с тяжелой формой дисплазии;
- с уродствами развития».

То есть, как следует из данного правила, в РКНО вяжут не абсолютно все, что шевелится, а только «выставочников» собственного или заграничного разведения. И хотя прирожденные уроды в племенное использование не идут, но любым другим инвалидам, обладателям всевозможных пороков, трусам и недоумкам туда дорога открыта. Формально ни крипторхизм, ни отсутствие хоть десятка зубов, ни дефектный прикус, ни патологии поведения не являются препятствием для получения в рамках правил РКНО законного потомства. Правда, мне так и не удалось понять, какой же уровень породности г.Гаврилин и его соратники считают достаточным для производителя. Вроде бы как, с одной стороны, признаки породы должны быть выражены сильно. А с другой, если судить по «отборочному классу 1», в который только и «отбираются собаки, соответствующие стандарту породы», ясно, что для собак, допущенных в разведение условно, либо через «отборочный класс 2», никакого соответствия стандарту не требуется. Лишь бы принадлежали «своим» людям. Согласно приведенным г.Гаврилиным нормативам племенной работы РКНО, для включения овчарки в «отборочный класс 2» ее не обязательно и проверять на дисплазию. Поэтому слова насчет тяжелой формы дисплазии, которая якобы делает невозможным племенное использование, нужно рассматривать лишь с позиций акустики - как комбинацию колебаний воздуха. Даром, что ли, Валерий Анатольевич использовал столь изящную формулировку: «На третьей странице родословной имеется место для проставления штампа об обследовании на дисплазию тазобедренных суставов». Не «проставляется штамп», а, видите ли, «имеется место» для оного. И вроде как супротив дисплазии меры предпринимаются, и простора для любого маневра сколько угодно остается.

Вырастет, например, у кого-нибудь из функционеров РКНО собачка с подозрительными на сей предмет ногами, задумается ее хозяин о собачкиной племенной карьере и ни на какую рентгеноскопию будущую производительницу не поведет. Ведь без «отборочного класса 1», где проверка на дисплазию требуется, она как-нибудь перебьется, зато потомство гарантированно оставит, а значит и себя окупит, и навару хоть сколько-то да принесет. Знал бы я в свое время об этих правилах, не ломал бы понапрасну голову, дивясь на Ремо з Хемжалова млына: все не мог тогда понять, каким хитрым способом Валерий Анатольевич этакое чудо в перьях производителем сделал. Длинношерстный, боязливый, в сучьем типе, щуплый, да к тому же плюсны согнуты дугой - неужто такое можно разводить? Я еще, помню, не удержался, эпиграммку на эту парочку сочинил:

Глядя на Ремо - мохнатую загогулину,
От жалости зрители чуть не плачут.
Гаврилин, Вас опять обманули.
Овчарки выглядят совершенно иначе!

Ан, оказывается, ради денег и не такое еще можно запустить в тираж. Раз правилами произвол дозволяется - значит, можно! Злые языки рассказывают, что долгонько г.Гаврилин ждал, когда же, наконец, Ремо «перелиняет», покроется нормальной шерстью. Ну и что с того, что не дождался...

А стать «своим» в РКНО несложно. Объясняю как. Нужен только первоначальный капитал, чтобы купить в Германии пару-тройку взрослых овчарок «желательного типа». Имея диплом по дрессировке (пусть даже купленный - никто здесь его сомнению не подвергнет) и отметку «а» по дисплазии (тоже сойдет и липовая), они безоговорочно войдут в «отборочный класс 1» после первой же выставки. Затем потребуется их интенсивно поэксплуатировать на ниве воспроизводства. В любом случае полученное потомство не окажется ниже среднего экстерьерного уровня в поголовье РКНО. Почему ниже не окажется - поговорим попозже. Через год-два потребуется собрать подросший молодняк и всем скопом представить на «Главной национальной выставке («Кубок России»)», либо на «Чемпионате мира своего разведения». (Не знаю, правда, что это за чемпионат такой. Честно признаюсь, никогда о нем прежде не слышал. Но, похоже, я не зря упоминал про «чемпионов мира и окрестностей». И у меня есть для г.президента, в связи с этим, пара эксклюзивных предложений, а именно: не пора ли ежеквартально проводить в РКНО Генеральную интернациональную выставку - «Межконтинентальный кубок нашего двора», а каждую неделю, по выходным дням - Чемпионат Вселенной для собственных собак В.А.Гаврилина?). Из полутора-то десятков показанных на выставке подростков и юниоров, тем более, если они получены от подборов, рекомендованных президентом клуба, уж по крайней мере три несомненно заслужат в ринге максимальные оценки. И на основании этого результата заводчик автоматически становится членом Племенного совета, обретая тем самым право в течение года беспрепятственно вязать собак, не прошедших отбор. Это ж, братцы мои, не клуб, а разлюли-малина для деляг и торгашей от собаководства! Вот скажите, пожалуйста, как следует понимать в свете вышеизложенного такую фразу г.Гаврилина. «Отбор отсеивает не только неплеменных собак, но и собак, принадлежащих любителям-новичкам, потому что те не могут их правильно вырастить, выдрессировать и выполнить другие условия допуска в разведение». Совершенно верно, эту фразу следует расценивать как на редкость откровенное признание о способах, используемых верхушкой РКНО в борьбе с конкурентами внутри самого РКНО. Политика двойных стандартов в нашем мире не новость. Власти предержащие всегда могут отыскать зацепку для придирок. И если им выгодно, отыщут ее непременно. Точно так же, как при желании отыщут возможность для поблажек себе и «нужным» людям. В рамках закона или в рамках толкований закона - не суть важно. Важна действительная причина, а она одна: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Ну и напоследок пора чуть пристальнее взглянуть на процесс разведения «выставочников», в плане того, что это за занятие как таковое вообще и как оно выглядит в изложении г.Гаврилина в частности. Совсем нетрудно, наверное, догадаться, где тот путеводный маяк, держать курс на который представляется нашему автору единственно важной задачей, стоящей перед возглавляемой им организацией. Таким ориентиром для Валерия Анатольевича несомненно служит Германский Союз Немецкой Овчарки (он же SV, или «Ферайн»), а точнее - преуспевающие в шоу-разведении заводчики из этого Союза, ссылками на «поразительные успехи» которых доверху полна книжка г.Гаврилина. Но о некоторых издержках там тоже говорится. Однако наиболее интересными мне показались те моменты, когда все менее и менее уважаемый, по мере прочтения его произведения, Валерий Анатольевич волей-неволей вынужден говорить о германском «выставочном» разведении правду. Иногда напрямую, а иногда (чаще) отчетливо читаемую между строк.

Итак, в каком же состоянии, по словам нашего автора, находится современное германское шоу-поголовье овчарок? «Сейчас в мире наиболее известны три крупнейшие линии немецкой овчарки - Кванто ф.д.Винерау, Канто ф.д.Винерау и Муца ф.д.Пельтцтирфарм. Все эти линии реально не существуют в чистом виде. В родословной любой овчарки эти линии присутствуют в разных комбинациях. (...) Кванто ф.д.Винерау имеет два мощнейших ответвления - через Квандо ф.Арминиус и Урана ф.д.Вильдштайгер Ланд. (...) Квандо ф.Арминиус имел несколько сестер, которые стали выдающимися матками - матерями великих производителей других линий (Канто и Муца)». Уран ф.Вильдштайгер Ланд «имеет прямое продолжение только через своего внука Яго ф.Вильдштайгер Ланд и его сыновей Улька ф.Арлетт и Флика ф.Арлетт. Интересно, что мать Яго Квина ф.Арминиус является родной сестрой Квандо». «Самое мощное продолжение линии Канто ф.д.Винерау Федора ф.Арминиус идет через сына Федора и Квины ф.Арминиус - Марка ф.Хаус Бек». Целло ф.д.Ромерау (праправнук Муца) «дал целую плеяду прекрасных собак. Сам он происходил от сестры Квандо ф.Арминиус Кваны». «Поскольку в родословных всех овчарок встречаются одни и те же крови (обязательно будет Марк ф.Хаус Бек, Один Танненмайзе, Целло ф.д.Ромерау), характеристики собаки зависят не столько, от какой линии она происходит по прямой, сколько от концентрации тех или иных кровей». «Выдающаяся сука, предок практически всех ныне живущих немецких овчарок - Пальме ф.Вильдштайгер Ланд. Она является матерью Квандо, Квины и Кваны ф.Арминиус и Урана ф.Вильдштайгер Ланд». И так далее. Из чего следует, что шоу-поголовье представляет собой генотипически однородную, близко породненную массу собак, при разведении которых спонтанные множественные инбридинги на одних и тех же производителей становятся неизбежными. Это нам подтверждает и г.Гаврилин: «Около 95 процентов немецких собак инбредны (имеют общих предков у родителей в первых пяти коленах), лишь ничтожная часть аутбредна, да и то относительно - более отдаленный инбридинг при желании все равно отыщется». Такое положение дел сложилось вследствие многолетней практики преимущественного использования в разведении очень ограниченного количества кобелей-»отборников». Обусловлено это спецификой шоу-разведения, стремлением каждого заводчика получить в кратчайшие сроки выставочных чемпионов. Как совершенно справедливо пишет Валерий Анатольевич, «заводчики, произведя подбор пар, не думают о долгосрочных стратегических задачах по совершенствованию породы». Ну как с ним тут не согласиться! А инбредное поголовье, не имеющее нормальной генеалогической инфраструктуры (обособленных заводских линий и семейств), позволяющей поддерживать путем кроссирования достаточный уровень гетерозиготности у получаемого потомства, обречено на вырождение. Нарастающая инбредная депрессия в подобном случае обнаруживает себя не столько увеличением частоты появления биологических пороков (это как раз вовсе не обязательный показатель деградации), а обычно - по всему поголовью или в большей его части - постепенно нарастающими признаками общего конституционального ослабления, заметной утратой пользовательных характеристик (уменьшением физической силы и выносливости, ухудшением общей картины поведения - снижением силы и устойчивости нервных процессов, интеллектуальных качеств). Что мы и видим у «выставочников». Если гетерозиготность продолжает снижаться, то на определенном этапе процесс деградации становится необратимым, если только не принять мер по освежению кровей, в некоторых случаях даже за счет метизации или гибридизации. Правда, не совсем понятно, почему г.Гаврилин в то же время со снобистским пренебрежением отзывается о традиционных зоотехнических методах чистопородного разведения, с помощью которых, при грамотном их применении, можно в течение длительного времени сохранять во всей популяции или породе достаточный для предохранения от инбредной депрессии уровень гетерозиготности. Неужто президент РКНО изобрел какие-нибудь более прогрессивные приемы ведения племенного дела? Да не похоже на него что-то. Явно не те способности. Скудновато природой отпущены. Если за шесть лет президентства человек не в состоянии выучить один единственный стандарт породы, то где уж ему зоотехнию осилить?

Все, на что хватает его талантов - это использовать в разведении порочных собак («отбросов» разведения зарубежных заводчиков, выражаясь его же словами), причем «осуществляя очень тесные и потому рискованные инбридинги». Такой своей практики он не скрывает и скрывать не собирается, даже более того - дает ей теоретическое обоснование. Ему кажется невысокой ценой за приближение овчарок РКНО «к европейскому уровню» накопление в генофонде популяции скрытых пороков, «которые в дальнейшем обязательно проявятся в последующих поколениях». С другой стороны, г.Гаврилин признает, что германское коммерческое «выставочное» разведение овчарок с изнанки оказывается весьма и весьма уродливым явлением. Цитирую: «В Германии совсем недавно был введен цухтверт (прогнозируемые племенные качества). Всем собакам был высчитан индекс их племенной ценности, который меняется после появления новых потомков. Благое, казалось бы, начинание. Но в результате «плохих» собак стали прятать, продавать за рубеж, поэтому полученные в Германии статистические данные не представляют реальной ценности. (...) А то, что и в Германии не все благополучно с наследственностью у овчарок (порочных щенков дают и «отборники», и чемпионы мира), известно даже из официально опубликованных статистических таблиц. Можно только догадываться, во сколько раз занижено в них количество брака».

Но признавая это, президент РКНО тем не менее цинично считает вполне естественным получение еще более высокого процента брака, лишь бы достичь «европейского уровня немецких овчарок отечественного разведения». Видите ли, «заводчик сам должен решать, что ему важнее - получить собак-чемпионов или не принести неприятности своим ничего неподозревающим покупателям». В том, какое решение принял сам г.Гаврилин, а равно приняло его РКНОшное окружение, вряд ли у кого могут возникнуть хоть какие-нибудь сомнения. Если таковые сомнения и были, они напрочь развеиваются после прочтения гаврилинского опуса.

Валерию Анатольевичу процесс получения выставочных чемпионов совершенно напрасно представляется проявлением некоего высокого мастерства, либо даже искусства. На самом деле, учитывая нынешнее состояние поголовья «выставочников», для человека, знакомого с основами разведения, нет задачи проще. Высокая степень породненности шоу-овчарок, то есть высокий уровень гомозиготности, делают эту задачу легко разрешимой даже, например, для РКНО. Посудите сами. Вот исходные условия. Экстерьерный тип давно стабилизирован. Тип конституциональный при нарастающей инбредной депрессии стабилизировать все равно невозможно, потому, ориентировочно, около половины получаемого приплода будет иметь более или менее серьезные отклонения в конституции. На высокий процент потомства, унаследовавшего биологические пороки, мы, согласно сложившейся в шоу-разведении традиции, никакого внимания обращать не будем. Даже при относительно случайном подборе пар (конечно, среди особей, соответствующих представлениям о выставочной собаке) мы получим от десяти до тридцати - в лучшем случае - процентов потомков, которых можно рассматривать как подходящий племенной материал. Среди него селекционный отбор будем вести всего лишь по двум в некоторой степени зависимым друг от друга и наиболее заметно варьирующим признакам: это короткие задние ноги (с углами, разумеется) и горбатый верх. А именно выраженность этих двух признаков и определяет в настоящее время, при ныне действующих канонах моды, экстерьерное преимущество среди однотипных собак. Как известно, отбор по ограниченному числу легко контролируемых признаков наиболее эффективен. Отобранных сук нужно вязать, как совершенно верно уяснил г.Гаврилин, именно с перспективными германскими молодыми кобелями, «которым едва исполнилось два года, чья карьера только начинается и достигнет пика лишь через 3-4 года». Но подбор по происхождению, вопреки мнению Валерия Анатольевича, с учетом высокого общего уровня кровного родства всего поголовья, здесь почти никакого значения не имеет. Через две-три генерации такого разведения, то есть при максимально быстрой смене поколений, будут получены несколько «отборников», а может и чемпионов мира. Вот и все.

Правда, имеется здесь и несколько «но»... Во-первых, зарубежные вязки обходятся дорого. Потому многих сук придется вязать «по месту жительства», в России, с тем, что есть. Во-вторых, количество племенного материала здесь едва ли не важнее качества. И хотя в масштабе РКНО поголовье куда как многочисленнее, чем в любом немецком отдельно взятом питомнике, будь то хоть «Вильдштайгер Ланд», и оттого эффект целенаправленной программы разведения имеет больше шансов на осуществление, однако же с количеством «выставочников», имеющихся во всей Германии, поголовью РКНО тягаться невозможно, да и в целом возможность выбора наиболее подходящих производителей для каждой конкретной суки оказывается меньше. И в-третьих, самое главное: ладно, допустим, чемпионы получены будут; ну а попутно полученные в несравнимо больших пропорциях, так сказать, издержки производства - их куда девать? Сейчас из Германии такое добро валом валит в Россию. Но в России рынок тоже не безразмерный.

От нас-то куда продавать? В Китай? Или в корейские рестораны? Тем более, что в России, стараниями Гаврилина и гаврилиноподобных «разведенцев», репутация немецкой овчарки как служебной собаки очень сильно подмочена, а оттого и спрос на «немцев» упал. Конечно, лохи всегда были, есть и будут есть, что им не подсунь. Если дерьмо красиво упаковано, то схавают и дерьмо. Да ведь на Вас, г.Гаврилин, лохов не напасешься! По мере Вашего приближения к получению выставочного идеала, процент брака будет неуклонно возрастать, от этого никуда не деться - закономерность такая. Оглянитесь на ту же Германию. Почему полиция и бундесвер отказались от былого сотрудничества с «Ферайном», Вы не в курсе? Почему они закупают (вот позорище!) немецких овчарок уже два года в Чехии и Словакии, а? Не в цене тут дело, а в качестве! Ведь почему-то прежде, когда курс цен был действительно архивыгодным, они покупали овчарок все-таки в Германии. А теперь дерьма наелись, больше не хотят. И лохи со временем учатся, научатся они и у нас. Ну и, наконец, в-четвертых. Вы ведь сами пишете, что «от очень красивых сук очень редко рождаются выдающиеся кобели, но очень часто получаются прекрасные суки» и «получить высококлассных кобелей больше вероятности от сук на верхней границе роста, близких к кобелиному типу». А о чем это несовпадение говорит, не догадываетесь? О том, что идеал выбран неверно. А почему неверно? Потому что он надуманный, условный. А раз он условный, то в любой момент может смениться другим условным, как менялся на протяжении истории породы уже не один раз. Вдруг он назавтра сменится - что тогда делать будете? Опять поголовье менять и заново людям мозги пудрить? И какие найдете слова, чтобы объяснить ошибочность прежнего курса и правильность нового, лучшую приспособленность к работе собаки не с этой линией верха, а с совсем иной и т.п.? Да найдете, конечно же найдете. Потому что Ваш вечный идеал не бегает в ринге и не выступает на соревнованиях, а шуршит в кошельке.

Одним только Вы и порадовали мою душу. Прочитав Вашу книжку, я окончательно убедился в том, что конец нынешних «выставочников», заведенных в зоотехнический тупик всякими барышниками, наподобие Вас, как никогда близок. Вряд ли хоть один трезвомыслящий человек сможет убедить руководство «Ферайна» или РКНО в необходимости срочного и широкого использования собак из рабочих линий в целях освежения кровей шоу-овчарок. Рано или поздно, но скоро уже настанет день, когда шоу-инвалидам станет трудно не только изображать видимость работы, а и просто жить. И все это поймут. И тогда накроется все Ваше разведение большим медным тазом. И пойдете Вы из президентов в управдомы, как завещал великий Бендер. Туда Вам и дорога!

Что ж, не пора ли нам подвести итоги и плавно перейти к награждению автора забавной и поучительной, как видите, книжицы?

Итог первый. Очень плохо, если человек получает высшее образование, не имея среднего.

Итог второй. Держать такого человека за президента или хотя бы даже за специалиста могут только, выражаясь политкорректным языком, «представители интеллектуального большинства». Либо люди, которым вообще «до лампочки» принципы деятельности и лицо организации, в которой они состоят.

Итог третий. Увидя часть сего «Ликбеза» в Интернете, г.Гаврилин отреагировал, в Интернете же, следующей фразой: «Некоторые пробуют перевести на язык комиксов серьезный технический текст». Уважаемый Валерий Анатольевич! Человек, который сочтет чушь, привольно раскинувшуюся на многих и многих страницах Вашей книжки, за серьезный технический текст, заслуживает всеобщего соболезнования. Может, он и не дурак, а сроду так - о том не мне судить. Лучше обратиться к специалисту.

А текст стандарта немецкой овчарки в редакции г.Гаврилина и в самом деле вполне заслуживает выдвижения, без всякой дополнительной литературной обработки, на номинацию «Комикс года». Так что, вполне может быть, под «некоторыми» г.Гаврилин подразумевал себя.

Итог четвертый. Хорошо сказал Г.Остер:
Главным делом жизни вашей
Может стать любой пустяк.
Важно только твердо верить,
Что важнее дела нет.
И тогда не помешают
Вам ни холод, ни жара,
Задыхаясь от восторга,
Заниматься чепухой.

Но это не совсем подходит к данному случаю, потому как у Остера ни слова не сказано о финансовой выгоде такого занятия, о плохих собаках и доверчивых людях, которым эти собаки достались, о совести и ее отсутствии. А о пустяках и чепухе - верно.

Итог пятый. Реклама гаврилинскому произведению обеспечена. Ну и подумаешь - покупать книжку станут только ради хохмы! Денежки-то капают. Все, хватит. Переходим к наказанию и награждению. Внесите ордена и розги!

За выдающиеся словесные находки, обильно украшающие едва ли не каждую страницу его книжки, г.Гаврилин Валерий Анатольевич награждается медалью им. Черномырдина «За красноречие» и приговаривается к пяти годам изучения русского языка в объеме трех классов начальной школы. Заодно, может быть, и арифметике подучится. За несомненные достижения в области создания биомеханических моделей он же причисляется к сонму кавалеров ордена Химерусалимского. В знак признания особых заслуг, ему же предложено поменять отчество на «Евгеньевич», а фамилию - на «Ноздрев».

Учитывая наличие нарушений цветовосприятия у подсудимо-награждаемого (см. текст стандарта), Великий Экзекутор считает необходимым подвергнуть его неотрывному пятичасовому рассматриванию копии картины Малевича «Черный квадрат».

За большевистско-мичуринский размах в процессе получения чемпионов от порочных немецких овчарок, новаторскую перекройку стандарта и успешную дискредитацию имени выпускника биофака присвоить г.Гаврилину почетное звание «Верный лысенковец» и предложить также изменить имя на
«Трофим».

Скушали, Валерий Анатольевич? Приятного аппетита! С нетерпением жду Ваших новых сочинений.
Остаюсь к Вашим услугам,
Великий Экзекутор «Ликбеза» Александр Власенко.

1. П.К.Игнатов «Записки партизана», М.; Гослитиздат, 1949.
2. А.П.Мазовер «Экстерьер и породы служебных собак», М.; ОСОАВИАХИМ, 1947.
3. «О роли зрительных иллюзий в ринговой экспертизе собак и породном разведении». Журнал «Твое собачье дело» № 1 (24), 2001 г.
4. К.Прайор «Не рычите на собаку», М.: Селена, 1995, стр.98.

0

20

Правила поведения с чужой собакой
Зачем нужны эти правила? Выполнение этих правил поможет избежать ненужных конфликтов с собаками, особенно незнакомыми. Особенно эти правила актуальны при общении детей с собаками.
Очень важно, чтобы мы все – и взрослые и дети – относились к знакомым или чужим собакам правильно. Не нужно бояться собак. Например, мы знаем, что автомобиль может быть опасен, если не соблюдать правила дорожного движения. С собаками точно также. Если соблюдать определенные правила поведения по отношению к собаке, то вероятность нападения будет сведена к минимуму.
Никто не хочет, чтобы из-за недоразумений и непонимания происходили неприятности при встрече людей с собаками. Этого не хотят ни люди, ни собаки.

Правило 1.
Обращайтесь с собакой так, как Вам бы хотелось, чтобы обращались с Вами. Пожалуйста, объясните это детям, если они у Вас есть. Собаки не любят, когда им выдирают шерсть, залезают в нос, глаза, уши, душат в своих объятиях. Вам бы это понравилось? Они, как и люди, не любят, когда на них кричат. А еще у собак очень хорошая память. Собака не забудет, и, может быть, никогда не простит того, кто мучил и дразнил ее, когда она была маленьким беззащитным щенком.

Правило 2.
Никогда не подходите, а тем более не подкрадывайтесь тихо к собаке, какой бы смирной и симпатичной она ни казалась. Не пытайтесь первым навязать свое общение собаке. Если она захочет, она сама подойдет к Вам. Вероятность агрессивных действий с ее стороны будет гораздо ниже. Если собака Вам незнакома, то Вы не можете знать, что она думает о людях, какие люди ей попадались до этого и какую модель поведения выбрала собака при общении с людьми. Если собака с хозяином, а Вам очень хочется пообщаться с его собакой, то обязательно уточните у владельца, можно ли это сделать и не будет ли агрессии со стороны собаки. Если Вы пришли в гости в дом, где есть собака, то избегайте тревожить собаку, отдыхающую на своем «месте» - на подстилке или в конуре. Не трогайте спящую собаку, даже если она Вам знакома. От неожиданности даже спокойная собака может укусить.

Правило 3.
Избегайте жестов и движений, которые собака могла бы расценить как угрозу или нападение. Такие действия могут вызвать у собаки страх, чувство самосохранения, и, как следствие, агрессию.

Правило 4.
Не смотрите незнакомой собаке пристально прямо в глаза. Неподвижный взгляд «глаза в глаза» - это один из способов установления лидерства, причем наиболее используемый. Поэтому попытка смотреть в глаза собаке для нее будет означать вызов на схватку. А Вы уверены, что готовы к ней, если собака не отведет взгляд и примет Ваш вызов?

Правило 5.
Не трогайте собаку за хвост, не наступайте на него, и уже тем более, не дергайте за него. Хвост для собаки – очень важный орган, по положению которого можно понять намерения собаки, ее настроение. Если хвост зажат между лап, это означает, что собака боится, не доверяет Вам, поэтому любые Ваши действия могут вызвать у собаки страх, и, как следствие, агрессию. Также внимательным нужно быть, если хвост собак задран вверх и напряжен, это означает, что собака уверена в себе, агрессивно настроена и готова к атаке. Свое доброе расположение собаки обычно выражают помахиванием хвоста на уровне или чуть выше линии спины.

Правило 6.
Не подходите к чужой собаке, когда она ест. Она может расценить Ваше поведение, как попытку забрать еду и начнет ее охранять.

Правило 7.
Не убегайте, не кричите и, особенно, не визжите, когда к Вам подходит собака. Ваше неадекватное поведение может вызвать такое же неадекватное поведение у собаки. При проявлении агрессии – остановитесь, не машите руками, дайте себя обнюхать. Если собака с хозяином, попросите ее отозвать. Не поворачивайтесь спиной к агрессивно настроенной собаке. Не пытайтесь куда-нибудь запрыгнуть от нее, это только увеличит агрессию.

Правило 8.
Собаки агрессивно и неадекватно реагируют на запах алкоголя, поэтому воздержитесь от общения с собаками в этом состоянии.

Правило 9.
Не подходите к щенной суке с детенышами, не пытайтесь погладить щенков. Сука чаще всего воспринимает подобное поведение, как опасность для щенков и бросается их защищать.

Правило 10.
Не кормите чужую собаку. Она может быть обучена атаковать на протянутую руку с едой. Это один из приемов обучения не брать у чужих.

Правило 11.
Обходите идущего владельца с собакой со стороны хозяина. Вероятность агрессии будет меньше, т.к. между Вами и собакой будет ее владелец.

Правило 12.
По-возможности, не узнавайте время, дорогу, не просите закурить у владельца крупной собаки, особенно в темное время суток. Обращение с просьбой к владельцу провоцирует собаку на охрану хозяина, поэтому безопаснее спросить то же самое у человека без собаки.

Кунина Елена Федоровна, начальник Клуба служебного собаководства «Лидер».

0

21

Эд Фраули
Как обращаться с доминантной собакой

Многие люди, включая и опытных дрессировщиков, недопонимают смысл доминантности у собак. Эти люди считают, что доминантность всегда подавляется только силой. Простая «альфа-роль собаки и то, как с этим обращаться» — общераспространенный подход. В большинстве случаев это подход неправильный.
Вдобавок, многие считают, что следует беспокоиться относительно проблем доминантности только у больших собак, а никак не у маленьких — и эти люди также ошибаются. Тогда как большая собака (как на фото вверху) способна отправить в больницу вас, маленькая собака способна отправить в больницу вашего ребенка. С доминантностью в любых формах надо бороться, а если она неизбежна, то, по крайней мере, должна находиться под контролем независимо от того, какая у вас собака.
За последние 25 лет я был владельцем большого числа крайне доминантных кобелей, и поэтому я был просто вынужден изучить доминантность хотя бы для того, чтобы жить рядом с некоторыми из этих племенных собак, разведением которых я занимался. Теперь я смотрю на проблему доминантности совсем не так, как я делал это 20 лет назад. Я понял, что доминантность контролируется вашим сознанием и тем окружением, в котором находится собака.
Никто не хочет быть покусанным: я смотрел на шрамы на руках многих моих друзей и считал себя удачливым. У меня никогда не было серьезных собачьих покусов, хотя мне приходилось работать с очень доминантными агрессивными животными. Когда я спрашивал друзей об их шрамах, я всегда получал один и тот же ответ: «Я совершил ошибку с этой собакой». Собачьи покусы всегда происходят от ошибок в том, как мы обращаемся с собакой в конкретной ситуации.
Собаки — это стайные животные, и лучший путь узнать больше о доминантности, это изучить стайное поведение. Для того, чтобы понять, лучше обратиться к исследованиям, проводившихся над волчьими стаями. В волчьей стае всегда есть доминантная пара животных. Волки удерживают свою доминантную позицию не сражаясь с членами стаи каждый день, они делают это с помощью искусных, утонченных способов. Положение тела и позы играют главную роль в установлении доминантной позиции в стае.

Дрессировка на послушание

Контроль над доминантностью означает установление вашего главенства как лидера стаи. Остальная часть статьи будет посвящена тому, как достичь этого в различных аспектах жизни собаки. Самый простой путь начать этот процесс лежит через дрессировку на послушание. Понимание идей похвалы и коррекции будет началом длинного пути к установлению рабочих взаимоотношений и тесной связи между вами и вашей собакой.
Я являюсь фанатом спорта Shutzhund с 1974 года. К сожалению, на протяжении многих лет многие начинающие в Shutzhund люди слышат: «Вы не должны дрессировать свою собаку по послушанию, до тех пор, пока ей не исполнится год или пока она не будет отдрессирована по защите». Ничто не может быть дальше от правды, чем это утверждение. В первые годы немцы, которые приезжали и проводили семинары, обычно говорили: «Никакого послушания в первый год». Что терялось при переводе, так это то, что они только имели в виду, что тренеру не следует заниматься с собакой прыжками, силовой аппортировкой и упражнениями с использованием принуждения до того, как собака станет более взрослой. Никак нельзя было переводить, что вы совсем не должны заниматься послушанием в первый год, однако, к сожалению, многие люди приняли именно этот перевод и пытались жить, используя этот совет. Откладывание дрессировки на послушание создало некоторые проблемы в доминантности для некоторых людей и их собак.
Существует большое число элементов послушания, которым можно обучить с помощью мотивации в течении первого года жизни собаки — посмотрите мои кассеты «Обучение хождению рядом для соревнований» и «Основы послушания», где есть идеи, как это сделать.
В то время как для того, чтобы держать под контролем доминантность большинства собак, требуется всего лишь дрессировка на послушание, есть собаки, для которых нужны дополнительные усилия, чтобы утвердить хозяина в качестве вожака стаи. Что я заметил, так это то, что большинство хозяев часто по небрежности позволяют случаться таким вещам, которые способствуют развитию доминантного поведения у собак. Далее в статье и будут рассмотрены такие типы ситуаций.
Понимание тонкостей доминантного поведения наших собак поможет понять, как установить себя как лидера стаи в собственном доме. Здесь приведены несколько примеров поведения, которые говорят об определенном доминантном поведении в доме:
• Собака спит в кровати вместе с хозяином
• Не позволяет хозяину войти в спальню после того, как он вернулся из деловой поездки
• Рычит возле еды или игрушек
• Не позволяет вам отбирать игрушки, показывая агрессию
• Всегда первой проходит в дверь
• Заставляет вас играть, когда вы заняты чем-то другим
• Собака крайне агрессивна.
• Показывает агрессию к определенным друзьям семьи и хорошо относится к остальным.

Спальня

Контролирование доминантности начинается с дома. Первая вещь, которую мы должны сделать, это взять под контроль места, где собаке позволяется есть, спать и играть. Доминантной собаке ни в коем случае не должно позволяться спать на кровати. Лучшее спальное место всегда зарезервировано за вожаком стаи (за вами). Пусть ваша собака спит в собачьей клетке в другой комнате дома. Конечно, если собака живет в питомнике вне дома, совет не подходит.

Игрушки

В то время, пока щенок растет, ему нельзя позволять становиться собственником игрушек. Хозяин должен быть в состоянии забрать любую игрушку у собаки в любое время, причем собака не должна показывать агрессии. Если щенок рычит, хозяин должен твердо встряхнуть его за загривок, одновременно ругая его.
Если собака более взрослая и может укусить, нужно пристегнуть поводок и скорректировать (сделать серию резких рывков) за поводок возле игрушки. Если в этот момент собака еще рычит, ее нужно отругать строгим низким голосом. Как только пес бросит игрушку, хозяин должен увести его подальше до того, как поднять игрушку. До того, как доминантная ситуация не будет под контролем, эту игрушку нельзя давать собаке снова. Только хозяин управляет миром собаки, и собака должна это понять. Один из пунктов этого сценария таков: «Вы определяете с какими игрушками играть и как долго».
Если собака не отдает игрушку даже после коррекции поводком, и хозяин не уверен в том, что сможет безопасно вытащить игрушку из пасти собаки, есть два варианта дальнейших действий:
• Игнорируйте ситуацию — вступайте в схватку только тогда, когда сможете выиграть. Когда наконец собака выпустит игрушку, поднимите ее и уберите навсегда. Собака никогда больше не должна играть с этой игрушкой.
• Если вы решили форсировать достижение результата и выиграть войну за игрушку у сильной собаки, необходимо провести некоторую предварительную подготовку. Во-первых, наденьте второй строгий ошейник на собаку. Во-вторых, привяжите поводок к твердому крепкому предмету — «посту» (который бы не сдвигался). Когда собака возьмет игрушку, подведите ее за поводок ко второму поводку, который присоединен к посту. Пристегните второй поводок ко второму строгому ошейнику на собаке. Теперь на собаке надето два поводка, каждый из которых присоединен к своему строгому ошейнику.
Теперь скажите собаке бросить игрушку и, отойдя, потяните, так, чтобы собака оказалась между постом и вами. Приложите достаточно сил, чтобы собака выплюнула игрушку. Как только она сделает это, похвалите ее. Если вы можете подойти, не опасаясь укуса, подойдите и успокаивающе похвалите собаку. Если она снова пытается схватить игрушку, когда вы подходите, не сходите с ума, а просто опять отойдите назад и потяните. Со стороны хозяина этот процесс не должен быть каким-то диким или излишне лихорадочным. Контролируйте себя и оставайтесь спокойным. Продолжайте тянуть собаку так долго, пока она продолжает попытки вернуть игрушку, когда вы подходите. Если вы не чувствуете в себе смелости поднять игрушку, просто отбросьте ее ногой, чтобы собака не могла до нее дотянуться. Всегда помните, что ввязываться в схватку стоит только тогда, когда вы можете ее выиграть.
Эта процедура необходима только для больших собак. Маленькую собаку нужно просто поднять от земли и держать в таком подвешенном состоянии до тех пор, пока она не выпустит игрушку. Некоторым мягкосердечным хозяевам это может показаться ужасным, но это не более ужасно, чем собака, кусающая ребенка за лицо.
Если вы не планируете обучать вашу собаку защитной службе, то играть в «перетягивание каната» со щенком — не лучшая идея. Это вырабатывает у собаки чувство собственности по отношению к ее игрушкам.
Если вы планируете заняться спортивной дрессировкой Schutzhund или сделать из собаки телохранителя или полицейскую собаку, то вам придется очень много играть в «перетягивание каната» со щенком. Необходимо выработать чувство собственности сначала к тряпке, а затем по отношению к рукаву или дрессировочному костюму. Что нужно сделать еще в раннем возрасте, так это выработать связь, что после того, как собаке позволяют несколько раз выиграть игру в перетягивание каната, хозяин может забрать этот объект у собаки. Я понял, что дать щенку кусочек лакомства после того, как вы забрали объект перетягивания — это лучший способ вознаграждения за отданную вещь. Это также начало обучения собаки команде «дай».
В последнюю свою поездку в Голландию я видел своего голландского друга, который управлялся со своим сверхдоминантным полицейским псом из KNPV (Королевская Голландская Полицейская Собака). Этот пес прошел через руки множества хендлеров до того, как попал к моему другу Юпу. Пес кусал всех своих владельцев, в том числе Юпа, пока тот не вычислил, как надо с этим псом обращаться. Теперь когда они занимаются защитной работой и Юп командует собаке «дай», он скармливает собаке кусочек мяса. Многие серьезные тренеры могут отворотить нос от этого метода, но я могу предложить им вызваться справиться с этим псом по-другому. Подводя черту, можно сказать, что мы должны думать и делать именно то, что сможет показать собаке кто здесь лидер.

Обеденное время

Собаке с проблемой доминантности никогда не должно позволяться находиться в кухне или столовой в то время, когда семья обедает. Самая худшая вещь, которую вы можете сделать, это кормить доминантную собаку со стола. Кроме того, вожак стаи всегда ест первым и берет себе лучшие куски еды. Если ваша собака живет в доме, всегда закрывайте ее в клетке или другой комнате в ваше обеденное время. Кормежка со стола — худшее, что вы можете сделать. Это только увеличит ваши проблемы.

Еда

Доминантные собаки часто ведут себя агрессивно возле своей еды. У щенка вы можете побороть рычание и заставить собаку позволять вам забирать еду или держать ваши руки возле миски, пока собака ест. С более старшей собакой я не уверен, что стоит вступать в схватку. Если я покупаю собаку, которая агрессивна возле своей еды, я обычно никак не борюсь с этим, но тогда эта моя собака живет в питомнике.
Если мне нужно будет исправить этот момент у собаки, которой придется есть в доме, где имеются дети, я бы всегда кормил ее в отдельном помещении и только сам. Я бы никогда не оставлял миску внизу после того, как собака поела, особенно если в доме есть дети. Я бы никогда не стал подходить и забирать еду, когда собака находится возле своей миски, а позвал бы ее из другой комнаты (может, дал бы угощение, за то, что подошла). Потом бы вошел и забрал миску в отсутствие собаки. Если нужно заставить собаку разрешать быть возле ее еды, я бы стал кормить собаку только держа ее миску. Если она отказывается от еды, когда я держу ее миску — пожалуйста. Рано или поздно она начнет есть, когда достаточно проголодается. Реально, я не думаю, что существует так много причин, чтобы бороться с проблемой данным путем. Есть еще и другие баталии, в которых придется сражаться, но побеждать в которых намного проще, чем в данном случае.

Ласка

Очень важно иметь прочную связь с доминантной собакой. Собаки живут и умирают в соответствии со своим местом в стае. Единственный путь установить контроль, это установить хорошие взаимоотношения. Но это должно быть сделано по вашим правилам. Собака, которая приходит и заставляет вас приласкать ее когда вы читаете газету или работаете на компьютере, демонстрирует форму доминантного поведения. Не допускайте, чтобы это происходило. Заставьте собаку лечь. Реально, контролирование поведения через укладку собаки на длительное время — это один из лучших способов поставить себя как вожака стаи.
Владельцам-новичкам следует понять, что почти каждая собака хочет, чтобы ее приласкали. Но есть разница между счастливой дружелюбной собакой, которой просто хочется ласки, и доминантной собакой, которая хочет заставить обратить ваше внимание на себя, когда вы заняты чем-то другим. Понимание разницы между двумя этими ситуациями придет с опытом. Если ваша собака не показывает других признаков доминантности, кроме требования ласки, это не является проблемой.

Агрессия к друзьям семьи

Если собака показывает агрессию к определенному посетителю (и не показывает к другим), которого она уже видела и просто не любит, это тоже форма доминантности. Некоторые владельцы маленьких собак думают, что это может быть милым, другим приятно, что собака пытается их защитить. Неправы оба. Такое поведение также надо контролировать. Этим собакам следует объяснить, что такое поведение недопустимо.
Самый простой путь, это отругать собаку и посадить ее в клетку (или другую комнату). Показывая собаке, что вы постоянно контролируете ее окружение, вы утверждаете себя в роли вожака. В стае, только один вожак может решать с кем драться и когда. Если мы позволяем собаке решать самой, кого атаковать, мы позволяем оставаться ее доминантности.
Люди, которые обучают своих собак защитной работе (schutzhund или полицейской работе), могут подумать, что это неверно, поскольку их собаки отходят и работают самостоятельно. На самом деле они не работают сами по себе. Посредством тренировок, хозяин устанавливает правила боя. Собака усваивает, когда можно, а когда нельзя кусать. Защитная работа способствует установлению стайных отношений если и все остальное в жизни собаки, связанное с доминантностью, было сделано правильно.

Двери и ступеньки

Жизнь с доминантной собакой требует выполнения большого числа тонкостей, которые необходимы чтобы собака поняла, что вы ее хозяин, вожак в ее жизни, человек, которого уважает. Одна из таких маленьких вещей, которые вы всегда должны делать, это сделать так, чтобы собаке всегда приходилось пропускать вас в дверной проем первым и спускаться по лестничному пролету позади вас. Это может показаться незначительной вещью, но на самом деле это не так. Если вы заставите собаку делать мелочи, подобные этим (которые совсем не требуют борьбы для их достижения), вы уже зададите определенный тон ваших взаимоотношений.

Агрессия

Это трудный случай. Я понял, что легче всего контролировать агрессию в очень юном возрасте собаки и уделить достаточно внимания, прежде, чем это может стать серьезной проблемой. Я не позволяю моим щенкам драться, обязательно вмешиваюсь. Они быстро усваивают, что я один решаю насколько сильно позволено им играть и позволено ли вообще.
Контроль над агрессией взрослой собаки это тема совершенно другой статьи. Такой случай требует применения электрошокового ошейника и намордника. На самом деле, у некоторых собак, которые не прошли через такое раннее обучение, невозможно полностью побороть агрессию.

Альфа роль и прочее

Если бы я попытался применить Альфа-роль к одному из моих взрослых псов без надетого намордника, он бы «съел мой обед». Когда я слышу, как люди говорят об установлении Альфа-лидерства к взрослой собаке, я только качаю головой и сравниваю это с «русской рулеткой».
Для тех, кто не знает, что такое Альфа-роль, позвольте мне пояснить. Когда собака начинает показывать признаки доминантности, многие тренеры скажут начинающим владельцам заставить собаку лечь на землю брюхом вверх, в то время хозяину следует наклониться над собакой, схватить ее за обе щеки и смотреть ей прямо в глаза до тех пор, пока она не подчинится и не отведет глаза.
Да, все это хорошо для какой-нибудь маленькой Фифи — но лучше не пытайтесь проделать это с большой собакой, которая к тому же действительно доминантна. Я совсем недавно получил e-mail от друга, который рассказал мне об эпизоде, который произошел у них в Калифорнии в Schutzhund-клубе, когда две собаки начали драку. После того, как драка была прекращена, хозяйка (которая не была уж очень большой) попыталась применить Альфа-роль к своему большому кобелю немецкой овчарки (который не обучался на послушание в первый год, поскольку она когда-то услышала, что нельзя рано обучать на послушание защитных собак). В итоге, пес напал на нее и нанес тяжелые покусы в лицо и верхнюю часть тела, оставив страшные безобразные шрамы. Собаку впоследствии усыпили.
Самое неприятное, что если бы контроль над собакой устанавливался бы по-другому, ничего бы не случилось с этой несчастной женщиной и пес скорее всего был бы жив до сих пор.
Я не сторонник Альфа-роли. Я могу быть не прав в этом. Но скажу, что если кто-то пытается установить Альфа-роль над большой собакой, лучше бы надеть на собаку намордник и быть достаточно большим и сильным, чтобы выиграть схватку. Всегда помните, что если вы собираетесь вступить в схватку с доминантной собакой, лучше всего делать это только тогда, когда вы уверены, что сможете победить.
Мое мнение, что в большинстве случаев, с очень сильными, упрямыми доминантными собаками лучше как можно больше применять тонкий язык тела и словесные команды. Другими словами, чем создавать ситуации, когда я вынужден буду взять собаку на поводок (и нарушить хорошие отношения между нами), я стану просто избегать таких ситуаций, или просто отругаю собаку суровым голосом и уже возвышусь над ним. Иногда можно «дать пинок по зад» доминантной собаке даже не прибегая к помощи силы в таких ситуациях, поскольку прямое возвышение может спровоцировать нападение. Я устанавливаю Альфа-позицию, ругая собаку, или уводя ее прочь, или подзывая рядом и уходя от ситуации.
Мы должны знать наших собак. Вы можете знать, что по-настоящему сильная упрямая собака может вступить с вами в схватку, если вы попытаетесь заставить ее принять лежачее положение после вашей стычки. Я твердо верю, что не следует вступать в схватку со своими собаками (до тех пор, пока этого можно избежать). Я уверен, что потеряете намного больше, чем приобретете в результате того, что ударите животное. Всегда лучше контролировать его другим путем. Например, если вам нужно остановить и «согнуть» собаку после того, как произошло что-то, не пытайтесь уложить собаку для установления контроля, просто уведите ее и посадите в собачью клетку. Сделайте что-нибудь подобное, чтобы показать собаке, что только вы один контролируете собаку и ее окружение.
Когда хозяин вызывает ситуацию, что собака нападает, он уже сделал ошибку. Он не распознал ситуации и теперь получает проблемы. Цель — распознать потенциальную схватку до того, как она произойдет и избежать ее, не теряя лица перед собакой.
Например, я использую электрошоковый ошейник Три Троник для того, чтобы заставить моих полицейских собак выпустить их игрушки для перетягивания. В результате действия ошейника собака выплевывает игрушку по команде, но у нее настолько сильный рефлекс к этой конкретной игрушке, что собака начинает охранять ее. Я могу наклониться и поднять игрушку, но в этом случае есть реальная возможность, что меня укусят — так зачем же это делать? Я просто уведу собаку, или брошу ей другую игрушку, а когда она отойдет от первой, возьму на поводок.
Итак, я завершаю эту статью, напоминая о нескольких вещах, которые нужно всегда помнить:
• Вступайте в схватку только когда можете победить.
• В большинстве случаев вы потеряете больше, чем приобретете, вступая в схватку со своей собакой. Даже если победите вы.
• Всякий раз по возможности думайте и ищите причины проблемы пути ее решения.

0

22

Если вы разбили вазу,
Не отчаивайтесь сразу -
Можете теперь до кучи
Уронить ещё одну.
Заодно порвите тапки,
Что давно уж присмотрели,
Осмотрите шкаф и полки,
И попробуйте на зуб,
Всё что раньше не успели,
Упустили, проглядели,
И конечно объявите
Холодильнику войну!
Всё равно уже по морде,
Огребёте непременно,
Так что бейте, рвите смело -
Не усугубить вину!
Отворю свою дверь ключом.
Меня ждут. Никогда пустой
Не встречает меня мой дом!
Рыжий друг подбежит, скуля,
Улыбаясь глазами мне.
Ты скучала, собака моя?
Что видала сегодня во сне?
И поведает мне мой друг,
Дружно лапы сложив на плечах,
Мордой к уху прижмется вдруг,
Непонятное что-то шепча.
Словно саблей, вертя хвостом,
Неуклюже обняв, слегка,
Поцелует меня языком,
Нежно нежно... словно, щенка...
Обожаю тебя, мой пес!
Когда грусть забредет в наш дом,
Когда давится сердце от слез -
Все равно мы всегда вдвоем

0

23

Если встретишь утром кошку – :
Потрепи её немножко,
Чтоб не задирала гордо
Хвост пушистый до небес!
К ней с душой – а мне по носу,
Ни за что когтистой лапкой:
Ни твоё, мол, и не лапай,
Невоспитанный балбес! :(
А я что? Я ж поиграться…
И зачем так волноваться?
Я ж совсем не покушался
На Величество её! :(
Расцарапала под глазом –
Вот ведь – вредная, зараза!
Ну куда теперь я выйду
С мордой драной, ё-моё!

Братьям Кобелям...

Если вышли на прогулку,
И вдали узрели сучку, ;)
Не спешите! Подойдите
К дереву без суеты…
Типа, как бы, мол – для дела
Ногу там приподнимите,
А потом, в кусты рваните,
Если будут там кусты!

И, наверняка, хозяин,
А тем более – хозяйка,
Растеряется, а значит,
Не удержит поводок!
И, тогда уже бегите,
Наслаждайтесь своей сучкой –
Наиграетесь – вернётесь,
Вас накажут, но – потом!

Нашим подругам...

Если Вам всё надоело,
Дом, наверно, опостылел,
Значит, знать даёт природа,
Что щенков пора иметь!
И, поверьте, тут не важно:
Родословие и знатность,
Внешность будущего мужа –
Важно, только – захотеть!

Значит так: глаза, улыбка…
Словом, как бы тело – в дело!
Поведение примерно…
Осмотрите всё во круг…
Но, как только Вас отпустят
Убегайте себе смело.
Не волнуйтесь за хозяев –
Пару дней переживут!

0

24

Если утром скучно стало, :(
Надо влезть под одеяло ;)
С тем, что бы быстрей хозяин
Просыпался. Метод прост:
Щекотать холодным носом
Встать на все четыре лапы,
Там, где прежде было пузо,
Сунув хвост ему под нос! :wub: :wub:

И, наверняка, хозяин
(А, тем более, хозяйка) :blush:
Сбросит сны свои. А значит
Выйдет с Вами погулять! :P
Это то, что было нужно!
Правда, может быть не много
Подерётся, поругает –
Но на это – наплевать! :D

0

25

Вот опять ни за что он меня наказал,
И такие слова мне при этом сказал,

Что портрет мой и тот на стене покраснел!
А ведь я - просто в доме убраться хотел:

Я увидел, что что-то на стуле висит,
И решил, что он это не будет носить,

Потому что - старьё, и порвал на куски
Поиграл, но иначе - умрёшь от тоски.

А когда он пришёл и узрел это всё,
То от "радости" сразу забыл обо всём!

Вот откуда он знает такие слова?
Это ж надо, как я его разволновал!

В словаре таких нет, и на улице днём,
Как сказал один пёс: "днём с огнём не найдём"

Тыкал носом меня в эту тряпочку он,
А потом, на весь день посадил на балкон!

И, при этом, кричал, что я совесть забыл!
Ну откуда я знал, что пиджак это был!

0

26

Скоро выйдет  очередной  новый  номер  каталога  "НАШИ   СОБАКИ".

Это  наша  страничка    http://s59.radikal.ru/i163/0812/00/0f2ac792bb67t.jpg

0

27

Автор Fermoza
Чем пахнут собаки

У всех, кто в округе, собаки как люди
Пахнет эрделька сосиской на блюде
Пахнет овчарка сеном примятым
Пахнет бульдожка зеленым салатом

Речкой и солнцем пахнет дворняжка
Медикаментами такса-бедняжка
Мирром вестхайленд разит и сандалом
Сука амстаффа пахнет скандалом

Творогом пахнет щенок далматина
Только вот мой, ты подумай, скотина…
Сколько не бегай со страшным лицом
Так он и пахнет, подлец, дерьмецом

нюфы в реальности пахнут моржами
а коржики пахнут как надо - коржами...
пахнут борзые стремительным бегом
а самоеды сверкающим снегом

Пахнут шелтиные лапы как надо -
может печеньем, а мож... шоколадом

Тут про суку амстаффа замолвили слово
Поупражнялись с беднягой немного:

Мирром вестхайленд разит и сандалом
Сука амстаффа пахнет мангалом

пахнет вестхайленд цветочным горшком
а сука амстаффа разит шашлыком.

Мирром вестхайленд разит и сандалом
Сука амстаффа пахнет напалмом

пахнет вестхайленд зеленым горошком
а сука амстаффа вкусной окрошкой

Мирром вестхайленд разит и сандалом
а сука амстаффа укропом/петрушкой/ лавандой и салом

Да даже пусть пахнет хоть кислой капустой -
нюхаю я, потому что мне ВКУСНО!

пахнут спаниели мокрой уткой
ши-тцу же пахнет незабудкой

пахнет амкокер духами и пудрой
бигль - как муж, что вернулся под утро

Ухо собаки пахнет, как мята
Но не прекраснее запаха пяток
Пятка собаки пахнет печеньем
Мягкая шейка - вишневым вареньем
Пузико пахнет как лилий букет
Слаще собачьего запаха нет.

пусть он не пахнет конфеткою мятной
пусть не печеньем пахнет от пяток
запах его на подушке помятой
стал для меня лучше всех ароматов

пахнет щенок молоком и мамашкой
Мотька опять туалетной бумажкой...

Гришка болотом, а Сэм ванилином,
Джерька у Саджи - цветным пластилином

порохом пахнут курцхаар и борзая
Мотич - дерьмом, из кустов вылезая...

сука амстаффа пахнет бульоном...
пит - тетей Машей (была почтальоном)

Мотька, наш мелкий, опять-таки калом...
сука амстаффа, блин, все тем же обвалом...

автор сих строк графоманством немного
ну и обедом пахнет от дога...

салом, обвалом, укропом, бульоном
пусть даже чем-то не-о-пре-де-лен-ным
мирром, сандалом, ванилью, печеньем
манго, какао, клубничным вареньем,
сеном, цветами, весной или летом
все ж дерьмецом отдавая при этом
пятками, лапками, пузом, хвостами
или ушами и даже зубами
как бы не пахли они посезонно
нюхать их кайф! это - о-пре-де-лен-но!

Ветром и солнцем от добера веет,
Теплом и уютом вас шелти согреет,
Ромашками пахнет йоркширский терьер....

тут попросили... о нашей породе
типа не все дерьмецом, что-то вроде
если точнее, то вроде бывает...
мол, иногда запашок пробивает,
а в остальном, не реклама нисколько
я подтверждаю, пахнут ребенкой.

0

28

Интернет журнал о собаках  -  http://www.journal.konura.info/?y=2008&m=12&n=1

0

29

Получили   несколько   журналов-каталогов   с  нашей  рекламой   http://s59.radikal.ru/i163/0812/00/0f2ac792bb67t.jpg  Журналы   можно приобрести   в    офисе   ЦЕНТРА.
Сейчас   собираем   материалы  для  нового   номера. 

Присоединяйтесь:  рекламируйте,   пометы,   "мальчиков",  "девочек",  питомники... :flag:

0

30

Владимир Васильевич Гриценко
Поведение собак (или немного зоопсихологии). Страх

Всё о собаках –

http://rudogs.msk.ru/faq/
В. Гриценко
Поведение собак (или немного зоопсихологии)
СТРАХ

Мы часто сталкиваемся с поведением собак, которое называем трусостью, страхом или боязнью, проявляющееся в том, что идущая рядом собака вдруг перестает подчиняться командам, прижимает уши, поджимает хвост, дрожит, беспокойно оглядывается, жмется к нашим ногам или панически убегает.
Иногда не трудно понять, что именно вызывает такую реакцию собаки и почему она так реагирует, иногда трудно выяснить причину, но в любом случае это снижает работоспособность собаки, мешает ее управлению, а то и исключает его, приводит к печальным последствиям — панически убегающая собака может потеряться или попасть под машину. А если такая реакция собаки зарегистрирована во время проведения тестирования, ее могут не допустить к разведению. Поэтому и владельцев собак и кинологов, занимающихся их разведением, волнуют вопросы «Почему это происходит?» и «Что делать?», считая, что уже ответили на вопрос «Что происходит?»

Определения

Зоопсихологи считают, что страх это специфическая эмоциональная реакция организма или, короче, одна из эмоций.
В самом общем смысле эмоциями называют особый класс психических процессов и состояний, отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т. д.) значимость действующих на организм явлений и ситуаций (Психологический словарь. М., Педагогика-Пресс, 1996).
Часть эмоций связана непосредственно с потребностями и характеризуют их возникновение, состояние, вероятность удовлетворения и факт удовлетворения (П.В. Симонов «Высшая нервная деятельность человека», М., Наука, 1975). Однако существуют раздражители и ситуации, которые сами по себе не нарушают гомеостатического равновесия организма, но которые предвосхищают возможные или неизбежные жизненно значимые события. Предвосхищение — это особый источник эмоциональных процессов (Я. Рейковский «Экспериментальная психология эмоций», М., Прогресс, 1979).
Предвосхищающие сигналы можно классифицировать в зависимости, во-первых, от того, какие события они предвосхищают, и, во-вторых, от того, может ли субъект оказывать влияние на эти события. По первому основанию они подразделяются на:

— сигналы боли, сильной, продолжительной депривации, вызывающей страх;
— сигналы возможного неудовлетворения потребности, слабой боли, вызывающие агрессию;
— сигналы удовлетворения потребностей, вызывающие положительные эмоции;
— сигналы, предвосхищающие неопределенное, новое событие, вызывающее любопытство (или в других условиях — страх).

Таким образом, страх это эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности. В отличи от боли и других видов страдания, вызываемых реальным действием опасных для существования факторов, страх возникает при их предвосхищении.
В зависимости от характера угрозы интенсивность и специфичность переживания страха варьирует в достаточно широком диапазоне оттенков (тревога, боязнь, испуг, панический страх (ужас)).
Тревога — эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. В отличие от страха, как реакции на конкретную угрозу, тревога представляет собой обобщенный (генерализованный), диффузный или беспредметный страх. Тревога не только предупреждает субъекта о возможной опасности, но и может побуждать к поиску и конкретизации этой опасности, к активному исследованию окружающей действительности с установкой определить угрожающий предмет. Она может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, преувеличения значимости и опасности характера внешних факторов.
Поведенческие проявления тревоги, как и страха вообще, заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направленность и продуктивность.
Психологи считают, что есть все основания для выделения такого свойства темперамента как тревожность, под которой понимают склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующейся низким порогом возникновения реакции тревоги.
Под испугом подразумевают внезапный и мгновенный резко выраженный страх, возникающий при неожиданном и непонятном, но еще не осознанном изменении ситуации. Боязнь, напротив, всегда связана с осознанием определенной, известной опасности, возникает медленнее, дольше продолжается, но и легче может быть устранена.
Состояние аффекта (панический страх, ужас) — сильное и относительно кратковременное эмоциональное переживание, сопровождаемое резко выраженными двигательными (паническое бегство, оцепенение, защитная агрессия) и физиологическими проявлениями. Аффекты развиваются в критических условиях при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, чаще всего неожиданно возникающих ситуаций.
Обладая свойствами доминанты аффекты тормозят не связанные с ними психические процессы навязывают тот или иной стереотипный способ аварийного разрешения ситуации.
Страх и тревога могут соответствовать и не соответствовать степени опасности, быть адекватными или неадекватными ей, но функционально служат предупреждением о предстоящей опасности, позволяют сосредоточить внимание на их источнике, побуждают искать пути избегания опасности.

Страх — отрицательная эмоция и является сложным, неоднозначным явлением. Она дезорганизует ту деятельность, которая приводит к ее возникновению, но зато организует действия, направленные на уменьшение или устранение вредных воздействий.
Среди инструментальных реакций, сопровождающих эмоциональную реакцию страха, прежде всего выделяют реакцию избегания. Реакция избегания - это реакция, которая возникает у индивида в ответ на сигнал опасности и которая призвана устранить эту опасность (то есть исключить действие отрицательного раздражителя), путем выхода из сферы действия опасного раздражителя. Эта реакция активна, по определению, и называть ее «пассивно-оборонительной» неправомочно.
Пассивно-оборонительная реакция, подчеркивающая пассивность животного, и, которую часто называют реакцией затаивания или оцепенения, выражается в полном прекращении движений.
Агрессивно-оборонительная реакция, напротив, направлена на уничтожение источника опасности и имеет все характерные признаки атаки.
Очень часто состояние тревоги, боязни или страха путают с ориентировочной реакцией, под которой понимают комплекс реакций, направленных на лучшее восприятие характеристик раздражителей внешней среды. Hа поведенческом уровне ориентировочная реакция выражается в прекращении текущей деятельности (стоп-реакция) и ориентации сенсорных систем на источник — причину реакции. Путаница же кроется в отмене текущей деятельности или снижении ее эффективности и, более или менее продолжительного, периода неподчинения командам, что так напоминает реакции вызванные состоянием тревоги и страха.

Причины

Реакции страха могут вызываться различными аспектами раздражителя.
Из повседневного опыта известно, что «сильные», «очень сильные» или «сверхсильные» раздражители вызывают страх и реакцию бегства. При этом сила раздражителя, вызывающего реакцию бегства, выше чем сила раздражителя вызывающего просто страх.
Как было показано в лабораторных условиях, уже на ранних стадиях онтогенетического развития стимуляция малой интенсивности обнаруживает тенденцию вызвать реакцию приближения, а большей интенсивности — реакцию удаления. Вообще для животного важней именно увеличение интенсивности раздражителя, так как сверхсильный раздражитель с большей долей вероятности может свидетельствовать о наступлении опасных последствий. Hе исключено, что сверхсильный сигнал является «релизером» (релизер — сигнал, запускающий инстинктивную реакцию) для оборонительного поведения. Считают, что любой раздражитель непривычно высокой интенсивности может вызвать реакции страха.
Реакции страха вызываются и раздражителями, интенсивность которых возрастает слишком быстро, например, быстро перемещающиеся или приближающиеся предметы.
Если представить себе организм в виде сенсорной машины, реагирующей на определенные характеристики раздражителя, то прежде чем поступить в мозг, сигнал должен превысить физиологический порог на уровне рецепторов, а затем — порог восприятия или порог осознанного узнавания (дифференциация раздражителя). После того как сигнал (раздражитель, стимул, команда) опознан, поведение может строится следующим образом:
— если сигнал опознан как относительно новый — развивается исследовательское поведение;
— если сигнал, с учетом опыта, опознан как нейтральный (безразличный) — продолжается текущая деятельность;
— если сигнал, с учетом опыта, опознан как положительный (условный положительный) — осуществляется соответствующее ему поведение;
— если сигнал, с учетом опыта, опознан как отрицательный (условный отрицательный, связанный с болью) — осуществляется соответствующее ему оборонительное поведение;

С последующим увеличением силы раздражителя, в пределах определенных границ (норма реакции), описанные выше поведенческие реакции развиваются в сторону увеличения их выраженности (интенсивности).
Если сила раздражителя продолжает увеличиваться и превышает верхний порог нормы реакции, то есть становится «сверхсильным», организм отвечает неадекватными, парадоксальными или оборонительными реакциями.

При обсуждении интенсивности стимула следует напомнить также о влиянии внезапности его появления. Раздражители, даже знакомые, появляющиеся внезапно вызывают негативную реакцию. Внезапность появления раздражителя отличается от его неожиданности.
Неожиданность может характеризовать и новизну раздражителя, играющую значительную роль в развитии реакций страха.
Считают, что степень новизны обратно пропорциональна следующим факторам:
а) частоте появления похожих раздражителей;
б) степени давности (имеется в виду время, прошедшее между появлением похожих раздражителей);
в) степени сходства раздражителей.
Различают также новизну абсолютную (раздражитель никогда не встречался животному) и относительную (необычное сочетание знакомых животному раздражителей). Степень новизны зависит также от степени неожиданности раздражителя, которая определяется тем, насколько действующий раздражитель отличается от ожидаемого животного. Поэтому появление даже знакомого раздражителя в новой для него ситуации часто вызывает испуг.
Таким образом выраженность реакции животного на раздражитель зависит от степени новизны, силы и внезапности появления раздражителя.
Поэтому к реакциям описанной выше «сенсорной машины» можно добавить: если раздражитель появляется внезапно или неожиданно для данной ситуации — отмечается реакция испуга; если раздражитель опознан как абсолютно новый — развивается реакция страха (выраженность реакций страха находится в прямой зависимости от степени новизны и силы раздражителя).
Известно, что животные предпочитают раздражители умеренной интенсивности и избегают слишком сильных, новых и необычных. Чем непривычнее и сложнее обстановка, тем чаще проявляется неуверенность, робость и даже реакция избегания — нежелание животного находиться в данной обстановке, неповиновение, побег.
Новизна раздражителя определяется опытом животного и прежде всего ранним опытом, который приобретается в основном благодаря таким формам научения как привыкание и импринтинг. Среди видов импринтинга (социальный, экологический, пищевой и инструментальный) для нашей темы наиболее важен экологический, который обуславливает запечатление основных признаков экологической ниши животного (местность вокруг логова и среда его обитания) в которой ему придется существовать.
Только что родившееся животное или животное, у которого наконец начал функционировать зрительный анализатор, не различает «знакомое» и «незнакомое». Hо как только оно познакомиться с некоторым минимумом раздражителей (под минимумом раздражителей здесь понимается то минимально необходимое количество информации, достаточное для выживания в данной среде), экологический импринтинг заканчивается и животное оказывается в состоянии отличать одни предметы от других и начинает сторониться вновь появившихся объектов, которые воспринимаются им как незнакомые.
В связи с этим, если запечатление произошло, чувствительный период заканчивается и становится практически невозможным изменить его последствия.
Значение периода импринтирования трудно переоценить по его влиянию на последующую жизнь. Так, по мнению известного физиолога Л.Г. Воронина, по механизму импринтирования устанавливается конечный объем (базовая информация) долговременной памяти, ограниченная именно продолжительностью периода запечатления. Л.Г. Воронин приходит к заключению, что «после окончания этого периода (импринтирования), вероятно продолжающегося до полового созревания, строение мозга во всех его деталях отражает базовый объем и качественный состав долговременной памяти, то есть ее алфавит, который на протяжении всей последующей жизни организма будет многократно перекодироваться и перекомбинироваться по условнорефлекторным законам в связи с потребностями организма и изменениями во внешней среде. Тогда в зрелом возрасте, в любом обучении мы будем наблюдать лишь различные варианты становления процесса считывания (условного отражения) ранее зафиксированной информации».
Невозможность осуществления адекватного (с точки зрения будущего существования) экологического импринтинга, приводит к ранней сенсорной депривации (депривация — лишение, отсутствие чего-либо), вызывающей часто необратимые изменения структурной и функциональной организации центральной нервной системы и ее анализаторов.
Принято различать три вида условий содержания животных. Обедненные условия содержания (обедненная среда) — когда сенсорные воздействия внешней среды или контакты с особями своего вида ограничены (содержание в условиях замкнутой территории с ограниченным притоком новых раздражителей). Нормальными или обычными условиями содержания (нормальная среда), называют условия, максимально соответствующие экологическим особенностям вида или тем условиям, где животным предстоит существовать. Под обогащенными условиями содержания (обогащенная среда), подразумевают дополнительное наличие контактов с особями своего и других видов, различных игровых предметов, регулярную смену мест прогулок, проведение игровых и специальных занятий.
Во время импринтирования в памяти формируются «нервные модели стимулов» (Соколов), которые, сформировавшись, являются матрицей, прокрустовым ложем для информации воспринимаемой животным. Чем значительней несовпадение раздражителей окружающей среды с банком моделей стимулов, тем выраженней реакция животного. Поэтому животные выращенные за городом или в питомнике, так «боязливы» и «трусливы» в условиях города. Такое поведение в свое время получило название «синдром питомника». Учитывая это явление службы собак армии и полиции всего мира закупают животных, выращенных в тех условиях, в которых им впоследствии придется работать. Hо нечто аналогичное происходит сейчас со многими собаками во время продленного квартирного содержания. При этом, во-первых, ограничивается двигательная активность щенка, что приводит к гиподинамии, а следовательно к ослаблению защитных сил организма и экстерьерным нарушениям; во-вторых, происходит социальная изоляция, которая в будущем скажется на общении с себе подобными; а, в-третьих, организм испытывает ту самую сенсорную депривацию.
К тому же для формирования полноценных структурно-функциональных взаимоотношений центральных систем обеспечения эмоций в онтогенезе необходим определенный уровень афферентного разнообразия. Это ведет к повышению функциональной реактивности звеньев той части эмоциогенных аппаратов, которая обеспечивает отрицательные эмоции.
Таким образом, вследствие дефицита средовых воздействий в раннем онтогенезе возрастает функциональная реактивность сбустаратов отрицательного подкрепления; в свою очередь это определяет повышенный уровень негативного эмоционального напряжения, возникающего при воздействии на организм биологически отрицательных внешних раздражителей, что приводит к усилению субъективной значимости этих воздействий. То есть, возрастает уровень тревожности животного и выраженность эмоциональной реактивности, в том числе и на незнакомую обстановку и раздражители, что очень легко регистрируется на поведенческом уровне. Очень важно отметить, что эмоциональная собака кажется более трусливой по сравнению с менее реактивной собакой.
Значительную роль в реагировании собак на незнакомые стимулы играет также степень знакомства с ситуацией, в которой появляется раздражитель. С увеличением новизны обстановки, ситуации (а значит и неопределенности), в которой находится животное, увеличивается состояние его тревожности, что также сказывается на выраженности поведенческих реакций. Так известно, что незнакомый предмет в незнакомой ситуации исследуется значительно меньше и чаще вызывает оборонительную реакцию, но и внезапное появление знакомого раздражителя в незнакомой обстановке может вызвать сильную реакцию страха. При наличии состояния тревоги «страшные» параметры стимула как бы усиливаются и даже, казалось бы, не очень опасный раздражитель способен инициировать выраженную реакцию страха.
Выраженность ответных реакций определяется также опытом, накопленным в виде условнорефлекторных реакций. Известно, что при стрессовых ситуациях сопровождаемых

0

31

болью или сильным страхом, очень быстро, а часто с первого раза, образуются условнорефлекторные связи на состояние и инструментальные (реакция избегания) условные рефлексы, когда запускающими стимулами становятся обстановка в целом или отдельные ее раздражители. В связи с чем, встреча таких же или похожих стимулов может запускать имеющееся в репертуаре оборонительное поведение.
Например, при изучении неврозов и фобий было показано, что возникновение неврозов в определенной «травмирующей» обстановке характеризуется очень быстрым образованием «патологических» условных рефлексов, вероятно по типу доминанты, связывающих состояние организма с отдельными раздражителями окружающей среды или их совокупностью. Воспроизведение, казалось бы, исчезнувшего невроза при действии раздражителей, связанных с ранее травмировавшей обстановкой (звуки выстрела, взрыва), подтверждается и другими наблюдениями. Даже отдаленные компоненты, связанные с травмировавшей ситуацией, могут воспроизводить пережитое патологическое состояние, между тем как поведение животного в других условиях не обнаруживает явных нарушений.
Таким образом, эффективность с которой внешние ситуации вызывают реакцию страха, оборонительное или исследовательское поведение, зависит от того, что животные на основании своего опыта считает знакомым. Hо также замечено и влияние наличного внутреннего состояния (мотивация, физиологическое состояние) животного на выраженность его реакций. Например было показано, что от внутреннего состояния зависит, вызовет ли раздражитель при данной степени несоответствия страх или исследовательское поведение. Радостное возбуждение, наличие какой-либо сильной потребности, выполнение целенаправленного действия уменьшает состояние страха. И наоборот, угнетенное состояние, недомогание, усталость способствуют развитию более выраженных оборонительных реакций.
Влияние «типа высшей нервной деятельности» на знак и выраженность реакций животных на ситуации и раздражители неоднозначно, хотя авторы многих тест-систем принимают как аксиому связь длительной ориентировочной реакции и наличие поведенческих реакций, сопровождающих состояние страха, со слабым типом ВНД.
Hо, например, Иванов-Смоленский (1932), Розенталь (1936) показали, что исследуемые ими собаки, обладающие выраженной пассивно-оборонительной реакцией не могли быть отнесены к слабому типу нервной системы. Широко известны опыты, проведенные Выржиковским и Майоровым (1933). Эти исследователи, распределив щенков двух пометов на две группы, воспитывали одну группу в изолированных от окружающего мира условиях, а другую — на свободе, где щенки тесно соприкасались с окружающей обстановкой. Результатом такого воспитания оказалось резкое различие в поведении собак опытных групп. Воспитанные на свободе не проявляли «пассивно-оборонительной реакции», а собаки, воспитанные в изолированных условиях, проявляли ее в резко выраженной степени как по отношению к людям, так и ко всей новой обстановке, за исключением того помещения, в котором они воспитывались. При определении типа высшей нервной деятельности «трусливых» собак, они были отнесены к сильному типу.
И.П. Павлов, первоначально связывающий наличие «пассивно-оборонительной реакции» со слабым типом ВНД, отказался в последние годы своей жизни от этого отождествления, считая трусость реакцией, которая постоянно маскирует истинную силу нервной системы:
«Все казавшиеся нам трусливыми, т. е. медленно привыкавшие к нашей экспериментальной обстановке собаки, которые также с трудом вырабатывали уловные рефлексы (а вся их условнорефлекторная деятельность легко может быть нарушенной от малозначительных новых внешних влияний), огульно относилась нами к слабому типу нервной системы. Это привело даже к грубой ошибке, когда я одно время считал таких собак специалистами торможения, т. е. сильными по торможению» (И.П. Павлов, 1938).
Как показали исследования Л.В. Крушинского (1938, 1944, 1946, 1947), проведенные на большом поголовье животных, собаки с «пассивно-оборонительной реакцией» могут относится как к слабому, так и сильному типу ВНД. Крушинский приходит к выводу, что наличие «пассивно-оборонительной реакции» у собак всех изученных типов ясно свидетельствует о том, что связи между этой и слабым типом нервной системы нет: 1. «пассивно-оборонительная реакция», не являясь непосредственным свойством слабого типа, все же более легко возникает у слабых собак; 2. «пассивно оборонительная реакция» может свободно комбинироваться как с сильным, так и слабым типом нервной системы; 3. «пассивно-оборонительная реакция» и тип высшей нервной деятельности являются в значительной степени самостоятельными свойствами нервной системы.
Оценивая потомство, полученное от «смелых и смелых» и «трусливых и трусливых» собак, Крушинский показал, что количество «трусливых» щенков достоверно выше в пометах от «трусливых» родителей, чем в пометах от «смелых», хотя они встречаются и у последних.
Поведенческие акты, как правило, находятся под очень большим влиянием многообразных условий генотипических и средовых факторов.
Hа выраженность реакций страха и их наличие влияют пороги чувствительности анализаторов, возбудимость, эмоциональность, тревожность животного, работоспособность (сила) центральной нервной системы, подвижность нервных процессов и, вероятно, некоторые другие физиологические и психологические особенности, которые могут контролироваться одним или многими генами. Определить какие из свойств или генов играют решающую роль в выраженности оборонительных реакций является делом нелегким. Hо так или иначе исследованиями М.П. Садовниковой-Кольцовой (1931), Д.К. Беляева и Л.H. Трут (1964) была подтверждена возможность усиления оборонительных реакций путем отбора отличающихся в нужном направлении животных. Возможен отбор и по одному поведенческому признаку, так Л.В. Крушинскому и Л.H.
Молодкиной (1959) удалось вывести линию крыс чувствительных к определенным характеристикам звукового раздражителя (отбор проводился без строгого инбридинга). Hо при этом необходимо помнить, что исследования проводились в стандартных для всех животных условиях лаборатории или вивария, чего нельзя достичь при воспитании и выращивании собак, находящихся в личном пользовании. Стандартные условия позволяют определить отличия в поведении, которые, с большой долей вероятности, контролируются генетически.
По некоторым данным такие чувства, как страх, любопытство и агрессивность являются врожденными, и лежащие в их основе механизмы развиваются в определенной последовательности на строго определенных этапах созревания организма. В эти критические периоды любое воздействие, нарушающее нормальный ход событий, может изменить, иногда необратимо, формирование поведения. А Хэмфри и Уорнер (1934) показали, что боязнь сильных звуков и сильных тактильных раздражителей являются независимыми наследственными признаками, определяющими рецессивными факторами, зависимыми в значительной степени в своем проявлении от условий предшествующей жизни собаки.
Hа основании собственных исследований Л.В. Крушинский пришел к выводу, что, вероятно, наследуется не сама «пассивно-оборонительная реакция», а скорее определенная норма реагирования животного на внешние условия его воспитания. «Пассивно-оборонительная реакция» возникает в результате теснейшего взаимодействия результата влияния внешних факторов с наследственными возможностями организма.
Таким образом реакции страха вызываются сильными, внезапными, незнакомыми, неожиданными раздражителями, а также раздражителями, условнорефлекторно связанными с опасными для животного последствиями, при этом степень выраженности реакций определяется ранним опытом, степенью знакомства с ситуацией (обстановкой), внутренним состоянием животного, и, генетически зависимыми, порогами чувствительности его анализаторов, возбудимостью, эмоциональностью, тревожностью, силой нервной системы и подвижностью нервных процессов. Однако генетическое влияние корректируется, правда до некоторой степени, воздействиями внешней среды (тренированность).

Мои контакты:
Адрес электронной почты:rmvvg@cityline.ru

0

32

Минда, или о собаководстве.

Автор:    Карел Чапек.
Перевод Д. Горбова и Б. Заходера
Файл с книжной полки Несененко Алексея
http://www.geocities.com/SoHo/Exhibit/4256/

" Человек заводит себе собаку по одному из следующих
мотивов:
1) чтобы производить эффект в обществе;
2) для "охраны";
3) чтобы не было чувства одиночества;
4) из интересов спортивно-собаководческих;
5) наконец от избытка энергии: чтобы быть хозяином и
повелителем собственной собаки.
Что касается меня, я завел себе собаку главным образом от
избытка энергии, очевидно испытывая желание иметь у себя в
подчинении хоть одно живое существо. Короче говоря, однажды
утром ко мне позвонил человек, волочивший на поводке что- то
рыжее, косматое и, видимо, твердо решившее никогда не
переступать порог моего дома. Посетитель объявил, что это -
эрдель, взял этот щетинистый, грязный предмет на руки и
перенес его через порог со словами:
- Иди, Минда!
(У этой сучки есть паспорт, где вписано какое-то другое,
более аристократическое имя, но ее почему-то всегда называют
Миндой.) Тут показались четыре длинные ноги, с необычайной
быстротой тут же убежавшие под стол, и стало слышно, как
что-то там внизу, под столом, дрожмя дрожит.
- Это, милый мой, порода - промолвил посетитель тоном
знатока и с невероятной поспешностью покинул нас обоих на
произвол судьбы.
До тех пор я никогда не думал, как достают собак из-под
стола. По-моему, обычно это делается так: человек садится
на пол и приводит животному все логические и чувствительные
аргументы в пользу того, что оно должно вылезть. Я
попробовал сделать это с достоинством, повелительным тоном;
потом стал просить, подкупая Минду кусочками сахару, - даже
сам прикинулся песиком, чтобы ее выманить. Наконец, видя
полную безуспешность всех этих попыток, залез под стол и
вытянул ее за ноги на свет божий. Это было неожиданное
грубое насилие. Минда осталась стоять, подавленная,
трепещущая, словно оскорбленная девушка, и пустила первую
предосудительную лужицу.
А вечером она уже лежала в моей постели и косилась на
меня своими прекрасными, ласковыми глазами, как бы говоря:
"Не стесняйся, ложись под постель, голубчик. Я позволяю".
Однако утром она убежала от меня через окно. К счастью,
ее поймали рабочие, чинившие мостовую.

Теперь я вожу ее на поводке подышать свежим воздухом и
при этом привлекаю к себе лестное внимание, всегда
вызываемое наличием у тебя породистой собаки.
- Погляди, - говорит какая-то мамаша своему ребенку, -
вон собачка!
- Это эрдель, - обернувшись, слегка уязвленный, бросаю я.
Но больше всего раздражают меня те, кто мне кричит:
- У вас красивая борзая. Но почему она такая лохматая?
Она тянет меня куда ей вздумается: у нее чудовищная сила
и самые неожиданные интересы. То вдруг начнет волочить меня
по кучам глины, по свалкам предместья. Добродушные
пенсионеры, видя, как мы мечемся каждый на своем конце
поводка, безнадежно опутавшего нам ноги, укоризненно говорят
мне:
- Зачем вы ее тянете насильно?
- Это я ее тренирую, - поспешно отвечаю я, увлекаемый к
другой куче.

Что касается охраны, то это правильно: человек на самом
деле приобретает собаку для охраны. Он настороженно ходит
за ней по пятам, не отходя почти ни на шаг; охраняет её от
воров и от всех, кто к ней враждебно относится, кидается на
каждого, кто ей угрожает. Поэтому уже с давних времен
символом верности и бдительности является человек,
стерегущий и охраняющий свою собаку. С тех пор как у меня
завелась собака, я, как говорится, сплю в полглаза: все
слежу, как бы кто не украл у меня Минду. Захотела она
гулять - иду; захотела спать - сижу и пишу, насторожив уши,
чтобы звука не пропустить. Подойдет ли к нам чужая собака -
ощетиниваюсь, ощериваюсь, угрожающе рычу. Тут Минда
оборачивается на меня и начинает вертеть остатком хвоста,
видимо говоря: "Я знаю, что ты здесь и охраняешь меня".

И в том, что человек заводит себе собаку, чтобы не было
чувства одиночества, тоже много правды. Собака в самом
деле не любит оставаться одна. Как-то раз я оставил Минду
одну в прихожей; в знак протеста она сожрала все, что нашла,
и после этого ей было даже плохо. Потом - запер ее как-то в
погребе: она прогрызла дверь. И с тех пор не желает
оставаться одна ни на минуту. Когда я пишу, она требует
чтобы я с ней играл. Если я лягу, она понимает это, как
разрешение лечь ко мне на грудь и кусать меня за нос. Ровно
в полночь я должен заводить с ней Большую Игру, состоящую
в том, что мы со страшным шумом гоняемся друг за другом,
кусаем друг друга, катаемся по земле. Выдохнувшись, она в
изнеможении идет и ложится, после чего получаю право лечь
и я, - однако с тем непременным условием, чтобы дверь в
спальню оставалась открытой: а то как бы Минда не
заскучала.
Настоящим торжественно подтверждаю, что иметь собаку -
отнюдь не забава или роскошь, а настоящий, благородный,
высокий спорт. Когда на первой же вашей прогулке с собакой
у нее лопнет ошейник, как это случилось со мной, вы поймете,
что иметь собаку - значит по существу заниматься легкой
атлетикой по программе, предусматривающей бег с
препятствиями на тысячу ярдов, спринтерские состязания по
пересеченной местности, бег по ломаной линии, разные прыжки
и, наконец, в качестве победоносного финиша поимку собаки.
За этим следует упражнение по тяжелой атлетике, так как вам
приходится нести собаку без ошейника домой на руках, а это
не просто подъем тяжести, но подъем тяжести сопротивляющейся
- вид спорта, требующий большого напряжения, очень тяжелый.
Иногда мне казалось, что Минда весит по меньшей мере
центнер, а иногда - что у нее шестнадцать ног. А когда
собачья сбруя в порядке, вы, гуляя с собакой, тренируетесь в
жиме и рывке левой, правой и обеими руками, в перетягивании,
восхождении на горы щебня, беге рысью и ходьбе, причем
многое зависит от того, в какой вы находитесь спортивной
форме. При этом необходимо делать вид, что все эти
упражнения вы проделываете по собственному желанию.
Цель или основание выводки собак на улицу состоит в том,
чтобы дать им возможность удовлетворить свои потребности.
Минда изумляла меня своей невероятной, прямо девичьей
стыдливостью; пока только она могла терпеть, не делала на
улице ничего, видимо стесняясь обнаруживать свои слабости.
В этом отношении у нее прямо какая-то английская
сдержанность. Ее принцип, сора из избы не выносить. И она
не могла понять, почему мы, люди, не достаточно считаемся с
этим свойством ее характера.

Таким образом я с первых же дней убедился, что, имея
собаку, убиваешь сразу нескольких зайцев, кроме одного, я
рассчитывал быть хозяином и командиром своей собаки, а
получилось так, что скорее Минда стала моей хозяйкой и
командиршей. Иногда я выкладываю ей это прямо, но она не
хочет понимать: пока я ей доказываю, что она - причудница,
мучительница, тиранка, капризница и упрямица,
злоупотребляющая моим терпением и предупредительностью,
она ласково смотрит мне в глаза, вертит остатком хвоста,
беззвучно хохочет на всю окрестность своей розовой, обросшей
волосами пастью и подставляет мне свою лохматую голову,
чтобы я, ко всему этому, еще погладил ее. Да что же это
такое? Этак ты мне и лапы на колени положишь? Ступай,
ступай, Минда, ненавистная сучонка, дай мне дописать статью.
Дай мне сказать еще.
Ну ладно, Минда, допишу в другой раз.

У каждой собаки есть определенные привычки:
а) общесобачьи и б) свои собственные.
К общесобачьим привычкам относится, например, та,
благодаря которой каждая порядочная собака, перед тем как
лечь, трижды обернется вокруг своей оси, или, если вы ее
погладите по голове, - облизнется; но не рекомендую
проверять это на чужих собаках.
Что касается собственных привычек, то одни свойственны
таксе, другие доберману, шпицу, бульдогу, пинчеру, терьеру и
т. д. У эрделя Минды особая и притом непреодолимая
привычка, увидев, что я лег, тотчас вскакивать на диван и,
став передними лапами мне на грудь, стараться лизнуть меня в
нос или в глаз; причем невозможно ни криком, ни просьбами
заставить ее покинуть эту позицию. Я долго не мог понять,
почему она это делает, какая ей от этого радость; но как-то
раз мне попалось пособие по собаководству, где я нашел такой
абзац:
"Эрдель, или военная собака (Kriegshund) - используется
на войне для поисков раненых". И тут же картинка с
изображением Минды, то есть я хочу сказать - эрделя, который
встал, под градом пуль, передними ногами на грудь раненому
солдату и лает. Тут я понял, что Минда удовлетворяет на мне
свой военный инстинкт; за отсутствием раненого солдата, она
становится на грудь мне, когда я, лежа на диване, читаю
газету, и делает это, не обращая ни малейшего внимания
ни на серьезность политического положения, ни на
ожесточенную газетную перестрелку. Ах ты сучка моя военная!
Песик мой милосердный! Не поехать ли нам с тобой
куда-нибудь в Китай или Никарагуа, чтоб у тебя были
настоящие раненые? А то объявлю войну Врошовице, атеистам,
либо одной из фракций национального собрания и сената, раз
уж завел себе служебную военную собаку!.. Враги мои, говорю
вам: не шутите со мной! Я вам покажу: будете вы у меня
лежать на поле сражения, простреленные и порубленные, а я
позову Минду, чтобы она вас нашла и стала передними ногами
вам на грудь. Потому что это у нее в крови.

У каждого наделенного даже высшим разумом существа есть
свои слабости, безотчетные симпатии и антипатии. Один ни за
что на свете не возьмет в руки телескопной трубки; другой
испытывает непреодолимое отвращение к стихам или мистике,
некоторые не выносят, когда водят ножом по тарелке, а иные
современную музыку; м-ль Гаскова (1) терпеть не может Гилара
(2), и я знаю даму, которая ни в коем случае не подойдет к
обыкновенной корове. А Минду повергают в стихийный,
необъяснимый ужас мотоциклы. На любой шум она реагирует с
явным раздражением, но рев мотоцикла пробуждает в ней
безумный страх, подобный тому, какой испытывает церковный
сторож при виде самого дьявола. Сучке моей чужды
современные взгляды; не любит она этих проклятых машин и
изобретений, которые не имеют ни мяса, ни костей и мчатся,
как оголтелые, распространяя вокруг отвратительный,
неаппетитный запах. Если среди собак бывают набожные
субъекты, то мотоцикл играет у них роль сатаны. У каждого
из нас есть в душе чувствительное место, еще не покрывшееся
кожей и волосами: местечко обнаженное и болезненно
дрожащее, которое мы хотели бы скрыть от всего света. И вот
понимаешь, Минда, каждый день кто-то или что-то как раз к
этому нашему воспаленному месту притрагивается. Каждый день
из-за угла с львиным ревом выскакивает мотоцикл, ища, кого
бы проглотить. И мы лезем без оглядки под диван, в
непроглядную тьму, и, закрыв глаза, дрожа всем телом, ждем,
когда эта адская штука промчится мимо. И только когда
установится полная тишина и будет слышен лишь привычный
скрип пера по бумаге, Минда выползет со смущенной улыбкой из
своего укрытия, чуть повиливая хвостом, словно извиняясь за
свое малодушие: "Это... это просто так, пустяки. Погладь
меня по головке, милый".

Сядь, Минда, и слушай. Есть три заповеди:
1) быть послушной,
2) соблюдать чистоту в комнатах и на лестнице,
3) жрать, что даю.
Заповеди эти - божественного происхождения и даны
собачьему роду для того чтобы поставить его над всеми
зверями полевыми. Кто не соблюдает их, тот будет проклят и
ввергнут в геенну огненную, где нет диванов и дьяволы на
мотоциклах целый день преследуют грешные собачьи души.

Помимо нарушения этих заповедей, являющегося тяжким
грехом, есть еще грехи повседневные, а именно:
Жрать подтяжки своего хозяина.
Прыгать на хозяина с грязными лапами.
Лаять, когда хозяин пишет.
Разливать свою похлебку по полу.
Выбегать на улицу.
Гоняться за кошкой по постели.
Обнюхивать мою тарелку.
Грызть ковер.
Катать по полу разные предметы.
Приносить домой старые кости.
Лизать своему хозяину нос.
Рыться в цветочных клумбах.
Уносить носки хозяина.
Собака, не совершающая этих грехов, приобретает особое
достоинство и пользуется огромным уважением: поэтому она
всегда толстая, как декан или директор банка, а не тощая,
как люди, истощающие свои силы суетностью, тщеславием,
праздностью и непослушанием.

Но есть еще неписаная собачья заповедь, которая гласит:
"Возлюби господина своего".
Некоторые очень видные люди, как, например, Отакар
Бржезина (3), считают собачью преданность признаком
низменной рабской натуры. Но, по-моему, под понятие рабской
натуры невозможно подвести нечто столь темпераментное и
восторженное, как собачья натура. Я никогда не был
рабовладельцем, но мне кажется - раб, наверно, существо
запуганное, пронырливое, скрытное, которое не издает криков
радости при появлении хозяина, не кусает его за руку, не
обнимает его, не бросается на него и вообще не обнаруживает
безудержного восторга и безумной радости, когда хозяин
возвращается из редакции или откуда-нибудь еще.
Собака превосходит всех животных и человека силой чувств
радости и печали. Не могу себе представить, чтобы, скажем,
канцелярист-практикант кинулся с бурным восторгом на шею
начальнику отдела или чтобы приходский священник от радости
стал кататься по земле, махая руками и ногами в воздухе,
когда с ним заговорит епископ. Дело в том, что у людей
отношение к своим хозяевам чисто деловое, неприветливое,
тогда как собака полна к хозяину пламенной, беззаветной
любви. Быть может, здесь сказывается древний дух стаи,
страстная общительность существа, в котором жив инстинкт
товарищества. "Человек, - говорит взгляд собаки, - у меня
нет ничего, кроме тебя. Но посмотри: ведь мы с тобой
вдвоем составляем отличную собачью свору, правда?"

Презрение. Да, это - самое подходящее слово. Не с
враждой, а именно с аристократическим презрением смотрит
кошка на собаку, создание шумное и какое-то плебейское. Ее
обращение с ним полно высокомерного, иронического
превосходства. Превосходства существа, замкнутого в себе,
склонного к уединению. Этот большой, лохматый, шумный зверь
плачет, как грудной ребенок, если его оставить одного, и
чуть не умирает от радости, когда хозяин допустит его к
себе. "Какое малодушие, - думает кошка, поднимая брови. -
Что касается меня, то я ни в ком не нуждаюсь и поступаю
всегда по-своему; а главное, не обнажаю так явно своих
чувств: ведь это неприлично".
Тут она встает и дает Минде две бархатные оплеухи по
блестящему влажному носу.

Минда - почти щенок; она не умеет еще управляться со
своим каучуковым, гибким хребтом и длинными лапами; порой
этот избыток эластичности делает ее неловкой и смущает, как
девушку-подростка. Но бывают минуты - особенно лунными
вечерами или когда из-за забора смотрит соседский Астор, -
что ею овладевает неистовая жажда движений. Тогда она
начинает прыгать, вертеться, танцевать и кружиться, глядя на
небо, покоряясь какому-то захватывающему ритму. Это очень
напоминает школу Далькроза (4) или пляски русалок. Минда
танцует.

Владелец собаки, так же как садовник, государственный
деятель, отец семейства и некоторые другие люди, должен
думать о будущем. Покупая себе сучку, я, конечно, стал
думать о ее будущем. Первым делом я начал спрашивать у
друзей и знакомых, не хотят ли они иметь превосходного
чистокровного щенка-эрделя. И в самом деле - человек
четырнадцать выразили желание обзавестись косматым
щеночком лучших кровей, причем сейчас же, немедленно;
я им ответил, что это станет возможным через год, когда
моя сучка станет взрослой. Они подняли меня на смех:
дескать, через год - все равно что никогда.
Во-вторых, я стал присматривать поблизости здорового,
умного, породистого папашу для будущих своих щенят.
Наметив четырех великолепных эрделей, я постарался
завоевать их доверие. Кроме того, я частично занялся
изучением вопросов гибридизации, кровного родства и т. п.,
но, поскольку все это - проблемы научного характера, мнения
авторитетов здесь диаметрально расходятся. Так что я решил,
обойдя спорные вопросы профессионального собаководства,
свести Минду через год с тем эрделем, что бегает так славно,
весело высунув язык, за забором вон того желтого особняка.
Пока я размышлял, Минда искала у себя блох, зевала и виляла
хвостом, нисколько не задумываясь над проблемой своего
будущего материнства.
Должен вам сказать, что поддержание породы - самая
интересная сторона в собаководстве: на этот счет есть
пропасть подробнейшей ученой литературы, и если вы захотите
теоретически немножко себя подковать в этом вопросе, то
сейчас же очутитесь на пороге великих тайн, именуемых
евгеникой. Почему бы не попытаться упорядочить природный
процесс и не поставить перед ним более высокую цель? Отчего
не подготовить появление на свет Сверхсобаки? Таким путем
можно приобрести опыт, который окажется полезным в деле
улучшения человеческой породы. Пас и так упрекают за
недостаток веры в лучшее будущее человечества. Ладно.
Запомни, Минда: тебе предстоит послужить великому делу.
Так вот, если вы хотите содействовать поддержанию породы
и имеете подходящую сучку, прежде всего следите за тем,
чтобы она у вас не бегала на улицу. Смотрите за ней строго,
как делал я, не спускайте ее с поводка, держите на легкой
диете, развлекайте, поучайте, берегите ее как зеницу ока.
Вот и все. На прогулках за вами потянутся все встречные
кобели; иногда образуется целая процессия, и вам придется
отгонять их палкой, окриками, в то время как сучка ваша
будет бежать рядом с вами, ни на кого не оглядываясь, милой,
наивной девушкой. Пошел отсюда, старый волокита! Убирайся,
бездельник-фокстерьер! Успокойся, бесстыжий волкодав! Фу,
длинноногий потрясучий пинчер! Прочь, рыжий надворный
советник! Проваливай, безобразник! Понимаешь, Миида, все
это - народ простой, грубый. Вот я расскажу тебе о чудном
эрделе, который бегает, высунув язык, за забором. Косматый,
как бог, рыжий, как солнце, а по спине - черный, как ворон.
И глаза, глаза - черносливины. Проклятая орава! Да уйдешь
ты, окаянный?! Я уверен, Минда, ты знаешь себе цену.
Правильно делаешь, не обращая внимания на этих проходимцев.
Ты еще слишком молода, да и весь этот сброд - совсем не для
тебя. Пойдем-ка лучше домой.

Ну чего, чего тебе? По головке погладить? Пошлепать по
спине? Гулять? Нет? Так что же? А, жрать хочешь? Имей в
виду, Минда ты слишком много лопаешь. Погляди, какая у тебя
стала гладкая спина. И брюхо себе отрастила. Эй, милые мои
домашние, не перекармливайте так бедное животное. Разве вы
не видите, что у нее портится фигура? Где ее впалые бока и
подтянутый живот, где прежний узкий, сухой зад? Ай-яй-яй,
Минда, ай-яй-яй! Это от того, что ты лентяйка. Иди, иди в
сад, потанцуй там, погоняйся за обрубком своего хвоста.
Побольше движения, моциона! Не смей у меня толстеть,
слышишь? А то начнется еще одышка, всякие сентименты. С
нынешнего дня буду отмерять тебе порции сам.

- Послушайте, - сказал мне один человек, воображающий,
будто все знает. - Ведь у вашей сучки будут щенята.
Смотрите, она уж волочит брюхо по земле.
- Что вы! - возразил я. - Это жир. Вы не представляете
себе, сколько эта бестия жрет. И потом целый день валяется
на диване. Вот почему...
- Гм, - промычал в ответ мой собеседник. - А откуда же
такие соски?
Я поднял его на смех. Ведь это просто абсурд: Минда
никогда не остается одна, кроме как на несколько минут в
саду, да и то в полной безопасности.
Через некоторое время об этом же заговорил со мной сосед:
он якобы видел своими глазами. Якобы это был живущий
поблизости чистокровный сторожевой пинчер.
Ума не приложу, когда и где это могло произойти. Но
факты - упрямая вещь Негодная, легкомысленная сучка, так,
значит, ты, английская эрделька, спуталась с немецким
пинчером? Белопегим и вдвое меньше тебя ростом? Фу, какой
стыд! Как? Ты еще хвостом виляешь и лохматой головой в
меня тыкаешься? Уйди с глаз моих! Полезай под диван,
глупая, непослушная, распутная девчонка! Самой году нет, а
туда же! Посмотри, на что ты теперь стала похожа: спина
прогнулась, позвонки торчат, как у козы, еле ворочаешься,
вся развихлялась, уж не свертываешься колечком, а со
вздохом, измученная, садишься на задние лапы. Смотришь на
меня так, словно я могу тебе помочь. Что, очень не по себе?
Скверное самочувствие? Ничего не поделаешь, надо терпеть.
Против природы не пойдешь. В конце концов сторожевой пинчер
и эрдель - из одного рода пинчеров, оба косматые,
бородатые... Кто знает, может, ты родишь белых эрделей либо
рыжих сторожевых пинчеров с черным чепраком. Появится новый
вид, ты станешь родоначальницей новой породы эрпинчеров или
пинчерделеи. Ну, иди сюда, глупая. Можешь положить голову
мне на колени.

В одно прекрасное утро из Миндиного домика слышится визг
и писк. Минда, Минда, в чем дело? Что это под тобой
копошится? Минда проявляет исключительную ласковость и
раскаяние. Прости меня, хозяин, что я произвела на свет всю
эту кучу. В течение следующих двадцати четырех часов ее
невозможно выманить из домика. Видно только, что какие-то
крысиные хвосты торчат у нее из-под брюха. Не то четыре, не
то пять - никак не сосчитаешь; Минда не дает: только
протянешь руку, сейчас же цапает. И скорее позволит себя
задушить, чем вытянуть за ошейник из домика...
Только на другой день Минда сама вышла оттуда. Их
оказалось восемь, этих самых щенят. И сплошь одни
чистокровные, гладкие, черные доберманы.
Раз их целых восемь, придется часть прикончить.
- Эй, каменщики, кто из вас возьмется утопить несколько
слепых щенков?
- Что вы? Мне никогда не приходилось, - слегка
побледнев, отвечает каменщик.
- Бетонщики, вы такие молодцы: не утопит ли кто из вас
несколько щенков?
- Этого я не могу, - отвечает бетонщик. - Духу не
хватит.
В конце концов их утопил молодой садовник с девичьими
глазами.

Теперь Минда выкармливает двух оставленных ей доберманов.
Она гордится ими, как полагается, и лижет их глупые, черные,
блестящие головки с желтыми пятнышками над глазами.
Господи, Минда, где ты только взяла это добро?
Минда виляет хвостом особенно радостно и гордо."

1926-1927

0

33

Совладение - залог успеха?
В последнее время, перелистывая каталоги с выставок или проглядывая фотографии собак в журналах, нередко около одной клички рядом со словом "владелец" можно встретить две фамилии. Да, действительно, у одной собаки - два владельца или, как сейчас принято их называть - совладельца. Многие неопытные собаководы спрашивают: "Это как, собака один день живет у одного, а другой день у другого?" Нет, совладение - это нечто иное. Это способ достижения заветной цели многих любителей собак - быть хозяином чемпиона.
Совладение - это совместное владение какой-либо собственностью. В данном случае речь идет о собаке. Осуществляться это может по-разному.
Собака взята в аренду из другой страны или города. Здесь все просто и понятно. Практика аренды лет пять, как распространена в нашей стране. Чемпионы, уже достигшие успеха в выставочной карьере, приезжают к новому владельцу для племенного использования на разный срок, обычно от полугода до двух лет. Условия аренды в каждом конкретном случае разные и сильно зависят от владельца собаки - человека, который ее вырастил и сделал чемпионом. Задача совладельца (эго правильнее в этом случае называть "арендатором") содержать собаку в добром здравии, упрочить ее успехи на выставочном ринге и четко соблюдать условия совладения.
Собака приобретается в складчину из-за ее высокой цены. Многим из нас хотелось бы привести собаку из-за границы, из лучшего питомника по породе. Но собака там стоит очень дорого (вернее, для многих в нашей стране зарубежные цены на собак очень высоки, особенно в сравнении с отечественными). И двое (а то и трое) друзей "скидываются на щенка". В таком случае собака обычно живет у одного из них, а остальные получают право на одного-трех щенков (или часть дохода от племенного использования собаки). Расходы на содержание и выставки делятся по предварительной договоренности, в зависимости от участия "подельщиков" в деле не только деньгами но и вниманием к щенку, его проблемам, выставочной подготовке.
Собака живет у одного человека (владельца), который ее любит и о ней заботится, а ее подготовкой к выставкам занимается другой человек (совладелец). Этот вариант совладения и является на сегодняшний день самым распространенным. Суть дела здесь в том, что один хочет держать в доме чемпиона, но не умеет его вырастить, а другой умеет, но не хочет держать в доме еще одну собаку (даже очень хорошую - квартира-то не резиновая).
При этой форме совладения хотя бы один из совладельцев - профессионал, человек, долгое время занимающийся собаками. Собаководство для него уже не хобби, а способ жизни. Профессионалы - одновременно опытные заводчики, парикмахеры собак, хендлеры, дрессировщики, зачастую эксперты. К тому же, "профи" - люди честолюбивые, их успех - это успех их питомцев. Из этого легко можно сделать вывод: чем больше подопечных - тем больше успех. Но при стесненных жилищных условиях нет возможности держать столько собак, сколько бы хотелось. Да и прокормить, и выгулять большое количество животных представляется затруднительным. Поэтому профессионалам необходимы помощники - люди, у которых могли бы жить эти собаки.
Практика совладения выгодна обоим. Новичок получает возможность стать хозяином очень красивого животного, которое он просто не смог бы приобрести самостоятельно (для покупки такой собаки нужны не только деньги, но и "связи"). Собаку необходимо оттренировать для показа, красиво подготовить шерсть, грамотно выставить. Кроме того, опытный совладелец поможет с прививками, посоветует с кормлением, позаботится о дрессировке.
Отдельного внимания заслуживает упоминание о рекламе. Уже одно известное имя совладельца много значит для популярности собаки, поскольку в совладение берут только высокопородных животных. К собаке, принадлежащей "профи", собаководы проявляют значительно больше внимания, а значит у кобеля будет регулярная племенная загрузка, а щенков от суки можно будет гораздо быстрее и выгоднее продать. К тому же, опыт и знания совладельца помогут и здесь - он лучше знает специфику "собачьей" рекламы. В этом варианте совладельца-профессионала можно было бы назвать "продюсером" собаки, человеком, делающим ей выставочную карьеру (как Барри Алибасов у группы "На-На").
Что же получает при этом продюсер? Возможность выставлять больше собак. Как известно, в "собачьем мире" собаки решают все! Есть у тебя классные собаки - и ты авторитет, а нет… Придется подождать, пока появятся. Но есть и другие преимущества. Используя практику совладения, профессионал хотя бы немного подстраховывается от присущей всем нам болезни - "питомниковой слепоты". Ведь на своих животных смотрят иными глазами, чем на чужих. Для хозяина своя собака, как свой ребенок - лучше всех. Самая красивая, самая умная. Как говорится: "В своем глазу и бревно не углядишь". Но такой взгляд для серьезного разведения очень вреден. А в случае, когда собак много и они не вполне свои, племенную работу вести легче, поскольку легче и отказываться от собаки, которая не достаточно хороша.
Здесь необходимо подчеркнуть очень существенный нюанс. Хозяин, то есть человек, который обожает своего единственного и ненаглядного пса независимо от его выставочной карьеры, у собаки один! И если вы не сможете любить собаку-нечемпиона, не заводите ее вовсе, хоть с совладельцем, хоть без него. Судьба - индейка и всегда может повернуться к вам спиной. Шикарная родословная и опытный совладелец - не стопроцентная гарантия успеха. Важно понимать, что нет никакой запрограммированности в процессе "создания звезд" и совладение только повышает ваши шансы в этой лотерее. Даже при помощи со стороны из пса может не вырасти чемпион, но он должен остаться для владельца самым любимым и самым лучшим, ну а совладелец попытает удачу со следующей собакой. Ведь удобство совладения и в том, что в конечном счете никто не проигрывает - владелец получает любимую, хорошо выращенную собаку, а совладелец - еще один шанс попытать удачу в выставочной борьбе.
Нельзя обойти вниманием и материальную сторону вопроса, хотя вариантов здесь - множество. Собака может приобретаться как владельцем, так и совладельцем, или "на паях". В зависимости от договоренности делятся и затраты на выращивание и выставки. Исходя из начальных затрат делятся и доходы от племенного использования. Некоторые заводчики на условии совладения реализуют лучших своих щенком, чтобы "не потерять" их для выставок.
При совладении на кобеля удобным представляются равнодолевые вложения на покупку и выставки, тогда и доходы от вязок делятся пополам. При этом владелец содержит собаку, гуляет с ней, дрессирует, а совладелец - выставляет, делает рекламу.
Когда в совладении сука, вариантов больше. От минимума - один щенок за помощь в уходе и подготовке к выставкам до целого помета, если во время щенности сука живет в доме совладельца и все затраты приходятся на его долю.
Договор о совладении заключается в письменной или устной форме (лучше в письменной) и в нем должны максимально подробно быть оговорены права и обязанности обеих сторон. Возможно, вы решите, что собака иногда будет жить и у своего "патрона" - во время предвыставочной подготовки, во время течки (если у владельца в доме вторая собака противоположного пола) и в других, оговоренных договором случаях (болезнь владельца, отъезд в другой город и т.п.). Обязательно оговорите срок действия договора и возможность его возобновления по истечении этого срока. В жизни собаки всегда наступает время, когда, даже при успешной выставочной карьере, ей на смену придут молодые и красивые. Не изменятся ли при этом условия содержания и ухода, подумайте об этом сразу.
Но, как все в этом мире, совладение имеет кроме положительной и свою отрицательную сторону. Она не такая уж темная, но о ней нельзя не упомянуть. В любом союзе важна взаимная симпатия, особенно в том, где стороны имеют материальную зависимость друг от друга. Хорошо подумайте, прежде чем взять собаку с совладельцем. Вам обязательно должен нравиться этот человек. Вы впускаете нового друга в свою жизнь, поэтому подойдите серьезно к вопросу психологической совместимости. Вам часто придется общаться и вы должны будете прощать друг другу неизбежные недостатки (ведь идеальных людей нет, как и идеальных собак). Увы, но нередки случаи разногласий и ссор.
И все-таки, практика совладения - явление прогрессивное, позволяющее привести к победе большее количество собак, а значит способствующее прогрессу любимой породы. И если у вас в доме пока нет чемпиона, но вы бы хотели его иметь, попытайтесь поговорить с профессионалами, увлеченными интересующей вас породой. Безусловно, они с радостью пойдут вам навстречу, ведь ваши любящие руки вместе с опытом и знаниями "профи" могут помочь взойти новой "звезде выставок".

Екатерина Сенашенко,
Татьяна Филиппова

Статья взята с http://www.dalmatian.ru/Interesting/Sovledenie.html

0

34

"Дайноринг", или тренинг собак Дайноры Судейкене.

Система спортивной подготовки и тренировки немецких догов к выставочной карьере

Литовский питомник немецких догов « Армада» давно уже интриговал мое воображение одним упрямым фактом: собаки, живущие в этом питомнике, могут иметь разное происхождение, особенности сложения и темперамент, однако все они очень красиво, легко и продуктивно двигаются. Моя твердая уверенность в том, что движения собаки находятся в прямой зависимости от ее анатомического сложения, была сильно поколеблена! И я начала «перелопачивать» литературу: кинологическую, спортивную… Кое-что стало понятнее: я недооценивала роль связочно-мышечного аппарата. Другими словами, забывала, что бегает не скелет, а вся собака! После этого несложного вывода я резюмировала собственный опыт тренировки и хендлинга, пообщалась с коллегами, тренирующими и выставляющими собак различных пород, и еще больше захотела познакомиться поближе с практической работой в питомнике, профессионально разводящим, выращивающим и готовящим к выставкам немецких догов.
И вот – удача: я еду в « Армаду»! И его владелица – судья международной категории, высококлассный хендлер Дайнора Судейкене готова поделиться со мной своим опытом. Хочется, между прочим, заметить, что Дайнора имеет не только богатое кинологическое настоящее, но и богатое спортивное прошлое: она - мастер спорта СССР по конному троеборью и выездке. Конечно же, ее опыт тренировки лошадей был частично использован и в тренинге собак: не зря именно доги «Армады» своими движениями все время напоминали мне движения хороших рысаков! В общем, с любезного разрешения Дайноры, я рассказываю здесь о ее методах профессиональной тренировки и подготовки немецких догов к выставкам. Мне удалось увидеть ее работу на самом начальном этапе обучения: к регулярным тренировкам как раз приступил 6-месячный Кальвадос (Calvados des Terres de la Rairie ). Кроме того, я увидела выращивание и начальную подготовку собственных малышей питомника – голубой «Р» помет, и фрагментами – работу взрослых собак.
Я не буду здесь догматично описывать конкретные занятия с конкретными собаками, потому что при работе необходимо учитывать их индивидуальные особенности. Я просто изложу основную идею каждого из упражнений. И тогда читатель сможет проявить творчество и смекалку, планируя собственные тренировочные занятия для своего подопечного.
Главная идея тренинга, проходящая « красной нитью» через все упражнения: собака должна научиться максимально продуктивно работать задними ногами! Тазобедренные суставы, коленные суставы, скакательные суставы и даже пальцы – все это должно сгибаться-разгибаться, как хорошо смазанный механизм, на полную амплитуду. Связки должны быть прочными и упругими, а мышцы - мощными и эластичными! Само собой разумеется, к работе допускаются только собаки со здоровыми ногами, о лечебной физкультуре здесь речь идти не будет. Если собаке сильно нагрузить заднюю часть, у нее меняется в лучшую сторону вся осанка и баланс корпуса. Свободнее и шире начинают работать передние ноги (ведь центр тяжести смещен назад), естественнее и выше несется шея, ярче видна холка, исчезает излишне выпуклая поясница, распрямляется круп. Такая собака движется размашисто и легко. Как этого достигают?
Уже с возраста 1 месяц щенки питомника начинают выгуливаться на природном грунте: для этого существует специальный детский « загончик ». После каждого сна и еды щенки имеют возможность выйти на невысокую травку и в « свободном полете» подвигаться на свежем воздухе. Но и в « детской» комнате на самом длинном по длине пространстве предусмотрительно лежит ковровое покрытие: никаких пробежек по скользкому полу! Полутора-двухмесячные щенки ходят уже на относительно длинные прогулки, вслед за ногами любимого тренера. Внимание! Темп подбирается такой, чтобы щенки передвигались преимущественно рысью.
Работать попеременно задними ногами сложнее, чем отталкиваться сразу двумя. Именно поэтому малыши обычно не очень любят двигаться рысью. Особенно – тяжелые, костистые малыши. С ними нужно ходить совсем неторопливо, охлаждая их излишний игровой азарт частыми остановками.
Приблизительно в двухмесячном возрасте щенка начинают приучать к поводку. Внимание! Ношение ошейника не приветствуется в принципе: шлейка значительно меньше мешает правильным движениям собаки!
Итак, шлейка. Какая она должна быть? Сделанная из максимально узких ремешков, не давящая на шею и под мышками. Шлейка вовсе не должна быть такой, чтобы собаке было удобно на нее «лечь» грудью. Напротив! При попытке изобразить « бурлака на Волге», щенок должен почувствовать дискомфорт и перенести тяжесть тела куда? Правильно, на зад!
Ошейник в принципе тоже нужен узкий и « некомфортный» в плане того, что щенку должно быть не комфортно в нем пытаться тянуть на нем за собой тренера . Более того, при первых же признаках упрямства и попытках отстоять свои «права», ошейник безжалостно меняется на удавку. Металлическую, лучше всего! Щенок никогда не должен двигаться «подвешенный». Если необходимо, чтобы он поднял шею и нес ее высоко, все попытки опустить ее вниз пресекаются резкими рывками тренера за ошейник. Но никак не натягом!
Кто занимался отработкой «на механике» команды « рядом» в дисциплинарной дрессировке знает, что именно резкие рывки – противоядие любым попыткам собаки тянуть поводок. Вообще, резкая « механика » - основа всей профессиональной дрессировки. Здесь мне все было понятно сразу, как опытному инструктору по дрессировке. Всегда лучше разок достаточно больно дернуть, а потом до-о-ооолго хвалить, чем « рубить кошке хвост по частям», ошибочно полагая себя гуманистом. Ринговая дрессура и тренинг смыкается с дисциплинарной дрессировкой вообще довольно тесно. Собака должна хорошо знать команду « рядом», уметь сохранять положение рядом с дрессировщиком при смене темпа и направления, должна знать команду «вперед!». Принципиальное различие с «общим курсом» состоит в том, что при остановке дрессировщика собака остается стоять, а не садится. Посадку, как и в вообще команду « сидеть!» Дайнора не рекомендует учить для выставочной собаки в принципе!
Здесь – немного от меня….. Разрешайте для себя это противоречие в дрессировке самостоятельно! Если собака живет с вами постоянно в доме, знание команды « сидеть» удобно в быту. В этом случае необходимо такую команду выучить, но очень часто на улице чередовать ее с командой « стоять!». Если вы собираетесь параллельно ринг-дрессуре готовить собаку по курсу, например, IPO, все становится сложнее: там собака должна садиться при любой остановке хозяина вообще без команды! Так что уж решайте сами: ринг-дрессура, как спецкурс часто противоречит другим курсам…. Так же, как, например, противоречат друг другу курс « собака-телохранитель» и курс « собака-поводырь»….
Как и при дисциплинарной дрессировке, команды всегда подаются четким голосом. Лучше всего – ясно произносятся по слогам: « Сто-ять!», «Ря-дом!», « Впе-ред!», «Ти-ше!» (последняя команда применяется при необходимости замедления темпа движения).
Никакой особенной амуниции и инвентаря для тренировки иметь не нужно. Разве что стоит упомянуть об аппортировочных предметах, но это - по ходу дела. О велосипеде, санках, шинах и кирпичах – тоже попозже. Сначала – упражнения без отягощений. Да, чуть не забыла сказать! Колбаса и прочие вкусняшки в тренировках не используются. Тренировка – это тренировка: спортсмены во время работы тоже бутербродами не балуются. Кроме того, совершенно не нужно, чтобы собака постоянно оглядывалась на карман тренера-хендлера со вкусно пахнущим лакомством Попить можно дать через некоторое время после окончания занятия. Но – не во время него.

Теперь сами упражнения.
Основа и начало тренинга – ХОДЬБА.

1. Ходьба на поводке. Казалось бы, чего проще? Оказывается, нюансы есть! Во-первых, собака не должна на ходу наклонять голову и « нюхать цветочки». Правильная работа спины и поясницы обеспечивается только при поднятой шее. Следовательно, тренер либо идет рядом с собакой и периодически рывками под горло «освежает» ее память в плане недопустимости опускать голову; либо идет сзади, но собака при каждой попытке опустить голову получает хлопок « вожжой» (то бишь поводком) по спине. Во-вторых, собака должна идти в таком темпе (достаточно быстром), чтобы шаги получались энергичными и ДЛИННЫМИ. Если собака пытается перейти на бег трусцой, уменьшите темп. Понятно, что иноходь совершенно недопустима.
Лирическое отступление. Приехав домой, я решила посмотреть, как будет ходить шагом моя трехлетняя Джинни. Велико же было мое изумление, когда я обнаружила, что шагом ходить она не умеет!!! Вообще никак! Я всегда водила ее только рысью, вот рысить она может, соответственно, на любой скорости! А при сильном ее замедлении просто переходит на неуклюжую иноходь! Что тренируется – то и развивается! Джинни двигается рысью легко и непринужденно, но ведь я двигаюсь далеко не всегда быстро! Поэтому привычка собаки рысить в невысоком темпе, увы, совершенно не способствует развитию амплитуды движений… Не повторяйте мою ошибку! Исправляется она потом только хождением по траве или снегу. Собака в этом случае буквально заново учится ходить!
2. Тот же вариант – ходьба, но уже с аппортировкой в зубах. Это заставляет собаку держать голову поднятой. Аппортировочный предмет может быть принципиально любой. Новая, интересная находка часто заставляет собаку чувствовать себя победительницей и добытчицей, и она гордо тащит в зубах, например, многокилограммовые коряги (особенно такое упорство характерно для кобелей)! Все это должно поощряться вами совершенно явно и недвусмысленно. Неся тяжелую поноску в зубах, собака максимально напрягает шею, холку, спину, поясницу, круп и задние ноги. А если она при этом еще идет в небольшую го-о-орку! Супер!
3. Ходьба по траве или снегу. Такой «усложняющий момент» заставляет собаку выше поднимать ноги, а соответственно - сильнее сгибать-разгибать все суставы. Чем выше трава или глубже снег, тем большую нагрузку получает собака. Следите за тем, чтобы собака не начала прыгать.
4. То же самое, но с аппортировкой в зубах. Это тяжелое упражнение. Собаки быстро от него устают.
Несколько слов о траве. Невысокая трава – это такая, как на хорошем футбольном поле. То есть подстриженная на высоту буквально несколько сантиметров. Высокая трава – это некошеная трава, высотой сколь угодно большой. Присутствует в изобилии в неухоженных парках, лугах и полях.
У Дайноры на участке имеются два варианта: коротко скошенная большая территория вокруг дома и отдельный огромный загон, где трава скошена повыше – 7-10 сантиметров. Надо заметить, трава в Литве растет едва ли не круглогодично. Во всяком случае, ее издевательски-зеленый цвет в конце декабря – одно из моих самых сильных впечатлений в Литве.
Ну, и ладно! Зато у нас есть снег! Тоже неплохо!
С ходьбой более-менее разобрались. Теперь - РЫСЬ.
Так же, как и ходьба – имеет много вариантов и может быть полезна собакам любого возраста. Правда, требует уже определенной физической подготовки от самого тренера. Поэтому, как только тренер перестает соответствовать уровню подготовки своего воспитанника, он пересаживается на велосипед….Бр-р-рр! Мой опыт общения с велосипедом закончился в достаточно нежном детском возрасте, и я с большим скепсисом отнеслась к возможностям своего вестибулярного аппарата в этом плане. Правда, у Дайноры хороший велосипед: у него « дамская» рама и падать с него намного комфортнее, чем со спортивного ... Вопреки распространенной догме, возраст, когда можно начать работать со щенком на велосипеде не имеет четкого определения. Не все ли равно, как бежит щенок: за вами или за велосипедом? Главное - правильно подобрать темп и длину дистанции!
5. Рысь по твердому, ровному грунту. Главная ваша забота – следить за тем, чтобы собака бежала с большой амплитудой размаха всех конечностей. Если при увеличении темпа собака начинает « частить», уменьшайте скорость движения. Лучше пробежать правильно 100 метров, чем 500 – неправильно.
6. Рысь по пересеченной местности – в небольшие подъемы, спуски, с небольшими поворотами. Следите, чтобы движения собаки оставались равномерными и размашистыми.
7. Рысь с аппортировкой в зубах.
8. Рысь по невысокой (а потом и довольно высокой) траве.
9. Рысь по траве с аппортировкой в зубах.
Последнее упражнение – самое тяжелое. Особенно, как выяснилось – для меня. Во всяком случае, я начала « сдыхать» и хватать воздух ртом намного раньше Джинни, которая презрительно дышала носом, продолжая крепко сжимать зубами плюшевого Тузика. Ндэ….. Из сибирского сугроба (взамен литовской травки) я вылезла вся взмокшая, радуясь лишь тому, что качество моих движений никто оценивать не собирается!
Еще раз акцентирую ваше внимание: на шаге, на рыси, с аппортировкой или без, собака сама должна нести шею поднятой. Собака должна быть послушна вашему голосу. Это необходимо для будущей выставочной карьеры! Обнаглевшего ученика лучше лишний раз ознакомить с металлической удавкой, чтобы потом снова работать только голосом, поощряя за правильное выполнении команд ласковыми словами.
Теперь – о тяжелых, силовых упражнениях. Ходьба, рысь – это основа для формирования правильных движений собаки. Но работа на «максимальных оборотах» позволяет собаке приобрести тот самый блеск и шарм, который отличает профессионально подготовленную собаку от просто красивой собаки. Предупреждаю, здесь важно чувство меры! Не переусердствуйте!

0

35

10. Движение в КРУТОЙ ПОДЪЕМ.
Подъем должен быть действительно крутой! Правда, для разминки Дайнора рекомендует запустить собаку вверх по склону более-менее пологому (с уклоном в 20-30 градусов) просто для разминки. Чтобы собака почувствовала силу задних ног и разогрелась. Затем ее подводят к крутому склону (буквально, почти откосу!) и аккуратно спускают вниз.
Щенка нужно сводить, идя рядом с ним. Нюанс: не нужно придерживать ему при этом шею натянутым поводком, щенок наоборот должен максимально отклоняться назад, снимая тяжесть тела с передних ног.
Теперь – вверх! Каким способом собака вылезет обратно – абсолютно ее личное дело. Хоть галопом, хоть шагом, да хоть ползком! В любом случае, если склон крутой, то задние ноги собаки нагрузятся по полной программе. И суставы, и мышцы, и связки! В зависимости от крутизны склона, его длины, а также от уровня физической подготовленности собаки количество подъемов может варьироваться от 2 до 10 раз. Для усиления нагрузки можно также предложить собаке подниматься с аппортировкой в зубах. Взрослых собак Дайнора просто посылает вниз по команде, а потом зовет обратно. Со щенком спускается-поднимается сама. Бедный Кальвадос! Меня хватило только на 2 раза да и то - с перерывом!.
Упражнение можно делать и по траве, и по грунту, и по снегу. Собаке, кстати, подниматься легче, чем вам: у нее « шипованные» лапы. На наших заснеженных склонах я буквально стала у своей собаки прицепом: не держали даже трекинговые ботинки…..
11. БУКСИРОВКА.

Первичные навыки буксировки щенок получает в детстве, когда при движении шагом и рысью тренер высылает его вперед, несколько тормозя и отягощая с помощью собственного веса. При этом поводок держится в согнутой руке, которая амортизирует, пружинит возможные рывки поводка. Щенок должен привыкнуть испытывать некоторое сопротивление при движении .
Буксировка, как упражнение, может быть организована с помощью живого груза (например, человек на санках), либо с использованием автомобильной покрышки (это более летний вариант). Здесь нужно обратить особое внимание, прежде всего на конструкцию шлейки. Это должен быть вариант так называемой «ездовой шлейки», то есть кольца для крепления тросов должны быть расположены у нее справа и слева, по бокам корпуса собаки. Если вы сможете приобрести настоящую ездовую шлейку, реально сделанную для упряжных собак – замечательно. Если нет, то к обычной «ездовой шлейке» (существуют еще так называемые « караульные» с кольцом сверху и « универсальные» с кольцами и сбоку, и сверху) из обычного магазина нужно кое-что добавить. А именно: тросы, отходящие от боковых креплений нужно почти соединить между собой третьим коротким тросом таким образом, чтобы он пересек поясницу собаки в самом выпуклом ее месте. Ну, то есть трос этот должен располагаться примерно там же, где хлястик на вашем пальто и быть примерно такой же длины! Далее боковые тросы снова тянутся назад и прикрепляются там к покрышке от обыкновенного легкового автомобиля (не нужно брать шину от КАМаза!) или к санкам. Внимание! Длина тросов должна быть такова, чтобы покрышка располагалась как можно ближе к задним ногам собаки, но при этом собака, даже сильно оттянув ноги назад не должна доставать ими до покрышки и не должна пугаться. То же самое, конечно, относится и к санкам.
Теперь начинаем движение. Трогаться с места собака должна аккуратно, без сильного рывка. Для начала ее нужно просто вести рядом с собой, подбадривая и поощряя к спокойному, равномерному движению. Смысл заключается не только в самом движении! Очень важно начало, момент сдвигания груза с места! Именно в это время собака максимально напрягает задние ноги. А « хлястик » на пояснице не позволяет ей при этом выгибать спину горбом и помогать себе передними ногами и грудью. Помните! Шлейка не должна быть широкой и удобной! Собака должна работать задом, а не передом!
Принципиально и с грузом собака работает аналогично вышеописанной тренировке без груза. То есть, практикуется шаг и рысь – с остановками. При остановке собака должна именно стоять, а не суетиться и перебирать ногами. Тренер поправляет ее конечности, регулирует наклон шеи, оглаживает поясницу. Таким образом, попутно отрабатывается и выдержка в стойке.
Поразительно, но факт: только просмотр кассеты с « упряжными» догами, имеющими откровенно подскошенный круп, убедил меня в том, что и при такой анатомии собака может продуктивно работать задними ногами. На кассете передо мной долго-долго, не оставляя места для сомнения, бежала запряженная в санки мраморная Метаха (Agria Ipulse), обладательница откровенно кругловатого зада. Останавливалась. Снова трогалась с места. Буксировала санки с пассажиром, потом санки с пассажиром, держащим на поводке другого « упряжного», но еще необученного, упирающегося дога. И движения ее были стабильны, легки и прекрасны!
Вариант с санками вполне можно заменить на вариант «скиджоринг» (буксировка лыжника). Это я тоже уже пишу – от себя. В России для скиджоринга больше возможностей, так как снега – больше! Правда, тут уже потребуется ваше умение, как минимум, устойчиво стоять на лыжах. Неплохо в этом случае иметь спортивное прошлое, подобное моему (все таки первый разряд по лыжным гонкам был когда-то, эх….). Понятно, что в случае буксировки санок или лыжника, собака должна хорошо знать команду « Вперед!». Эта команда отрабатывается с 3-4 месячным щенком, когда он еще в нежном возрасте пытается бежать впереди вас на прогулках. Именно в этом возрасте хорошо попеременно отрабатывать команды «вперед!» и « рядом!».
Работа с покрышкой может быть усложнена дополнительными отягощениями. В роли последних выступают обычно простые кирпичи. Как правило, 4 кирпича раскладываются равномерно по трассе движения на некотором (не большом) расстоянии друг от друга и постепенно вес покрышки с их помощью увеличивается. Помните о необходимости частых остановок собаки!
12. Прыжки вверх. Это упражнение возможно в двух вариантах. Первый: собака прыгает вверх на крыльцо и по ступенькам спускается вниз. Второй - собака спускается в яму, а затем выпрыгивает из нее. Ну, крыльца у Дайноры нет. Так что ее собаки прыгают из специально выкопанной ямы. Степень нагрузки в этом упражнении можно регулировать, увеличивая или уменьшая разбег. Понятно, что с места прыгать намного тяжелее, чем с разбега.
Теперь поговорим о СТОЙКЕ. Думаете, стойка – это не тренировка? Вот и я так думала! Однако в профессиональной работе нет мелочей. Стойка – это и тренировка выдержки, и приучение к рукам хендлера, и отработка беспрекословности послушания и, как ни странно, спортивная подготовка тоже!

13. Со стойкой Дайнора рекомендует начинать работать с первого же дня появления щенка в вашем доме. Для начала все манипуляции проделываются со щенком, увлеченно поедающим свою еду из миски, стоящей на высокой подставке. Перестал есть? Ну, и пусть не поест до следующей кормежки, раз такой обидчивый! Естественно, щенок должен стоять всеми четырьмя ногами на нескользком покрытии. Например – на ковровом. Щенка ласково оглаживают, убеждаются, что он продолжает кушать, говорят команду « Сто-ять!» и хвалят. Дайнора проделывает это, даже со стайкой жадно едящих 1-месячных щенков, у которых главное желание - быстренько съесть свою пайку и влезть в миску к однопометнику. Ну, не может она равнодушно смотреть, если щенок стоит некрасиво! Точно так же поправляет она своего Кальвадоса, если видит, что он сидит или лежит « вразвалку».
14. Со щенком, недавно попавшим в дом, проделывают еще одну подготовительную процедуру: когда он спокойно лежит на своей подстилке на боку, щенку гладят поясницу (с нажимом) и выпрямляют, оттягивая назад с легким усилием задние ноги в коленных и тазобедренных суставах. Таким образом, щенка учат не только доверять рукам тренера, но и, самое главное, учат « отпускать спину», снимают напряжение со спины и поясницы.
15. Постоянное упражнение во время приема пищи у собаки такое. Исходная позиция - стоика у миски на высокой подставке. У тренера есть несколько секунд (или даже минут, если собака ест неторопливо), чтобы поработать с собакой в статике. Акцент делается на две части тела: поясницу и задние ноги.
Поясница с сильным нажимом проглаживается рукой вперед-назад (по шерсти – против шерсти). Примерно 10-15 раз. Нажим должен быть достаточно энергичным, чтобы щенок под вашей рукой расслаблял и снова немного напружинивал поясницу. Через некоторое время можно двигать рукой уже так, чтобы собака начала покачиваться « кормовой качкой»: вперед-назад, прочно упираясь ногами, особенно – задними, т.е. когда вы ведете свою руку назад, можете делать это очень энергично, но плавно. Естественно, через некоторое время это упражнение можно проделывать уже и не только во время еды. А при любой остановке собаке рядом с вами! Много раз в день, по возможности!
Особенно, если поясница и спина – « проблемное место» вашей собаки. Например, я это обязательно проделываю, когда еду с собакой в лифте. Кстати, ей очень нравится!
16. Задние ноги у стоящей собаки оттягиваются назад (насколько далеко зависит от экстерьерных особенностей и степени подготовки вашей собаки) и фиксируются абсолютно параллельно друг другу, без выворачивания коленей и лап. Дайнора не рекомендует расставлять задние ноги собаки в стойке широко ни при каких обстоятельствах. Ни во время тренировки, ни в реальном выставочном ринге. Они должны стоять естественно, соответствуя ширине крупа собаки. Собака высокозада, и вы хотите ее зрительно «присадить» за счет широко расставленных ног? Нет, лучше получить тот же эффект (правильный рисунок линии верха), научив ее стоять с оттянутыми назад и красиво прорисованными углами всех сочленений задних конечностей, чем заставить стоять « враскорячку». В зависимости от того, что хочет в данный момент тренер, можно заставить собаку стоять, полностью распрямив задние ноги в коленях, либо, наоборот, заставить стоять немного в полуприседе. В первом случае укрепляются коленные суставы, во втором – тренируются определенные группы мышц. Первый вариант отрабатывается РАНЬШЕ второго. Потому что маленькому щенку нужно научиться полностью выпрямлять колени раньше, чем стоять, сильно их согнув.
17. Для того чтобы поставить собаку в стойку используется любой подходящий момент в тренировке. Например, если в лесу что-то сильно заинтересовало щенка, дается команда « Сто-ять!». И пока ваш подопечный присматривается-прислушивается-принюхивается, он спокойно позволит вам поставить в себя в отличную выставочную стойку. Либо, наоборот, остановить щенка и поставить его в стойку, в тот момент, когда она нуждается в отдыхе.
Например, после пробежки или буксировки, или в середине этого процесса, в качестве « передышки». Таким образом, заодно имитируется и работа на выставочном ринге. « Базовая» стойка – это, прежде всего, приподнятая (но не подвешенная!) голова, тщательно «проглаженная» поясница и отставленные назад ноги. Если собака « вчерне» привыкла так стоять, навести « глянец» на ее реальную выставочную стойку – дело уже профессионализма хендлера. Который должен хорошо знать достоинства и недостатки своего экспоната. Недаром же говорится, что хороший хендлер должен знать собаку на уровне судьи-породника…..
С точки зрения выставки, собака должна стоять в стойке настолько естественно, чтобы казалось, что собаке так стоять очень удобно. Потому что если ей удобно стоять в красивой, правильной стойке, значит, теоретически, собака сложена анатомически правильно. Так? Ну, вот для этого собаке и развивают-растягивают мышцы, связки, суставы, чтобы, научившись работать на максимальных амплитудах, собака в красивой стойке на выставке чувствовала себя комфортно! Выставочная стойка должна быть для собаки легкой! От себя поясню немного. Так собаку, готовящуюся к соревнованиям по « Общему Курсу Дрессировке» учат выполнять команды с 30, 40 метров, чтобы требуемые на соревнованиях 25 метров казались ей не сложными! Так собака отрабатывается на выдержку в курсе « Управляемая Городская собака» на 10 минут, чтобы требуемые нормативаом 5 казались ей легкими к выполнению!
Дайнора – не сторонник экстремальных стоек на выставке, ее собаки стоят там довольно естественно, но в их позах ощущается большой « запас прочности». Видно, что при желании хендлера собака может стоять, и намного больше оттянув ноги, и выше приподняв шею, и что спина у нее в стойке – фундаментально прочная, а поясница не дрожит от напряжения. Мне, как инструктору по дрессировке (в том числе и ринговой дрессуре) вообще нравиться смотреть за работой Дайноры, как хендлера. По-моему, она даже не осознает, что делают ее руки. Она просто инстинктивно точно и вовремя поправляет нужную часть тела собаки. Все это - следствие большого личного опыта и интуитивного понимания собаки. Первому я обучаю своих курсантов. Второе – от Бога.

Закончив с основными базовыми упражнениями, поговорим теперь немного об общих принципах построения занятий. Спешу обрадовать: занятие (его активная часть, не включающая попис, обнюхивание кустов, переход от одного места занятий к другому) должен занимать всего 20 минут в день! Так что даже самый ленивый владелец не может сказать, что ему некогда поработать с собакой, потому что у него дела, работа, общественные нагрузки, дети, быт заел и так далее и тому подобное. Найти 20 минут на собаку всегда можно, даже если у вас этих собак несколько!
Не нужно пытаться « объять необъятное»! Не старайтесь в одно занятие втиснуть и велосипед, и буксировку, и работу на подъеме, и высокую траву! Вы должны определиться для себя, какие упражнения для вашей собаки наиболее необходимы и составить график занятий, например, на неделю вперед. Более того, запланированы должны быть и « выходные дни», в которые собаке дают просто беззаботно выбегаться галопом на лугу с друзьями или одному…… Собака должна развиваться гармонично, а галоп, ничего принципиально не давая для собственно выставочной подготовки, позволяет дать хорошую нагрузку сердцу собаки, максимально развивает многие группы мышц, да и просто дает возможность «выброса адреналина»!
Собакам, как правило, очень нравится, когда с ними работают, даже если работа тяжелая. Помимо мышечной радости, дело еще и в том, что собака счастлива, когда любимый хозяин уделяет ей индивидуальное внимание. Кстати, это я знала и по своим занятиям: все собаки, приходящие на дрессировочную площадку, всегда появляются со счастливыми « лицами». Хозяева говорят, что при виде дрессировочной сумки с необходимыми вещами и при облачении хозяина в старый спортивный костюм, их собаки радостно возбуждаются, нисколько не меньше, чем представителей охотничьих пород при виде хозяйского ружья! Особенно в большой мере все это относится к собакам, живущим с вами не в единственном экземпляре, и в еще большей – к собакам, живущим в вольерах! Они так счастливы, что вы хотите с ними пообщаться, что согласны выполнить буквально любую вашу прихоть! Кстати, именно на этом построен тренинг собак для спортивных состязаний: собака для аджилити имеет возможность бегать – в основном по снарядам, а собака для IPO - выпускается только для практической работы….
В общем, как вариант, на занятия можно брать сразу пару-тройку собак. Пока вы работаете с одной другая (привязанная) отчаянно завидует « счастливице», и когда вы берете потом в работу ее, буквально « лезет из кожи», стремясь доказать, что она больше достойна вашей любви и внимания! Не лишним будет напомнить, что собаки сильно склонны к подражанию. Можно рассчитывать, например, что щенок с готовностью начнет носить в зубах аппортировочные предметы, глядя, как это делают взрослые собаки, охотнее полезет в крутой подъем или побежит за велосипедом, подражая матери….
Базовые, основные команды для тренировок, как уже писалось, – « рядом!», «вперед!», « тише!» и «стоять!». Команды подают внятно и раздельно, для того, чтобы собака успела сконцентрировать внимание на их звучании и осознать их. Особенно актуально это для щенка в процессе начального обучения. Понятно, что для обозначения одного и того же действия применяется одна и та же команда: нельзя сегодня говорить «тише!», завтра – «тихо!», а послезавтра « куда поперла!». Собака должна знать эти команды еще и потому, что именно с их помощью вы будете потом управлять ею на выставочном ринге. Ведь там уже нельзя будет применять механическое воздействие (наказание). Поэтому с молодого возраста собака должна усвоить, что невыполнение, скажем, команды «рядом!» чревато грубым рывком удавки. И у собаки уже не должно быть желания проверить вас на твердость характера в ринге! Дайнора говорит про такой случай: « Лучше один раз сделать больно!». Ну, естественно, сила наказания варьируется в зависимости от крепости нервной системы собаки. На выставке собака должна работать непринужденно, в свое удовольствие, четко понимая, чего от нее хочет хендлер. Признак высокого класса, когда собака работает настолько свободно, горделиво и естественно, что работа хендлера не ощущается в принципе и кажется, что рядом с вами просто красивая, непринужденно бегущая и стоящая в стойке высокоэкстерьерная собака, а вы только слегка придерживаете ее за ринговку одним пальчиком….
Интересный парадокс, с которым сталкивалась и я сама. Если собака красиво работает на ринге без видимых усилий со стороны хендлера, неискушенному зрителю кажется, что это владельцу просто « повезло с собакой». Очень часто зрители считают, что важно купить «хорошую» собаку, а уж она сама «должна» красиво бежать и стоять. Это заблуждение сродни тому, как новичкам кажется, что, купив ротвейлера или кавказскую овчарку, они автоматически получают непревзойденного охранника или телохранителя. Ведь в стандарте написано, что собака этой породы « должна»….. На самом деле собака никому и ничего не должна! У рабочей собаки должны быть только задатки и способности для конкретной работы. Так же, как у потенциального скрипача должен быть от природы абсолютный музыкальный слух. Потенциальная выставочная « звезда» должна иметь определенные анатомические и психологические задатки, но не стоит удивляться, если при неправильном выращивании и подготовке вместо « звезды ринга» вы приведете на выставку собачку типа « третий сорт – не брак », а обыграет ее соперница, которая может и не столь щедро одаренна природой, но зато использует свои « козыри» на все сто процентов! Да, бывают, конечно, « самородки», настолько превосходящие соперников своим природным экстерьером, что его не может затмить никакая безграмотная подготовка и презентация…. Надеетесь, что это как раз ваш случай? Что ж, выбор пусть каждый делает сам!
Обязательно нужно сказать вот еще о чем. Упражнения и методика подготовки собак, описанные выше, обычно кажутся очень простыми. Более того, многие упражнения в принципе знакомы опытным собаковладельцам. Мне и самой казалось, что всего 20 минут в день…. И все так просто….. Вот если б методика включала какие-то невиданные упражнения из арсенала йоги или подготовки космонавтов, требовала титанических усилий от тренера, это вот было бы: « Эврика!!! Вау!!!». Вселяло б большую надежду, интриговало и одновременно…. лучше оправдывало лень владельца! Типа, все это – очень сложно и долго, а я такой занятый человек!
Нет! Не требуется никаких сверхусилий. Не требуется много времени. А требуется только вдумчивое осознание смысла упражнений, системность, точность и регулярность их выполнения. И вот тогда вы сможете честно сказать сами себе: моя собака реализовала свой потенциал! Она выигрывает – за счет своего экстерьера, который я сумел показать таковым, каков он есть на самом деле, заложенный природой! И если мы со своей собакой проиграли, я не могу себя упрекнуть в том, что проиграли из-за моих ошибок или лени!
Кстати, результаты тренировок не заставляют себя долго ждать. Уже через две недели регулярных занятий достижения собаки будут заметны вам. А через месяц – судьям и соперникам…Дорогу осилит идущий!
Попробуем? Успехов вам.

статья написана Людмилой Ружич и взята с сайта http://www.klassikdog.ru/.

0

36

:cool: 
http://akunin.ru/knigi/pelagia/pelagia_ … /pitomnik/

0

37

Занятно  :yep:

0

38

Гуля прикольно....в третьем поколении у меня вывелся...и второй раз в третьем...может они всегда так  8-)

0

39

Катика написал(а):

Гуля прикольно....в третьем поколении у меня вывелся...и второй раз в третьем...может они всегда так

Многие выводятся уже во втором поколении, несколько только в четвертом, нужно ориентироваться на аллели.

0

40

Просьба к братьям-журналистам по поводу собачьих репортажей. Прочитал - передай другому.
Эта ситуация назревала долго, как проклятый гнойник, нарыв и прыщ. Меня уже прорвало, терпеть я больше не могу. Если кто-то из вас хочет стать ответственным за очередную жизнь (пусть не человека, собаки), пишите дальше, как вам нравится страшилки для людей про собак-убийц... далее  http://voladores22.livejournal.com/23077.html

0

41

Да уж, СМИ у нас старательные... Волшебное сочетание слов "стаффордширский" и "бультерьер" вводит в ступор даже тех, кто считает себя опытным собаководом...
Мне достаточно было произнести это один раз, чтобы наши прежде ежедневные встречи с одним таким товарищем во время прогулок свелись к нулю. :x
Один раз ему все-таки  не удалось избежать знакомства. Наши собаки встретились и его фокс практически сразу швырнулся на Нику.
После чего они продолжают обходить нас за километр... :confused:

0

42

А я предлагаю всем прочитать чудесную книгу Элинор Портер "Поллианна".И раньше -то жила практически по ней.А теперь стараюсь втройне))).Очень мудрая и нужная в принципе любому человеку для того,чтобы получать радость от жизни каждый день и быть  в ней (жизни)счастливым!!

0

43

shurik,  а  о  чем  книга?   какой  жанр?

0

44

Admin
Книга детская,с юмором,про девочку 10лет,но все мои друзья остались в таком же восторге как и я.Очень легко читается,на одном дыхании,очень мудрая,жизненная  и помогающая понять как надо жить ,чтобы жизнь  всегда любому человеку  несмотря ни на что и вопреки всему была в радость!)).Этому оказывается можно и научится.Кто прочитает-напишите сюда свое мнение-впечатление.Мне интересно.Можно скачать с инт-та бесплатно.

0

45

shurik написал(а):

Можно скачать с инт-та бесплатно.

надо  поискать

0

46

Прочитала сегодня Михаила Веллера "Всеобщая теория всего".И тем,кому под 40  и старше думаю будет ОЧЕНЬ интересна.На меня произвела огромное впечатление эта философская вещь,я во многом разобралась в себе,в своих желаниях,восприятиях,немеряно мудрости,интересный необычный подход и объяснение  всего на свете,в том числе и смысл а жизни.Поняла почему дети жестокие,почему нам нравятся ужасы,почему снятся кошмары,зачем  нам нужны стрессы,страдание и сострадание  и зачем  читаем про глобальные проишествия,почему можно бесконечно смотреть на огонь,текущую воду и плывущие облака,почему человек ленив и откуда  в нем энергия ...Вообщем нестандартное объяснение сути человека и природы окружающего))).Написано еще и  с юмором к тому же.До сих пор перевариваю и думаю что через неск.лет обязательно еще раз перечитаю.

0

47

shurik написал(а):

Поняла почему дети жестокие

Почему  же?

0

48

Admin
Это надо книжку почитать,в двух словах я не объясню.И своими словами наверняка получится не то(((.

0